Сказки о...
178 subscribers

Скоунсквин

<100 full reads
Яндекс-Картинки
Яндекс-Картинки

Она танцевала. Изящно ступая босыми ногами в изумрудную травяную россыпь одного из островков свободного пространства средь могучих стволов и раскидистых крон. Воздух был пронизан лучами восходящего солнца и наполнен не успевшей раствориться туманной дымкой. Она плавно кружилась, словно паря или плавая в этой смеси света, воздуха и влаги. Закручивала туман спиралями, хитрыми струями свободными рукавами белого платья. Слушала дыхание жизни Леса. Наполнялась им и наполняла Лес собой. Своим присутствием. Тянулись незримые нити. Она была Лесом. И Лес был ею.

Скоунсквин. Дева Леса. Все в Лесу принадлежало ей. Залитые солнцем поляны и тёмные звериные норы. Пронизанная корнями земля и затканный кронами деревьев воздух. Все живое и все мертвое. Все текущее и незыблемо стоящее. Лес принадлежал ей.

Но и она принадлежала своему Лесу. Могучая древняя Сила Леса наполняла ее. И искала выхода. Силе нужен был проводник. Сила хотела менять мир. Это было в ее природе. Постоянство изменений и непрерывность движения. Сила бродила в Деве Леса и просилась наружу. Сильно просилась.

Скоунсквин часто, приняв облик белой птицы с красным клювом, поднималась ввысь и парила над вершинами деревьев, осматривая с высоты лабиринты лесных троп. Осматривала не просто так. Искала попавших в этот лабиринт без путеводной нити. Заблудившихся.

Зацепившись зорким взглядом за блуждающего, бросалась к земле и растворялась в лесных тенях уже в облике женщины. Наблюдала.

Поражалась, насколько неуклюжи бывали блуждающие. Ее приводило в недоумение, как многие настолько очевидные для нее вещи, могут быть не замечены ими.

Эти люди не видели практически ничего. Не видели смыслов, наполняющих все существо окружающего их Леса. Не замечали знаков, которыми щедро был усыпан их путь. Не слышали голоса Леса, отвечающего тем, кто умеет задавать вопросы.

Скоунсквин видела, как им можно помочь. Видела причины, приведшие их к блужданию, видела изнанку их света и погребенные во тьме драгоценности души. Видела направления правильных путей. Сила, что жила в ней, давала эти умения и желала вести, править, открывать дороги и раскрывать глаза.

Но была одна препона на пути Силы. Скоунсквин хотела помочь, но не решалась выйти из скрывавших ее теней. Сомневалась в том, что сможет донести, что видит и знает. Знала, что видит и знает правильно. Но как рассказать слепому о оттенках зеленого в лиственных облаках или о завораживающем переплетении нитей белого мха? Еще останавливали ее мысли о том, нужно ли это тем, кто бредет лабиринтом, не стремясь из него выйти? И такое могло быть. Ведь подчас чтобы открыть глаза и идти дальше, нужна смелость и желание. Тянуть из топи того, кто сам выбраться не стремится… Только отпустишь, он обратно сползет, безвольный.

В этот раз Скоунсквин очень долго кружила над Лесом. Было смутное ощущение – что-то должно произойти. Она вглядывалась в хитросплетение троп надеясь высмотреть причину этого ощущения. Лишь когда солнце перестало заглядывать в тенистые недра Леса, Скоунсквин направила свое кружение по снижающейся спирали. В последний миг, перед тем как влететь между верхушек лесных исполинов, взгляд ее дернуло светлое пятно с краю одной из маленьких звериных стежек. Резким ударов крыльев она изменила направление в нужную сторону.

Девочка. В белой рубахе до колен. Сидит, сжавшись в комок под кустом. Сумерки сгущаются и видно, что девочке уже совсем не по силам поднять страх, упавший тяжелой ношей на плечи и придавивший к земле.

Скоунсквин по своему обыкновению наблюдала за девочкой из укрытия. В ней боролись привычные сомнения и то, что в этот раз это был ребенок. Не поймет? Не хочет выйти из Леса? Знаков вокруг не видит?

«Но это же ребенок!» - одергивала свои привычные сомнения Дева Леса. – «Так, надо что-то делать»

Она осторожна вышла из тени. Девочка увидела ее и в первый миг сжалась еще больше, с наполненными испугом расширившимися глазами. Скоунсквин успокаивающе приговаривая, медленно двинулась в ее сторону:

- Привет, малышка. Я тебя не обижу, не бойся. Я здесь живу. Знаю здесь все. Не бойся. Как ты сюда попала? Если заблудилась, я тебя выведу.

Девочка, разглядев наконец, кто к ней вышел из темноты, маленько успокоилась. Когда Скоунсквин мягко опустилась рядом на колени, не отпрянула, позволила погладить себя по светлым волосам, по тонкому плечику.

- Как тебя зовут? - спросила Скоунсквин.

- Ивиг, - робким голосом ответила девочка.

- Как ты попала сюда? - продолжила расспрашивать Скоунсквин.

- Я цветочки рассматривала. Шла, шла и вот, - потупилась девочка.

Тем временем тьма в Лесу сгустилась. Это могло быть опасно для девочки. Надо было ее выводить.

Скоунсквин видела слегка подсвеченный в общем мраке путь, которым следовало двигаться. Он был не ярким и слабо различимым, в отличии от путей, которые Скоунсквин наблюдала у других. Но это ее не насторожило.

Она протянула девочке руку и сказала:

- Пойдем со мной.

Девочка доверчиво вложила свою маленькую ладошку в ее ладонь, и они двинулись по едва заметному пути.

Поначалу все шло вроде бы хорошо. Они уверенно продвигались вперед по удобно ложащейся под ноги тропинке. Тропка была узкая, но вполне проходимая. На ней не было бурелома, торчащих сучьев. Никто не посягал на идущих из окружающей тьмы. Как и должно быть на правильном пути.

Затем под ногами зачавкало и мерцание тропки поблекло. Оно будто растянулось по впереди лежащему пространству.

Скоунсквин поняла, что перед ними раскинулось что-то наподобие заболоченного участка. И свет подсказывал, что им туда. Это было странно. Все же она ожидала, что знает Лес и видит, как каждому пройти его без препятствий.

Она инстинктивно настороженно двинулась дальше, увлекая за собой девочку. Шла, озиралась, ища продолжение пути. Но складывалось ощущение, что мерцает уже вся поверхность под ногами.

- Ой, она живая, - послышался удивленный голос девочки позади.

- Что? - по инерции спросила Скоунсквин, оборачиваясь и смотря, в чем дело.

Девочка стояла и завороженно смотрела, как черная грязь медленно ползет вверх по ее ножкам.

Скоунсквин, только сейчас бросив взгляд на свои, увидела, что и ее ноги по колено поглощены поднявшейся грязью. Это было не так, как если ты проваливаешься, без ощущения сдавливания. Просто ноги ниже колена словно перестали присутствовать здесь и сейчас.

С таким в Лесу она столкнулась впервые. Попробовала, как в случае с обычным болотом, вернуться назад пройденной тропой. Но здесь не сложилось. Грязь отреагировала на это с еще большей скоростью поднявшись выше по телу. Время для раздумий не было.

Последнюю мысль, - "Птицей вырвусь!", - одернула тотчас.

"Не оставлю ее!"- и еще крепче ладошку Ивиг сжала. Посмотрела на нее, удивиться спокойствию девчушки не успела. С головой накрыло.

Темно.

Вот, вроде разъясниваться начало. Никакого болота вокруг. И путь ярче стал. Все вроде как обычно, но ощущения несколько не те.

Вслушалась в Лес Скоунсквин. Будто больше он стал. Слышит его как раньше, но ощущения полного понимания и присутствия нет. Словно места неизведанные открылись. Все так же она ему принадлежит, и он ей. Но будто и заново узнает.

Но несмотря ни на что надо было двигаться дальше. Что они и сделали.

Невольно погрузившись в размышления о случившемся и лишь краем сознания отслеживая подсвеченное направление, Скоунсквин не сразу обратила внимание, как все сильнее сдвинулись стены колючего кустарника по краям тропы. Сперва просвет сузился до минимально комфортного, затем еще сильнее. Внимание на странность происходящего Скоунсквин обратила, когда ветки кустарника все настойчивей принялись цепляться за складки одежды, норовили залезть в глаза, схватить за волосы. Она осознала, что им приходиться буквально продираться через почти сплошные заросли.

Скоунсквин как могла оберегала Ивиг, проламывая и раздвигая преграду. В один момент ощутила, что окончательно вязнет в этом колючем кружеве. Застыла, вся исцарапанная и обессиленная, прижимая к себе Ивиг. Внутри, пойманной в силки птицей, билось отчаяние.

Как вспышкой в сознании, оплеухой наотмашь, мысль: "Если Лес - это я, то кто держит меня?!

Перестала бороться. Глаза закрыла. Не видит уж колючей ловушки. А чувство, что не кожу ветки жалами острыми исцарапали, а внутрь пробрались. Бередят, язвят.

Вздохнула глубоко, выдохнула. Сознание вкруг раскинула. Позвала Лес, душою к нему потянулась. Не осмысленным. Ощущений жаждой. Слияния зовом. Не помощи просила. У себя как просить? Да и зачем… Понимания? Так ближе сказать будет…

На долю мгновения ощутила себя Скоунсквин колючей дланью, сжавшей в своей горсти двух путниц, взрослую и совсем еще юную. Подержала, отпустила.

Солнца лучи сквозь шатер листьев и веток ажур. Воздух светится, руками брать можно, мниться. Птаха лесная цвиркнула. Еще. И легкие звуки, шорохи окружающей жизни. Хорошо.

Открыла глаза Скоунсквин. Чистая тропка впереди и позади. Лес прозрачный во все стороны. Светом солнечным наполненный, сосновыми боками желтеет. И внутри хорошо. Исчезли жала. На Ивиг посмотрела. Смотрит та с любопытством вокруг, глазки поблескивают.

Дальше двинулись. Ночь кончилась. Солнце светит, путь совсем ясный стал. Успокоилась Скоунсквин. Как прежде и сейчас Лес не ощущает, но хорошо же вокруг.

Только успокоилась, нырнула тропа в овраг. Сразу как солнце выключили. Вот один мир был, теплым светом пронизанный, радостью солнечной окружающий. И вот другой. Сумрачный. Тенями сырыми наполненный. Деревья по краям растущие, кронами пышными словно свод пещерный создают.

Да теней ли лесных боятся Деве Леса? Спокойно повела Скоунсквин Ивиг за собой по бегущей дном оврага тропе.

Лишь только солнце окончательно потеряло возможность заглядывать в расщелину оврага, тишина накрыла все вокруг. Туман пополз хищными стелящимися языками. Тропа в нем потерялась.

Сколько-то Скоунсквин еще держала направление, но в итоге закружил туман, голову задурманил. Попытки слушать вокруг вязли в нем, не встречали смыслов и пониманий. Когда в третий раз склон оврага из тумана насмешливо выплыл, остановилась Скоунсквин. Оглянулась, глаза и все чувства до предела напрягая. Как утонуло все в тумане.

Присела рядом с девчушкой. Та смотрела серьезно, изучающе.

- Не бойся ничего, Ивиг. Туман ветром сдует или солнцем высушит, и мы увидим дорогу.

- А я не боюсь, - спокойно ответила Ивиг. - Ты мне поможешь, я знаю.

Вдруг стылым повеяло. Тени в тумане замелькали. Голоса призрачные зашелестели:

- Нееежжжная... Вкуууусссная... Ведееет ее... Зачееем ведеешшш? Наам отдааай...

Подхватилась Скоунсквин. Переступает по кругу, собой Ивиг заслоняя.

- Кто такие?! - крикнула. - Что забыли в Лесу моем?! Убирайтесь! Это мой Лес!!

- Твой... Твой... Твой... - призрачный шёпот наперебой. - Раааньше мы... Раааньше... Лиииссствой прелой кооости укроем... Лииссствой... Как мы стааанешшь...

Сквозит жутким от теней, колени мягкими становятся, подогнуться спешат. Цепенеет внутри все.

Взъярился в душе клубок огненный! Мыслью горячей душу ошпарил:

"Да что ж это! Пугать они меня будут! Раньше, не раньше... Я теперь здесь решаю, как будет!"

- Раньше, говорите? Листвой укроюсь? А и укроюсь, время придет! Что с того? Время было ваше. Раньше. Теперь я здесь. Прочь ступайте. Или оставайтесь, если по душе овраг этот. Но на пути не стойте. Не советую, - вслух сказала, распрямившись гордо и взглядом яростным туман хлестнув.

Как вспышка от Скоунсквин ударила, отпрянул туман, тенями наполненный.

- Не боится... Не боится... Не боится... - зашелестели голоса. - Самого звать надо. Приди, приди... Не боится нас... Смееелая... Сам придет, посмоооотрим...

Тень черная сгустилась. Надвинулась из тумана, уголья глаз в Скоунсквин вонзив. Прочие тени завились подобострастно вокруг.

- Пришееел... Пришееел...

Рывком черный расстояние сократил. Вплотную. Глаза багровым пылают, буравят, в нутро самое лезут. Волю взяла? Удержишь?

Плоть тени словно червей клубок. Ни голов, ни хвостов не различить. Лишь сплетения хаос. Движется, течет, скользит узлами жуткими. Страшно.

Да. Страшно Скоунсквин. Жутко. А на колени падать не хочется. Ивиг за спиной. Да и Сила внутри бурлит. Вперед зовет.

И Скоунсквин пошла. Медленно вначале, затем все быстрей. Прямо на тень черную. В уголья его пылающие прямо глядя, с улыбкой легкой в уголках губ. Страшно ли мне? Страшно. А тебе?

Уж думала столкнется с месивом жутким. Готова была. Сила комком яростным внутри собралась. Не пришлось. Отступила фигура мрачная. В тумане исчезла. И туман затем в стены оврага втянулся. Ни голосов шелестящих, ничего. Хотя нет, вот звуки жизни лесной вернулись. А вот и солнце в овраг лучиком заглянуло. Вроде украдкой, а совсем другая картина. Вылезти тени, конечно, могут. Никуда не делись. Раньше ж они. Но эффект уже не тот.

Взяла Скоунсквин Ивиг за руку и пошли они дальше. Улыбаясь да вокруг поглядывая. Только из оврага тропа вывела, тут уже и Леса край.

Повернулась Скоунсквин к Ивиг. Хотела уж было сказать - вот, вывела тебя. Замерла, слова растеряв.

Стоит девчушка маленькая. Смотрит на нее. Поплыл облик. Чудится, не девочка, женщина статная. Волос длинных серебро. На губах улыбка мудрая. В глазах вечность. Моргнула Скоунсквин. Девочка перед ней. А улыбка та же. И глаза.

Кивнула ей Ивиг. Повернулась молча и пошла в даль. Сверкнуло солнце на водопаде волос серебра, прежде чем в дымке горизонта растворилась.

Долго еще смотрела Скоунсквин в ту сторону. Бродило внутри нечто... Не совсем в стройность смыслов облаченное. Скорее ощущение глубинное. Свободно было. Леса полное понимание вернулось во всей его величине. Во всей ли? Или опять до момента, когда глубже в себя затянет живой топью. Скоунсквин предвкушающе улыбнулось этой мысли.

Сила внутри довольно пузырилась. Дождалась.

Дух захватывало, замирала суть от пониманий, что словами лишь бледнее станут.

Не стала Скоунсквин слова искать. Крикнула восторгом сладким в небо, руки раскинув. Бросилась ввысь птицей белой. Полетела, привычно сплетение троп оглядывая. Привычно, да не совсем.

Теперь знала, что делать.

Номер карты 4100 1167 8477 9834 (ЮMoney), благодарю вас за поддержку канала! :)