Равнодушие, терпение и практичность: как лечится обострение дружбы народов

Постер
Постер

С начала июля на подмостках шоу-политики ближнего зарубежья главными звёздами были внезапные грузины с сорвавшейся башней и вечно неунывающие малороссы. С горячими закавказцами чуть до драки не дошло. Ну, с Зеленским-то так — чисто поржать, зато вдоволь.

Но, как и положено любому хайпу, всё притихло и вернулось в штатный режим.

Особенно показательно, что грузинский хайп на тормозах спускала именно Москва. По простой схеме: изумление, точечный удар поддых (закрытие авиасообщения, увод туристических денег), примирительное «попейте водички» и, наконец, ни к чему не обязывающая великодушная морковка про вероятность отмены визового режима когда-нибудь.

Причём всё это — в стилистике «не повернув головы кочан и чувств никаких не изведав».

***

Нет ли в этом малодушия и ущемления национальной гордости великороссов?

Нет. Если не считать национальной гордостью мелкогопнические повадки. Ядерной державе и без несоразмерной Грузии есть с кем причиндалами померяться.

При этом у России, конечно, есть куча объективных забот со своим ближним зарубежьем. Ведь грузинские и украинские представления — это всего лишь местечковая самодеятельность, звонкая и бессмысленная. А у нас даже с официальными союзниками по интеграции не безоблачно. Гляньте только, как неистово торгуется и фрондирует Лукашенко, как тихо мутят что-то своё братья-казахи. А «это тебе не Соболевская, там — лежбище».

И что теперь — Путину со всеми играть в «жандарма Евразии»? Чтобы что?

***

Доминирование на постсоветском материке и его интеграция — да, безусловный приоритет путинской политики.

Но ближние соседи — это не однородная масса «бывших союзных республик». Они сильно разные. И даже народная память о едином советском прошлом если не притупилась, то относится уже именно к прошлому.

Лихим кавалерийским наскоком и унификацией подходов тут ничего не сделаешь. Да и не наш это метод — ведь Путин ругает Америку и её глобализацию именно за такое слоновничанье в посудной лавке.

И если уж международных партнеров Путин поучает, что пришло время «глобализации суверенитетов», то логично видеть тот же принцип — «интеграции суверенитетов» и в ближнезарубежной политике, раз уж так сложилось. И вот тут с каждым суверенитетом придётся по-своему неповторимо обходиться. С кем-то форсировать воссоединение, кого-то деятельно побуждать, а какой-то ломоть и отрезать.

Единственная константа во всём этом тактическом многообразии — это сама Россия. Её постоянная функция — быть ядром притяжения. Внутренне совершенствоваться и систематически доказывать соседям, что им невыгодно от нас уворачиваться. Доказывать терпеливо и рационально, можно и кнутом, и пряником — что мы и наблюдали в скоротечной июльской истории с Грузией.