Дёшево и сердито: почему террористы перестали взрываться

Предыдущие полвека мы наблюдали уже три волны терроризма: бойцы первой волны взывали бомбы или брали людей в заложники, вторая волна приняла на вооружение атаки террористов смертников и массовые расстрелы. Третья волна не похожа на две предыдущие: грузовик, который может арендовать каждый, врезается в толпу на оживленной улице. И таких атак десятки по всему миру.

Мировая пандемия

Внимание мировой общественности сейчас приковано к Ближнему Востоку, который считается главным очагом террористической угрозы. Знамя радикального джихада, поднятое ещё в начале 1980-ых в ходе войны в Афганистане перехватывают все новые организации: сначала это было радикальное «студенчество» Талибана*, за ним потянулась Аль-Каида*, теперь бои ведутся против ИГ* и его «дочек» (террористические организации, запрещенные на территории России).

Привлекательность дороги моджахеда для тысяч молодых людей на Ближнем Востоке объяснялась просто: политическая нестабильность рождает войны и экономическую разруху, в которой активные и зачастую неплохо образованные юноши не могут найти стабильного заработка. Но когда террористические акции стали принимать массовый характер в развитых странах Запада, прежняя концепция отпала.

Первой из стран Европы, столкнувшейся с новой волной терроризма стала Франция. В 2015 году редакция журнала Charlie Hebdo стала жертвой вооруженного нападения, ставшего первым в череде актов устрашения в тот страшный январь.

Новый вид атак

Основные компоненты новой тактики террористов: купленное на черном рынке оружие и боеприпасы, а также взятый в аренду или приобретённый подержанный автомобиль.

Первым массовым терактом такого типа стал наезд на толпу в Ницце в День Взятия Бастилии 14 июля 2016 года. По такой схеме были организованы атаки в Берлине, Лондоне, Стокгольме. Последним примером новой тактики стал теракт 31 октября 2017 года в Нью-Йорке, совершенный выходцем из Узбекистана.

Частота и распространение атак демонстрирует кардинально новую тактику террористов: удешевление подготовки и вовлечение новых бойцов в кратчайшие сроки. Акцент сместился с массовости жертв на достижение наибольшего общественного резонанса.

Если раньше для организации взрыва или захвата требовалось развертывание подпольных баз, пароли-явки, снабжение деньгами и оружием, то теперь для акта устрашения достаточно хорошего сайта и умения работать с целевой аудиторией. Чем не современный маркетинг?

Пригревая змею

Когда в Европе заговорили о террористической угрозе, главной причиной распространения атак назвали массовый приток беженцев с Ближнего Востока. Однако такой подход далёк от истины. Часть террористических актов была совершена мигрантами, которые на протяжении довольно длительного времени жили в благополучных странах.

Живой пример: Сайфулла Саипов, эмигрировавший в США благодаря выигранной грин-карте ещё в 2010 году. Если с беженцами и недавними мигрантами все понятно, им терять нечего, то как быть со случаями, когда террорист обосновался в стране?

История с Саиповым показательна: незадолго до атаки в Нью-Йорке он работал таксистом в компании Uber, успев совершить более 1400 поездок. Многие из террористов, как выяснилось, подобно Саипову не имели постоянной работы, довольствуясь подработкой или активно сотрудничая с теневым бизнесом.

Не имея стабильного трудоустройства, коллектива недавние мигранты чувствуют свою исключённость из общества, что вкупе с разрывом традиционных связей в диаспорах делает их лёгкой мишенью для радикальной пропаганды.

Трудоустройство террористов

Механизм трудоустройства, подобный такси Uber, не требующий постоянной связи с работодателем и высоких требований безопасности, как нельзя лучше подходит для террористов. Механизм такого удалённого привлечения новых бойцов, осуществляемый всего за несколько недель, даёт многим современным экспертам говорить об «Уберизации терроризма».

Человека, лишившегося прежних социальных связей и отчуждаемого новым обществом (вспомним риторику Трампа) без постоянной работы убеждают выйти на небольшой «газават». Для этого ему нужно немного: купить или арендовать автомобиль и врезаться в толпу в каком-нибудь людной месте. Для организации такого теракта главарям нужны лишь каналы связи (интернет) и умение убеждать.

Новые технологии

Новшества современного джихада не ограничиваются моделью привлечения. Развитие технологий позволяет по-новому финансировать «бойцов на аутсорсинге», используя для этого массовый сбор средств на проект (краудфандинг), а также возможности даркнета и совершенно неконтролируемый пока центробанками финтех.

Благодаря всем этим новшествам мир меняется у нас на глазах, но и терроризм, увы, не стоит на месте. Борьба на новом интернет-фронте потребует от государств большой гибкости и, конечно, будет угрожать свободе индивида в Сети.

В самом ближайшем будущем спор между сторонниками большей безопасности и борцами за фундаментальные права человека разгорится с новой силой. Обществу XXI века придется выбирать между хаосом и условиям, близким к антиутопии. Видимо, только сильная рука государства может остановить мировой терроризм, который превращается в поистине массовое явление.

Что это значит для России?

Единый рынок труда, формируемый на пространстве СНГ и ЕАЭС, безусловно, отвечает потребностям российской экономики в дешёвой рабочей силе. Однако мигранты из стран Средней Азии, где уже развернуты сети ИГ* – потенциальные террористы.

Сложность получения патентов на работу, волокита и более низкие зарплаты делают большинство мигрантов нелегальными работниками, с теми же проблемами, о которых мы говорили выше. Распространение и удешевление современных технологий, Интернета и смартфонов также позволяет в кратчайшие сроки готовить будущих моджахедов.

В работе по предотвращению этой угрозы России предстоит сделать немало. Несомненно, самое главное – способствовать интеграции мигрантов в российское общество, помощь в освоении языка и основных традиций.

В этом вопросе Россия имеет явное преимущество перед странами Запада: за тысячелетнюю историю мы научились находить жить мирно бок о бок с представителями других народов. Но в связи с «переползанием» терроризма в Сеть, нам стоит ожидать усиления контроля, а значит и новых ограничительных законов.

*Террористические организации, запрещенные на территории России