Киты красиво покидают рынок биткойна

25.12.2017

Мы могли заметить, как на пике своей популярности Bitcoin потерял сразу несколько очень крупных инвесторов - пионеров криптовалютного рынка. И касается это не только биткойна но и других криптовалют. Эмиль Ольденбург заявил, что теперь будет инвестировать в Bitcoin Cash, а Чарли Ли продал токены якобы для того, чтобы избежать конфликта интересов на рынке, пишет crypto.pro

Как пишет колумнист Bloomberg Лайонел Лорент, всех этих инвесторов-первопроходцев объединяет попытка выставить слив криптовалюты, как некий благородный поступок, а не просто фиксацию прибыли. Возможно, так оно и есть. Однако время для этого выбрано чрезвычайно удачно. За 2017 год биткоин взлетел с $950 до $17 000, а лайткоин — c $4 до $330.

"Похоже, мы имеем дело с достаточно заметным трендом. На рынке отмечается сокращение количества суперкрупных портфелей биткоинов, принадлежащих серьезным игрокам, но это происходит именно в то время, когда Уолл-стрит отчаянно пытается начать зарабатывать на биткоинах, а обычные люди закладывают свои дома, чтобы сделать ставку на перегретом рынке", - отмечает автор

После изучения крупных биткоин-портфелей за этот год, он заметил резкий рост числа портфелей, состоящих из долей биткоина. А вот ряды криптобогачей поредели. На рынке стало больше пескарей, но меньше китов, баланс сместился в сторону простых людей.

"Если этот тренд со­хра­нит­ся, будет труд­но иг­но­ри­ро­вать ощу­ще­ние, что опоз­дав­шие, вкла­ды­ва­ю­щи­е­ся в бит­ко­ин в конце 2017 года, не так про­ни­ца­тель­ны, как те, кто вы­хо­дит из этого ак­ти­ва", - пишет Лайонел Лорент

Луч­шие и самые яркие умы Уо­лл-стрит счи­та­ют, что они могут пе­ре­хит­рить рынок, ис­поль­зуя тех­ни­че­ский ана­лиз, бир­же­вой ар­бит­раж и де­ри­ва­ти­вы. Обыч­ные люди по­ла­га­ют, что актив, на­зва­ние ко­то­ро­го у всех на устах, поз­во­лит им за­ра­бо­тать на ран­нюю пен­сию. Но, может быть, те иг­ро­ки, ко­то­рые дей­стви­тель­но склон­ны брать на себя боль­шие риски и уже были воз­на­граж­де­ны за свою храб­рость, оста­вят осталь­ных в ду­ра­ках.