Их уважал и ценил Суворов, но советские историки считали бездарями

4,7k full reads
7,4k story viewUnique page visitors
4,7k read the story to the endThat's 63% of the total page views
4 minutes — average reading time
Их уважал и ценил Суворов, но советские историки считали бездарями

С советских лет как-то повелось считать, что Александр Васильевич Суворов в нашей армии был редким исключением. Лишь он вводил новаторские (для того времени) методы ведения боя, правильно обучал солдат, тогда как все прочие военачальники занимались всё больше тупой шагистикой. Дескать, Суворов готовил солдат к бою, а остальные — к вахтпараду.

То, что Александр Васильевич был личностью уникальной, признавали все его современники, равно как и те, кто жил после. Но вот считать прочих военачальников того времени бездарями — совершенно глупо. Тем более, что и сам Суворов с такой оценкой своих коллег не согласился бы.

В числе таковых стоит упомянуть русского полководца Михаила Федотовича Каменского.

Битва при Козлуджи

В книге Леонтия Раковского, по которой подавляющее большинство советских школьников (да и их родителей) впервые знакомились с биографией Суворова, в главе, посвященной сражению у Козлуджи, гению Александра Васильевича противопоставлен генерал Каменский.

Каменский во всем подражал Фридриху II, а Суворов не признавал ни прусского отношения к солдату, ни прусской палочной учебы, ни прусской линейной тактики. Каменский делал переходы днем, Суворов - ночью. Каменский слепо верил лишь в одно линейное построение, а Суворов предпочитал колонны и батальонные каре. Каменский по прусскому образцу готовился обороняться, маневрировать, отходить - Суворов держался своего всегдашнего правила: идти вперед прямо на врага.

Из рассказа можно понять, что Каменский (в силу своей бездарности) только мешал Суворову, а сражение Александр Васильевич выиграл в одиночку, ночью опередив войска своего «коллеги» и самостоятельно напав на турок.

Удивляться после этого, что отношения читателя к Каменскому было навсегда испорчено, не приходится.

Однако, надо сказать, что это откровенный поклёп на русского генерала. Кстати, сражение при Козлуджи считается победой именно Каменского, поскольку он был старшим и руководил боем. Обе дивизии сражались вместе, никто ни от кого не убегал, и вместе одержали славную победу: 24 тысячи разгромили 40 тысяч турок.

Едва ли правильно считать Каменского никудышным полководцем, особенно если учитывать, что до битвы при Козлуджи, равно как и после неё, он одержал немало побед в той самой войне.

Судите сами: в июне 1773 года Каменский громит превосходящие силы турок под Журжей, в сентябре под Турно, в мае следующего года разбил турок при Абтате, а в июне — при Базарджике. После победы при Козлуджи корпус Каменского окружил турецкого визиря в Шумле и принудил его к подписанию мирного договора. Так и закончилась та война. По итогам компании Каменский удостоен орденов Святого Георгия 2-й степени и Святого Александра Невского.

Едва ли кто-то станет спорить, что военачальник, столько славных дел совершивший, мало похож на персонаж, изображенный в книге Раковского.

Справедливости ради, надо признать, что Михаил Каменский отнюдь не так уж и выделялся своими победами из числа других военачальников той войны: таких как он в то славное время было немало, можно даже сказать — большинство.

Ученик Фридриха

Михаил Федотович Каменский после Семилетней войны действительно был отправлен в Пруссию изучать устройство тамошней армии и, главное, их систему обучения. Был отмечен лично императором Фридрихом II, который после Семилетней войны к русской армии, её солдатам, офицерам и генералам испытывал очень глубокое уважение.

Не следует думать, будто в русской армии к прусскому императору относились с таким же презрением, каковое мы могли наблюдать у советских историков. Фридриха Великого уважали, так как уважают сильных, но побеждённых противников. И нет никаких подтверждений о том, что Суворов отзывался о прусской армии и её полководцах (включая императора) пренебрежительно. Хотя и в чём-то не соглашался.

Надо заметить, что биография Каменского и Суворова очень похожи. В том числе и тем, что оба были не из самых богатых и знатных семей, и дорогу в жизни себе пробивали сами.

Оба начали военную карьеру в Семилетнюю войну, после которой командовали полком.

Оба потом воевали в Польше против «конфедератов», а дальше их судьба свела вместе в русско-турецкой войне 1768-1774 годов. О чём упомянуто выше.

В следующей войне с турками Каменский одержал славную победу при Гангуре. Но дальше его карьера не задалась

Тяжелый характер в эпоху интриг и переворотов

По отзывам современников Каменский был человеком очень храбрым и решительным, хорошо образованным, в военном деле считался хорошим тактиком (с таким-то числом побед — неудивительно), хотя и не тянул на самостоятельного полководца. Но при этом все отмечают его очень тяжелый и неуживчивый характер. Упоминали, что было у него много странностей, причём, опять же снова вплывал Суворов. Поскольку про странное поведение Суворова в то время ходило много удивительных (и не всегда правдивых) историй, и немало людей ему подражало в этом. Утверждают, что и Каменский не был исключением.

В ту эпоху с таким характером было сложно, потому Каменский то и дело впадал в немилость, хотя потом снова возвращался на службу, которую ему приходилось оставлять.

Был он и Петербургским военным губернатором при Александре I, но быстро уволен из-за своего характера, «дерзкого и необузданного».

Когда началась война против Наполеона в 1806 году по общему требованию, именно Каменского назначили командовать армией, что уже о многом говорит. Сам великий Державин назвал его: «оставший меч Екатерины, булат, обдержанный в боях».

Но эта, последняя война фельдмаршал графа Каменского, уже не принесла славы. Михаилу Федотовичу было к тому времени 68 лет, здоровье было подорвано. Командовал он недолго, и сдав армию уехал обратно в своё имение.

Погиб фельдмаршал от руки своего крепостного, который был братом его малолетней любовницы. Что лишний раз говорит о его нравах и характере.

Сыновья

В заключении нельзя не упомянуть, что у графа было два сына и оба прославились на поле брани.

Старший сын Сергей, обычно именуемый как Каменский 1-й, пленил Костюшко. Затем участвовал в штурме Праги, под командованием Суворова, и снова отличился. Сражался при Аустерлице, затем особо отличился в войне с турками 1806-1812 годов. В войне 1812 года, Каменский 1-й назначен командовать корпусом в 3-й армии. Однако отличиться тут не довелось, после ссоры с командующим армией Тормасовым, Сергей Каменский покинул службу «по болезни».

Младший сын Николай, который, соответственно именовался как Каменский 2-й, отличился в Швейцарском походе Суворова. Потом сражался под Аустерлицем и при Прейсиш-Эйлау. Но особо Николай Каменский прославился в войне со Швецией. После чего был назначен командующим всей армией в войне с турками. В ходе которой заболел и умер.

После Швейцарского похода Суворов писал Михаилу Федотовичу про его младшего сына: «Юный сын ваш — старый генерал». Трудно сказать так же ёмко и кратко, по-суворовски.

Портрет Михаила Федотовича Каменского. Неизвестный художник. Конец XVIII века. Государственный мемориальный музей им. А. В. Суворова.

Ранее эта статья опубликована на моём сайте.

Так же рекомендую вам мою статью про одну русско-шведскую войну, в которой и отличился Николай Каменский:

В какой из войн русская пехота посреди моря воевала?