Киберозой
501 subscriber

Стюарт Слейд. "Пантеоцид". Перевод. Глава 76

162 full reads
286 story viewsUnique page visitors
162 read the story to the endThat's 57% of the total page views
8 minutes — average reading time

"Пантеоцид"

Стюарт Слейд

(Перевод: В. Тимофеев. Дисклеймер)

1 || 2 || 3 || 4 || 5 || 6 || 7 || 8 || 9 || 10 || 11 || 12 || 13||14 || 15 || 16 || 17 || 18 || 19 || 20 || 21 || 22 || 23 II 24 || 25 || 26 || 27 || 28 || 29 || 30 || 31 || 32 || 33 || 34 || 35 || 36 || 37 || 38 || 39 || 40 || 41 || 42 || 43 || 44 || 45 || 46 || 47 || 48 || 49 || 50 || 51 || 52 || 53 || 54 || 55 || 56 || 57 || 58 || 59 || 60 || 61 || 62 || 63 || 64 || 65 || 66 || 67 || 68 || 69 || 70 || 71 || 72 || 73 || 74 || 75 || 76 ||

Штаб Экспедиционной армии человечества, Рай.

— Два километра? — осторожно уточнила генерал Асани. Она своим взглядом оценила снимки «Глобал Хоуков» и согласилась с правотой аналитиков. Делящие Вечный Город на сектора главные улицы имели именно такую ширину.

— Два километра в ширину и прямые как стрела. Три с севера на юг, три с востока на запад. Они соединяют врата — вернее, это делают боковые. Центральные прерываются дворцом Яхве вот тут, посередине. Улицы делят город на шестнадцать блоков, а дворцовый комплекс семнадцатый, — в голосе аналитика сквозило недовольство. Ему не нравилась столь дотошная проверка его работы. Большая модель Вечного Города появилась в основном его трудами, и он считал ее высшим достижением в карьере. В конце концов, куда еще выше?

— Значит, триста семьдесят пять километров на ребро каждого блока? А эти двадцать километров в ширину? — генерал Петреус ткнул в угловые редуты внешних стен города.

— Так точно, сэр. Надвратные башни тоже двадцатикилометровые. И каждая башня девять километров в поперечнике. Как они открывают и закрывают врата километровой ширины, мне неведомо. Неважно, насколько они уравновешены, инерция должна быть чудовищной.

— Вероятно, целиком они их и не открывают. Держу пари, что на гигантских створках найдутся двери поменьше, — улыбнулась Асани. — Мы так делали в наших крепостях.

— Каждый блок повторяет структуру города в целом. Разделен дорогами примерно километровой ширины на шестнадцать секций чуть менее девяноста пяти квадратных километров каждая. Каждый субсектор поделен на шестнадцать суб-субсекторов дорогами пятисотметровой ширины. Площадь суб-субсектора — около двадцати квадратных километров. Плотность населения разная. Где-то всего четыре дворца, в иных десятки. По всему городу раскидано нечто вроде храмов. Что, конечно, вряд ли удивляет. Мы примерно оценили численность населения и полагаем, что в самом Городе обитает около двухсот миллионов ангелов.

— Две сотни миллионов, — Петреуса число, похоже, ошарашило. — Это все больше походит на сущий кошмар.

— С помощью дорог мы можем разделить Город на изолированные блоки и брать один суб-субсектор за другим. Хотя, конечно, уличные бои будут тяжелыми, — говоря, Асани считала возможные потери. Ответ ей не понравился.

— Сейчас мы снаряжены для боя с ангелами и демонами лучше, чем в Хите. У нас есть способные бить их винтовки, — Джексон выглядел подавленным. Он тоже подсчитывал потери и, в силу разности взглядов, получил отличный от Асани результат. — И у ангелов нет боевого духа демонов.

— Майкл, мы этого не знаем, — в голосе Асани читалась нотка предупреждения. — До сих пор это было правдой, но бои шли не в их городе. А теперь война идет на их земле, в их святом граде. Нельзя полагаться на их капитуляцию. Куда им отступать?

— Верная мысль, Асани, — Петреус снова осмотрел большую модель. — Бежать им некуда. Нельзя рассчитывать лишь на их сдачу. Но нам следует подумать о другом. Дворец Яхве в центре города. Прямо посередине. Он стоит в чем-то вроде парка, двести квадратных километров с озером рядом. По пути туда нам придется преодолеть шестьсот пятьдесят километров городской застройки. Это больше запаса хода танков. Для снабжения фронта нам потребуется каждый тяжелый грузовик. Конечно, мы можем открывать порталы и перебрасывать груз прямо с Земли, но снабжение войск все равно останется тяжкой задачей.

— Но я хотел обсудить с вами кое-что еще, — продолжил Петреус. Он простучал по клавиатуре на столе, оживив занимающие стену за ним электронные экраны. Карта показала сходящиеся на квадрате Вечного Города широкие синие стрелки. — Все три группы армий идут на позиции. С ними и воздушными операциями мы методично отрезаем Город от поставок. На данный момент мы еще не вышли на дистанцию прямой видимости. По крайней мере, официально. Неофициально же ловим передачи, дающие предположить наличие у ряда стран секретных частей на обзорных точках вокруг города.

Тут Петреус заметил, что взгляды Джексона и Асани забегали. Дайте догадаюсь, и у вас двоих тоже?

— Мы отправили несколько разведчастей к стенам города, — покаянно созналась Асани. — Мое правительство настояло выдвинуть их для проверки получаемых данных.

— Могу искренне заверить, что Вооруженные Силы Ее Величества не ведут тайных операций у стен Вечного Города, — тоном праведника заявил сэр Майкл Джексон. Асани резко повернулась к нему и подняла брови.

Петреус улыбнулся.

— Что ж, вижу, ОВС оправдывает репутацию. Полагаю, этого следовало ожидать. Коалиция таких размеров невозможна без подобных вещей. Просто проследите, чтобы эти группы не наступали друг другу на пятки. Асани, Майкл, мне все равно, как вы это сделаете, но организуйте работу данных отрядов без взаимных помех. Кстати, кому-то стоит посоветоваться с нашим другом Гаем Юлием Цезарем. Он нанял достаточно погибшего спецназа для устройства чего-то эдакого. И не из тех, кто упустит шанс.

Высший Храм, Рай.

В голове Михаила-Лан гремела единственная фраза. Дело в Сомнении. Хороший вопрос — кто усомнился. Заполнившие Тронный Зал облака статических разрядов более-менее стабилизировались, но ни одна сторона не получила явного перевеса. По лицу Михаила струился пот, не только от усилий его и союзников, но и от растущей температуры – неизбежной после столь мощного выброса энергии. Даже с учетом отводящих тепло подобно радиатору невероятно толстых мраморных стен, силе нужно было куда-то деваться. Он со внутренним кругом быстро истощал ресурс, и сколько они еще продержатся — большой вопрос.

С другой стороны — не меньший вопрос, на сколько хватит Яхве. Творилось беспрецедентное: Яхве загнан в глухую оборону, и его некогда способные сломить любого противника ресурсы иссякали. Михаил подбодрил себя мыслью, что день удался. Даже если Яхве переживет битву, свидетели сумеют извлечь урок из ошибок Михаила, и однажды Яхве падет. Беда в том, что при победе Михаила тот же подход могут применить и против него. Чем бы все сегодня ни окончилось, старым традициям Рая больше не жить.

Слушать музыку из клуба «Монмартр» становилось сложнее. Схватка энергий глушила передачу. Треск и вой статики прерывали музыку, и этой проблемы Михаил не ожидал. Весь его план полагался на синхронизацию умов союзников с его собственным через трансляцию. С ней ментальная энергия передавалась максимально эффективно. А раз статика забивает музыку, теряется и синхронизация, и вместе с нею перевес над Яхве.

Сквозь треск Михаил услышал, как музыка снова сменилась. Несколько мгновений ушло на узнавание — но, когда это случилось, архангел словно встретил старого друга. Заиграла тема из фильма «Зулусы». Одного из его любимых, картину регулярно крутили в кинозале «Монмартра». Разум Михаила перенесся к концу фильма, когда британские красномундирники приняли последний бой и поливали огнем массу разъяренных зулусов. Он почти слышал отдающего приказы сержанта.

«Первый ряд — пли! Средний ряд — пли! Задний ряд — пли!»

Сцена боя из фильма "Зулусы". Источник: YouTube
Сцена боя из фильма "Зулусы". Источник: YouTube
Сцена боя из фильма "Зулусы". Источник: YouTube

Вот как поступили бы люди. Михаила-Лан озарило вспышкой понимания. Он получил ответ.

— Народ, приготовились ударить вместе. Каждой каплей энергии. Но не держим. Бьем изо всех сил, немного отдыхаем и бьем заново, в ритме музыки, — до сих пор они поддерживали непрерывный натиск. Но если перейти на импульсы, использовать энергию всплесками вместо постоянного потока, может получиться. — Готовсь... бей!

Михаил вложил в удар всю силу до крупицы. Союзники сделали то же самое, и совместный натиск сдвинул сверкающую стену к Яхве. Недалеко, всего около фута, но определенно сдвинул. Результат любопытно отразился на стене – узкой полосе, где выбеленный камень встречался с потемневшими самоцветами. Команда Михаила расслабилась, Яхве начал отвоевывать пространство, но музыка взяла новый аккорд, и отряд дал импульс. Получилось, черно-белая полоса стала шире.

— Давайте, друзья, действует, — Михаил погрузился в ритм боя, дирижируя импульсами в темпе музыки и выдавая мощные всплески, медленно, но верно работающие. Каждый приносил еще немного места, каждый перерыв давал еще меньше потерь. — Бей!

Полоса на стене стала шире, и отряд Михаила шагнул вперед. От камня под ногами шло ощутимое тепло. Нефритовый пол обжигал даже сквозь сандалии, но это не имело значения. Михаил знал, как знал и каждый боец его команды — Яхве отступает. Ход битвы медленно переломился в их пользу.

Изменение пришло внезапно. Защитная стена Яхве рухнула. Там, где Михаила со товарищи от Безупречного Трона некогда отделял плотный барьер, остался пузырь энергии. Но это еще не конец. В начале схватки Михаил тоже был зажат в силовом пузыре, но сумел пробиться. С помощью друзей, отдавших ему всю силу до предела и даже больше. Не занятой боем частью сознания Михаил продолжал удивляться. Они могли остаться в стороне и получить шанс выжить при провале. Но вместо того встали рядом. Это дало архангелу повод для многих раздумий, но сознание никак не покидала одна тяжкая мысль.

Я не заслужил таких друзей.

Импульсы энергии Михаила и его отряда со всех сторон били в защитную сферу Яхве. Та мерцала, поверхность шла рябью. Но важнее всего — сфера сжималась. Каждое попадание делало ее меньше и слабее, а цвета — тусклее и привычнее. Атакующие тоже теряли энергию, но медленно одолевали барьер. Их импульсы сохраняли разноцветье, хотя и знакомого свидетелям битвы спектра. А кокон Яхве контрастом показывал обширные пятна ярко-белого.

Сквозь треск и завывания силовых разрядов Михаил-Лан услышал рев, перешедший в нарастающий стон боли. Яхве стоял в центре шквала энергии, и энергия та сокрушала барьер. А вместе с ним и Яхве. Сфера целиком побелела, но ее продолжали штурмовать потоки всех семи цветов видимого спектра. Натиск усилился, и стон перешел в вой агонии. Он становился громче, но при этом колебался и дрожал от жуткого давления. Несмотря на размер и невообразимое могущество, Яхве умирал.

И тут сфера лопнула. Силовой пузырь Яхве просто исчез. Перегруженный брошенной в него энергией и поглощенный ею, он распался. Яхве накрыло потоком молний. Они раздавили его, захлестнули, повергли. Когда все кончилось, от некогда царившей в Тронном Зале могучей фигуры осталось тело размером не больше самого крупного ангела. Оно неподвижно застыло на троне.

Лайла-Лан отделилась от группы у подножия трона, простучав каблуками по нефриту. Взметнулся бич — как несколько минут назад, но сейчас он обвил ногу Яхве. Лайла потянула, намереваясь стащить тело с трона, но ей не хватило сил. Другие пришли на помощь, и вместе они стянули недвижный серый куль с пьедестала на пол.

Михаил взирал на мертвое тело с чем-то весьма близким к неверию. Казалось невозможным, что после всех приготовлений и маневров битва наконец действительно закончена. Он не смог удержаться от мимолетной мысли — а что дальше? После стольких веков планирования свержения Яхве успех едва не обескураживал. Но долго мысль не продержалась. Люди еще здесь, и мой долг не дать им взорвать Вечный Город. Затем Михаил огляделся и увидел, как вокруг тела Яхве медленно собирается толпа ангелов. Они потерянно и в замешательстве таращились на труп.

— О Великий и Бесподобный Отец Наш.

Михаил обернулся к говорившему. Им оказался принявший подобострастный вид Рагуил. Как типично для него. Выслуживается, когда битва окончена. Вернейший сторонник Яхве и первый перебежчик после его свержения.

Михаил подавил ненужные мысли.

— Меня зовут Михаил, помнишь? Мы прошли все это ради избавления от подобного нелепого позерства, — он помолчал и повторил максимально выразительно. — Меня. Зовут. Михаил.

Архангел оглядел толпу, оценив настроения. Прямо сейчас нужно было кое-что сделать, один из его отряда заслужил должную награду.

— Лайла-Лан. В моем внутреннем круге ты единственный эрелим. И все же ты первой явилась сюда и первой нанесла удар Яхве. Я возвышаю тебя до Хайот Ха-Кодеш, первейшего чина среди архангелов, — генерал протянул руку и возложил ей на голову. К удивлению Михаила, он ощутил ток энергии, а Лайла прибавила в росте. Может, возвышение — не просто слово? Михаил искренне не знал.

— Если хотим выжить, придется многое сделать. Сперва мы должны тут прибраться, — он глянул на лежащее перед ним тело. — Кто-нибудь, скиньте это в озеро. Где старший каменщик? Захараил-Лан, убери этот трон, сломай, разбей — как тебе угодно. Мне все равно. Просто избавься от него и тоже сбрось обломки в озеро. Утяжели ими тело Яхве. Далее, на старом постаменте трона я хочу стол и набор сидений. Подходящих по размеру для нас. Отныне Рай будет управляться через дебаты и решения свободных жителей. А не капризами тирана. Здесь сядет совет, и за ним сможет наблюдать каждый.

Михаил-Лан помолчал и снова огляделся.

— Рафаил-Лан, когда придешь в себя, у меня для тебя особое задание. Лети к командиру людской армии и передай, что мы сдаемся. Скажи, что я объявляю Вечный Город открытым. Отпора не будет, и мы откроем врата для его армии, как только поймем принцип их работы. А если не поймем, то попросим его помочь их взорвать. Перед уходом обязательно найди самый большой белый флаг, и маши им изо всех сил. Иначе они наверняка быстро тебя собьют.

— Мы сдаемся, о Все... Михаил? — озадаченно и чуть воинственно уточнил Рагуил.

— Разумеется. Мы как можно скорее заключим мир с людьми — пока они не начали стрелять. Помнишь судьбу Неодолимого Легиона Света? Они его уничтожили. Так решительно, что дым его гибели до сих пор чернит наше небо и холодит воздух. Они сделали это единственной бомбой, и далеко не самой мощной. Хочешь увидеть удары по городу самых мощных? А они ударят. Изучат город и решат, что брать его штурмом бессмысленно. Так что они просто взорвут его и нас вместе с ним. Вот почему мы сделали то, что сделали. Останься Яхве у власти, он бы убил всех нас.

Но план требовал последних шагов, и Михаил о них не забыл, несмотря на застилающую разум пелену усталости.

— Гавриил, разнеси весть о случившемся. Скажи всем, что Яхве мертв, что не будет больше массовых арестов и чисток, что кинутых Яхве в застенки выпустят. Расскажи о построенном Яхве концлагере и творившемся там. И позаботься, чтобы все узнали: судьба Неодолимого Легиона Света есть следствие этой начатой Яхве напрасной войны. Но самое главное — пусть все знают, что люди наступают, а гибель Яхве означает шанс спасти город от их удара. Только передохни перед уходом.

Рафаил-Лан и Гавриил-Лан утвердительно махнули. Михаил-Лан прошелся по растрескавшемуся полу и посмотрел на хоры и некогда украшавших зал странных существ. Картина дала понять, что для старшего каменщика есть еще работа.

— Да, Захараил-Лан. Здесь нужно больше света. Будь добр проделать несколько дыр в стенах? Как найдешь время.

— А мы? — внимание Михаила привлек мягкий, почти шепчущий голос главного певчего. — Что делать нам?

— Что хотите, — он сочувственно посмотрел на членов хора. Последние из своего рода, древней расы, некогда первой обманом соблазненной и порабощенной Яхве. А когда игрушки ему наскучили и он нашел новые, их низвергли. Кто-то еще мог уцелеть в самых глубинах Ада. Коль так, люди их найдут и позаботятся.

— Мы ничего не умеем. Только петь хвалы.

Михаил-Лан покачал головой.

— Не волнуйся, мы найдем вам достойное место.

Затем его пронзила мысль.

— Чармейн-Лан, ступай в «Монмартр» и скажи ребятам, что можно больше не играть. Поблагодари их от меня за все. Мы победили. Все мы.

_______________

Скачать PDF, EPUB, FB2

Если вам нравится перевод, прошу ставить "палец вверх", репостить и подписываться :)

#стюарт слейд #война за спасение #пантеоцид #перевод #stuart slade #the salvation war #pantheocide #фантастика #литература