Леди Гамильтон или Почему первый Российский император убил свою шотландскую любовницу?

Петр Великий (правивший с 1682 по 1725 год ), первый правитель Российской империи, был шокирован, когда увидел ужасную картину возле одного из своих дворцов: труп маленького ребенка, задушенный и завернутый в платок. Это произошло в 1716 года; в то время никто не знал, кем был этот несчастный младенец.

И только спустя пару лет вскрылась правда: ребенок принадлежал Леди Гамильтон, или, как ее называли в России, Мария Даниловна Гамонтова. Мария была не замужем на тот момент, но кто же был тогда отцом ? Как писал российский журналист и писатель Михаил Кубеев в своей книге « Великие преступления» , «это мог быть собственный ребенок Петра». Согласно государственным законам того времени, за убийства младенца королевской крови Мэри должна была быть подвергнута анафеме и похоронена заживо.

Предистория

Предки Марии, члены семьи Шотландских Гамильтонов, переехали в Россию во время правления Ивана Грозного (1547-1584) и десятилетиями служили русским царям.

Как отмечали летописцы того времени, Петр не мог не заметить молодую и прекрасную Марию и «увидел в ней некоторые черты, которые спровоцировали похоть в нем». Другими словами, Мария стала любовницей Петра, правда через какое-то время она решила прервать эти отношения.

У Петра было постоянно много дел. Его жена Екатерина не была ревнивой; в конце концов, у нее тоже появились «увлечения на стороне». Поэтому она иногда даже проявила доброту к любовницам Петра, включая Мэри, ведь после всех своих «приключений» он всегда возвращался к жене. В итоге любовные отношения изжили себя .

После того, как все закончилось с Петром I, Мария влюбилась в Ивана Орлова, но их отношения были обречены с самого начала. Грубый пьяница, он часто избивал ее. Как позже призналась Мария, она начала «обкрадывать Ее Величество - разные вещи и золотые монеты», чтобы задабривать Орлова подарками.

Однако у Мэри были проблемы и по-серьезнее: средств контрацепции не существовало в начале XVIII века в России, поэтому она беременела, как минимум, три раза. Первые две беременности она прерывала, «лекарством, которое я брала у дворцовых врачей, притворяясь, что я нуждаюсь в них по другим причинам». Но с третьей беременностью это не сработало (в течение нескольких месяцев она скрывала признаки беременности под широкими кринолинами и оборчатыми юбками) .

Никто точно не знал, кто являлся отцом ребенка. Некоторые историки, говорят о Кубееве, кто-то, называл Петра, так как царь все еще встречался с Мэри , хоть и редко, но другие утверждают, что наиболее вероятным отцом ребенка был Орлов. В любом случае, рождение незаконнорожденного младенца закрыло бы вход в императорский дворец навсегда.

Нонсенс заключался в том, что именно Орлов раскрыл правду о Марии, но из трусости, а не из благородства.

Согласно Русскому биографическому словарю «однажды Император сильно рассердился на Орлова за то, что потерял документ». Сам же Орлов считал, что он страдает от гнева императора из-за его отношений с Марией, и поэтому решил рассказать Петру о последней беременности Марии, защищая свою «шкуру» . Петр вспомнил мертвого ребенка, найденного несколько лет назад, и стал подозревать Гамильтон.

В результате Марию схватили и стали пытать, причем очень жестоко и в присутствии царя, в итоге женщина призналась, что убила ребенка и крала у императрицы (стоит отметить однако, что она осталась верной Орлову, заявив, что он не имеет к этому никакого отношения и ничего не знал - хотя сам граф все это время обвинял ее).

Петр не простил свою любовницу и не пощадил. Хотя даже его жена Екатерина просила пощади для нее. Речь императора перед казнью была сдержана и очень спокойна. После чего палач сделал свое дело.