Как миссис Хемингуэй с деревом воевала,

24 July 2019

Действующие лица и участники событий:

1. Сейба, священное дерево, которое нельзя обижать

Ceiba pentandra, сем. Bombacacea indígena в городе Матанзас, фото: Ирина Захарова
Ceiba pentandra, сем. Bombacacea indígena в городе Матанзас, фото: Ирина Захарова

Сейба — Ceiba pentandra, сем. Bombacacea indígena — высокое, до 30 метров, дерево-индивидуалист: обычно растет поодаль от других деревьев, не сбиваясь в рощи.

Семена сейбы на Кубу завезли, скорей всего, африканские рабы. По крайней мере, Ceiba pentandra происходит из Западной Африки, в отличие от остальных сейб, произрастающих в тропических регионах Америки.

Сейба почитается во всех религиях Кубы: и в синкретических афрокубинских культах, и в местном католицизме, вобравшим в себя африканские и индейские черты.

Особенно сильно сейбу почитали в сельской местности, считая покровительницей всего живого, отвечающей за плодородие людей, животных и растений. Крестьяне называли сейбу Матерью деревьев и людей, Деревом божественной силы, Деревом, дающим жизнь, Благословенной, Священной, Матерью мира, Небесным столбом. Сейба считалась жилищем и троном главных божеств — и христианских, и афрокубинских.

Народные поверья представляют сейбу как доброе и могущественное божество, но с нежной и ранимой душой: "Сейба плачет, когда ей наносят оскорбление". Поэтому среди кубинских крестьян считалось, что сейбу нельзя обижать. Запрещалось относиться непочтительно, срубать, колоть, обрывать листья. Крестьяне не трогали сейбу, даже расчищая участки под посевы или пастбища. Из ее древесины не строили дома, не делали мебель, не вырезали посуду или орудий труда. Впрочем, последнее объяснялось скорее тем, что древесина сейбы не слишком для всего этого подходит. У сейбы могли почтительно попросить кору, ветки или листья для лечения болезней.

2. Дом Хемингуэя на Кубе, Финка Вихия

Эрнест Хемингуэй с детьми и котиками на фоне своего кубинского дома
Эрнест Хемингуэй с детьми и котиками на фоне своего кубинского дома

Хемингуэй прожил на Финке Вихия с 1939 по 1960 год. Усадьбу сначала взяли в аренду, потому что Хемингуэй не был уверен, что хочет обзаводиться на Кубе собственным домом. В отличие от жены писателя вполне устраивали отели. А вот Марте Гэллхорн, третьей и на тот момент действующей жене Хемингуэя, хотелось семейного уюта в собственном гнездышке. Она подобрала дом, сделала там ремонт и обстановку на свой вкус. После этого Хемингуэю понравилось там жить, так что со временем они выкупили дом у хозяев, а затем несколько раз прирезали к нему дополнительные участки земли, чтобы расширить сад.

Финка Вихия стала домом, в котором Хемингуэй дольше всего прожил в своей жизни. С Мартой они развелись, причем со скандалом и взаимными претензиями. Марта стала единственной бывшей женой Хемингуэя, с которой не удалось сохранить теплых дружеских отношений. А у дома появилась новая хозяйка, Мэри Уэлш. Через год после смерти Хемингуэя (1961) Мэри подарила дом правительству Кубы, и в нем открыли музей.

Вот более современный снимок фасада. Перед домом мы видим упитанное дерево. Скорей всего, это — та самая сейба.

Фасад дома и сейба на переднем плане
Фасад дома и сейба на переднем плане

Навряд ли Хемингуэй знал и верил, что сейба — священное дерево, которое нельзя обижать. Вероятно, ко времени этой истории (1950-ые гг), религиозное почтение ослабело и в крестьянских душах. Но Хемингуэй был, как сейчас сказали бы, сторонником Naturgarden или естественного сада. То есть, придерживался точки зрения, что не надо мешать растениям расти, как им нравится. А у сейбы мощные корни, и, видимо, в поисках воды один из них зашел под дом и принялся ломать пол. Лежавшая на полу плитка вспучилась. Хемингуэй отнесся к этому философски. Мол, убедившись, что воды здесь нет, сейба подберет корни, и тогда останется только перецементировать пол. Но миссис Хемингуэй не могла с этим смириться, полагая, что "неровные полы были признаком невежества еще в каменном веке".

3. Миссис Хемингуэй

Тут свидетельские показания расходятся. Большинство вспоминает, что дело происходило при Мэри Уэлш.

Эрнест Хемингуэй со своей четвертой женой Мэри Уэлш и котиком на фоне Финки Вихия
Эрнест Хемингуэй со своей четвертой женой Мэри Уэлш и котиком на фоне Финки Вихия

Но садовник Хемингуэя, Пичило, настаивал, что драма состоялась при участии предыдущей миссис Хемингуэй, Марты Гэллхорн:

Марта Гэллхорн, третья жена Хемингуэя
Марта Гэллхорн, третья жена Хемингуэя

Обе миссис Хемингуэй были решительными женщинами и военными корреспондентами. Хемингуэю нравились сильные волевые женщины, способные составить компанию, например, в охоте на льва в африканской саванне. И Мэри, и Марта не просто не побоялись бы пустить в дело оружие, но прекрасно умели с ним обращаться. Ни одна из них не могла допустить, чтобы в ее доме какое-то дерево вело себя, как ему вздумается.

Поскольку муж запретил трогать дерево, миссис Хемингуэй улучила момент, когда он уехал из дома, по одной из версий, на свою любимую рыбалку. И принялась усмирять сейбу с помощью садовника Пичило и людей из деревни. Они согласились из желания помочь бедной женщине навести порядок в доме. Кроме того, идея сводилась к тому, что сейбу обижать никто не станет. Они просто выкопают под корнем глубокую яму, затолкают его поглубже, а потом завалят чем-нибудь тяжелым, чтобы он перестал ломать пол.

Стоило снять пол и начать раскопки, корень вздыбился. И пошел в отказ укладываться как бы то ни было вообще. Как его не трамбовали, корень упорно сопротивлялся. Тогда его решили отпилить.

Но, не успели они закончить, на пороге возник хозяин дома, вернувшийся раньше ожидаемого.

Говорят, Хемингуэй взревел. Еще говорят, в гневе он был страшен, так что все боялись, и даже миссис Хемингуэй попугивались. Легенда гласит, что, взревев, Хемингуэй схватил ружье и погнал вон садовника со товарищи. Затем объявил ослушнице-жене, что ноги его не будет в этом доме, а еду с выпивкой пусть приносят к бассейну.

На миссис Хемингуэй потом было наложено послушание: она должна была ежедневно вставать возле сейбы на колени и просить у нее прощения. Норберто Фуэнтес, пересказавший эту историю в книге "Хемингуэй на Кубе" поэтому предполагает, что сейбу обидела Мэри, а не Марта. Марта, мол, была слишком горда, чтобы на такое согласиться даже ради того, чтоб утихомирить мужа. А спиленный корень, по слухам, до сих пор висит в доме над дверью венецианской комнаты.

Хемингуэй выпивает с котиком
Хемингуэй выпивает с котиком

Текст: Инна Суворова. Вступление О канале и его авторах и другие заметки о кубинской жизни Хемингуэя:

Кубинский сад Хемингуэя
Синий марлин, или что за рыбу ловил на Кубе Хемингуэй и его герои
Кохимар: место и рыбаки, вдохновившие Хемингуэя написать "Старика и море"
Любимый бар и коктейль Хемингуэя