Сказки о...
178 subscribers

Золотой овес

Яндекс-Картинки
Яндекс-Картинки

Надо было осмотреться. Очень внимательно осмотреться. Ведь предстоял граничащий с безумием смертельно опасный шаг - высунуть нос из норки.

Да, да. Вы не ослышались. Пока только нос. Затем предстояло осмотреться еще более тщательно. Несколько раз, на всякий случай, втягивая нос под защиту тесного родного лаза.

Мышка Лина была очень осторожна. Шагу не могла ступить, не раздергав дыхание сквозняков на отдельные звуки и запахи, с определением принадлежности каждого. Если находились незнакомые, это было поводом забиться в свое убежище поглубже и отложить вылазку на потом. И еще на потом. В общем, сложновато было Лине выбраться из норки.

Но выбраться было надо. Мышку Лину постоянно тревожили яркие сны. И ладно бы снилась ей гора золотистого зерна, или душистый запах сыра вплетался в ее видения, заставляя лапки шевелиться, а хвостик возбужденно подергиваться. Или, наконец, жутчайший из возможных мышиных снов, о подстерегающей за ближайшим углом серой тени с зелеными глазами и острыми крючьями когтей.

Но тут такое дело – снились Лине сны ну очень странные. В них она ощущала себя большой. Ходила на двух задних лапах. Передними делала вообще много непонятных вещей. Большую часть снов Лина не смогла бы даже рассказать, если бы было кому. По той простой причине, что не было в ее мышиной голове подходящего понимания. Смутно догадывалась она, что сны эти не про мышиную жизнь. Тревожили они ее. Но вместе с тем подталкивали к таким рискованным мероприятиям, как все более частые вылазки наружу.

В этот раз Лина решила собраться с духом и пройти чуть дальше, чем обычно. Выход из ее норки находился по удачному стечению обстоятельств рядом с огромной бочкой, в которой хранился овес. На полу рядом с бочкой всегда можно было, не отходя далеко от безопасности жилища, поживиться отдельными зернышками. Не много. Но на жизнь хватало. Но сны сделали свое дело, мышка Лина почуяла в своей груди дух авантюризма и решила расширить охотничьи угодья.

Тщательно исследовав носом и ушами прилегающее пространство, Лина, решив, что опасность не такая уж и опасная, покинула норку и мелко перебирая маленькими лапками посеменила в обход родной бочки. Впереди открывался целый мир.

По началу с максимальным напряжением сканируя пространство всеми возможными способами, Лина медленно продвигалась вперед. Каждый шаг казался последним и невероятно трудным. Убеждаясь в том, что ничего смертельного не происходит, Лина все больше расслаблялась. И вот, прилично удалившись от бочки с овсом, перестала настороженно озираться по сторонам, пронзая бусинками внимательных глаз каждую тень и чутко водя ушами. Ее внимание привлекла излучающая свет линия над самым полом прямо по курсу движения. Она сосредоточилась вниманием на этой полосе и побежала, стремясь разузнать, что же это такое.

Справа стремительной вспышкой темноты мелькнуло, оглушающе скрежеща по доскам пола. Краем глаза успев выхватить лишь влажных блеск устрашающих клыков, под леденящий мышиное сердце утробный вой, Лина, не успевая осознать, что происходит, отметила только, как рывком надвинулась и увеличилась в размерах привлекшая ее внимание полоса света. Следом мелькнуло понимание, что это ее ноги так головокружительно съели пространство и что полоса света, это щель под дверью.

Лика проскочила в нее, зажмурилась от резкого перепада освещения и замерла. Сзади в дверь громко брякнуло и раздался разочарованный взвизг, переходящий в низкое ворчание. Затем все стихло. Лина вся трепетала, как паутинка на ветру. Ее придавило к полу мыслью, что она ничего не успела обнюхать и обслушать здесь, прежде чем выскочить. И сейчас ее съедят.

«Уж лучше бы там съели» - мелькнуло совсем уж странное в сознании.

Время шло. Никто Лину не ел. И даже не прикасался. Неподалеку слышалось пофыркивание и легкий перестук с позвякиванием. Умиротворяющие вполне звуки. Не привычные, но интуитивный страх не вызывающие. В способности своих ног при реальной опасности эффективно убегать не зависимо от намерений хозяйки, мышка Лина решила доверится их чутью. Не бегут, значит все хорошо.

Сначала она открыла один глаз. Одним глазом на существо, стоящее поодаль и пофыркивающее, смотреть было неудобно. Оно оказалось огромным. Лина открыла оба глаза и усиленно зашевелила вдобавок носом. Оглушительно пахло овсом. Этот запах сытости еще больше ослабил напряжение. Лина уже спокойно и с интересом стала рассматривать незнакомца.

Откуда-то она знала, что это конь. Первый раз от норки так далеко отошла, а вот смотрит и мысль – о, конь.

Он был большим. Длинные ноги, заканчивающиеся не как у Лины пальчиками с коготками, а чем-то твердым и стукающим по полу. Огромное тело и очень странный хвост.

«И как с этим залезть куда-нибудь?» - недоуменно подумала Лина. – «Пальцев, как у меня ловких, нет. Хвост вообще бесполезный какой-то. В норе зацепится, ни за что не схватишься.»

Тут конь резко махнула хвостом, и нечто жужжащее упало с его тела на пол и затихло.

«Ого!» - удивилась Лина и тут же, забыв о своей критике, – «Вот бы мне такой хвост. Как махнула бы, и пришлепнула этого, с зубами.»

И аж передернулась вся от неприятных воспоминаний.

Решила подбежать поближе, страх не спешил возвращаться. Наоборот, Лина почувствовала себя удивительно свободной. Никаких долгих просчетов, захотела посмотреть, пошла и посмотрела. Она, восхищаясь своей смелостью, подбежала к незнакомцу, несколько раз шмыгнула под высоко возвышающимся брюхом и сделала сложную петлю вокруг его ног.

- Осторожнее. Ты очень быстрая и иногда выпадаешь из поля моего зрения. Я могу тебя случайно раздавить, - послышался добродушный голос сверху.

Лина подняла голову. Незнакомец, изогнув шею, смотрел на нее.

- Я Лина, мышка, - неожиданно для самой себя представилась Лина. – А ты кто?

- Я конь, - раздался ожидаемый ответ. - Зовут меня Альканзар.

Альканзар переступил с ног на ногу. Опять раздалось то самое позвякивание. Лина только сейчас обратила внимание, что конь опутан какими-то черными штуками, которые хвостами тянулись к стенам стойла.

- А что это у тебя такое? Бренчащее, - полюбопытствовала Лина.

- А, это цепи заговоренные. Злая Колдунья заковала, чтоб удержать. Вот, хорошо держат, - и конь неожиданно рванулся всем телом.

Цепи загудели, натянувшись, но, как и было сказано, выдержали.

Лина отскочила. Рывок коня испугал ее. Но больший отголосок страха внутри всколыхнули слова про Злую Колдунью. Будто узнавание неожиданное.

- Ты чего? Предупреждать надо! – возмутилась она. – У меня и так стресс из-за этого зубастого.

- Прости. Накатило что-то. Давно уж на цепях этих. Порвать бы их, да какая сила с такого овса?! – горько сказал Альканзар.

- На запах очень даже ничего. Я сама такой ем. Наверное, как раз из той бочки, рядом с норкой моей, - сказала Лина и горько вздохнула. В родную норку, судя по всему, вернуться возможности уже не было.

- Да в целом хороший. Если просто поесть, чтобы с голоду не умереть. А вот чтобы Силу обрести… Тут другой овес нужен. Золотой! – с проглядывающим в голосе оттенком несбыточного желания проговорил конь.

- Золотой? Интересно, первый раз о таком слышу, - озадачилась Лина.

Конь Альканзар оценивающе посмотрел на Лину.

- Слушай, ты же маленькая, везде прошмыгнуть можешь. У злой колдуньи где-то должен быть этот золотой овес. Она не зря меня здесь держит. Придумывает, как Силой моей воспользоваться и не упустить. А как надумает способ, тут я и пропал. Совсем не вырвусь, хоть с золотым овсом, хоть без. А мне бы хоть жменю малую, чтобы цепи порвать да на волю вырваться. А там уж я поля знаю с тем овсом. Обратно не возьмет.

Лина задумалась. Конь ей понравился. Да и самой интересно было бы золотой овес увидеть. А может и на зубок попробовать. От этой мысли сладко заныло внутри. Но страшно же ж! Вот только от норки в первый раз отошла, а тут опять в неведомые дали.

«Опять же, обратно вернуться страшно, ждет наверное зубастый. Раз уж сюда попала, может и впрямь дальше чутка прошмыгнуть. Ноги у меня оказались прям очень быстрые. Сбегу если что.» - размыслила Лина.

Вслух сказала:

- Хорошо. Я попробую.

- Тогда слушай. Как из ворот конюшни выйдешь, так через двор дом будет. В нем колдунья и живет. Если золотой овес есть у нее, то точно в доме хранит. С другими ценными вещами, - объяснил Альканзар. - Если найдешь, придется несколько раз сбегать, чтобы горсточку натаскать. Зараз не управишься, маленькая ты.

- Поняла. Ну, я тогда побежала, пока страх не вернулся, - проговорила Лина и направилась в сторону выхода из конюшни.

«Страх страхом, а оглядеться все же не помешает» - подумала Лина, аккуратно выдвигая нос из-под ворот конюшни.

Осторожность оказалась не лишней. Во дворе бродило огромное лохматое чудище черного цвета. Вывалив красный язычище и сверкая клыками с две трети Лины длинной.

«Ну, этому я вообще на зубок.» - подумала она, но спокойно, сразу прикидывая, как ловчее пробраться мимо.

Напрямик через двор не побежала конечно. По стеночке, от щепочки к щепочке, от камушка к камушку, добралась благополучно до крыльца. Лохматое чудище только тогда настороженно носом воздух втянуло и вроде как рычать надумало, но Лина уже в дверь приоткрытую шмыгнула и дух перевела. Сердце бешено билось о ребрышки, но послевкусие от проделанного было замечательным.

«Ну что! Съел! Поди заметь скользящую в тени Лину!» - звенел внутри восторг. – «Точно. Так и буду называть себя – Скользящая в тени!»

Наполненная чувством успеха, Лина внимательно окинула своими зоркими глазами раскинувшуюся перед ней картину. В жилище Злой Колдуньи было сумрачно. Затянутое паутиной оконце света почти не давало. Только огонь очага разгонял темноту по углам. В дальнем углу сумрак слегка развеивал легкий золотистый отблеск. Что его излучало, от двери видно не было.

Среди подвешенных к балкам пучков различных трав, Лине сразу бросились в глаза пучок связанных хвостами сушеных мышей. Восторг внутри сразу поутих. Стало тревожно, и Лина забилась в первую подвернувшуюся щель. Оттуда продолжила наблюдение, твердя себе как заведенная:

«Я скользящая в тени. Я ничего не боюсь…»

Злая колдунья стояла, склонившись над закопчённым котлом, в котором булькало и шумело. Отблески огня делали ее хищное лицо, с нависающим носом и обрамленное седыми космами, совсем уж устрашающей маской, изрытой глубокими шрамами морщин. Лина с леденящим нутро ужасом увидела, как колдунья, сорвав одну из мышей из пучка, отхватила одним движеньем желтых звериных зубов ей голову, задумчиво пожевав, сплюнула в котел и бросила туда-же всю тушку, сварливо ворча:

- Никчемные пустышки… Толку чуть, мороки больше. Уууу, мерзавка, обхитрила, объегорила.

Колдунья вдруг резко подняла нос чуть ли не к потолку и шумно втянула воздух. Затем непрестанно принюхиваясь так, что ее крючковатый нос шевелился, как живой, повела головой вокруг, словно выцеливая пойманный запах.

- Что это? Будто бегляночка моя рядом? Бегляяяночкааа! Выходь, ежели так! Никак зелье без тебя не ладится, - не переставая принюхиваться, заскрипела колдунья.

Лина от страху почти увидела, как этот ужасный нос находит ее. Она со всей силы вжалась в свое временное убежище и как заклинание повторяла:

«Я скользящая в тени. Меня не видно…»

После, как показалось Лине, вечности вынюхивания, колдунья, задумчиво втянув воздух еще раз, буркнула:

- Почудилось. А жаль. Ну ни че, ишо притащит ее Катши. Никуда не денется.

И к котлу вниманием вернулась.

Наконец потянулась, громко хрустнув спиной и проворчала:

- Ну что, пора злобушке моей и на лежаночке понежиться, - и к ложу, шкурами волчьими застеленному, в дальний угол поковыляла, напевая под нос, - сколько я сгубила, сколько загубила.

Зевнув на последнем слоге, немного поворочавшись, засопела, все больше начиная всхрапывать.

Лина только сейчас заметила, как напряглась вся и судорожно замерла, почти забыв дышать. Заметив, выдохнула, облегчение почувствовала.

«Уф, жуть какая. Повезло так повезло»

Переведя дух, Лина начала шустро перемещаться, перебегая от веника к табурету, от табурета к лавке. Проскочив мимо очага и зловещего котла, что казалось булькал по ее душу, она добралась до намеченного угла.

В углу стоял большой окованный железом сундук. А на нем берестяной туес. Из него то и исходило теплое желтое мерцание. На сундук был небрежно кинут ворох девичьих расшитых рубах. Это облегчило задачу вскарабкаться на сундук.

Цепляясь ловкими лапками за шитье, Лина вскарабкалась к туесу, а затем и на сам его край, благо берестяное плетение позволяло сделать это легко.

Перевесившись через край, она окунула мордочку в теплое свечение, исходящее из туеса. Светился наполнявший туес овес. Судя по всему, тот самый, золотой. Каждое зернышко горело своим внутренним огоньком. А вкупе представляло завораживающее зрелище чего-то прекрасного. Вызывало в сознании Лины видения понятные ей не по значению, как те сны, но по сути. Это было про сытость, радость и счастье. Она спрыгнула с края туеса в россыпь благодати. Зернышки мягко поддались под ее лапками, мелодично шурша.

Лина помнила, что надо спешить и что весь путь придется проделать не один раз. А сколько будет спать Злая Колдунья не известно, но... Она не могла вот так взять и сразу убежать в темноту и опасность из этой рассыпанной вокруг благоухающей и греющей своим светом благодати. Хотелось побыть здесь еще, да и что уж скрывать, попробовать эту, наверняка вкуснотищу, на зуб.

Лина взяла передними лапками одно крупное, с налитыми желтыми бочками, зерно и, зажмурившись в предвкушении, впилась в него зубами. Рот ее наполнил чудесный вкус. Лина глотнула и в животе у нее загорелся теплый комочек. Лина хотела уже взять еще одно зерно и начать свой нелегкий труд в помощи коню, но почувствовала странное.

Теплый комочек внутри вдруг вспыхнул, заполнив, казалось, огнем все тельце Лины. Глаза словно ослепли от этой вспышки, все побелело вокруг. А огонь внутри, заполнив Лину, устремился во все стороны дальше. И она почувствовала, как вслед за ним становится больше. Вдруг мир под ней перевернулся, Лина полетела кубарем. Что-то загремело, опрокинувшись.

Первое что увидела Лина, когда зрение вернулось - опрокинувшийся туес с частично рассыпавшимся светящимися огоньками волшебным зерном. Он уменьшился. Следующее, что поняла Лина, что это не туес уменьшился. И что весь грохот от нее и сейчас начнется.

А потом случилось многое.

Во-первых, оказалось, что хоть задние лапки и превратились в длинные красивые человеческие ноги, а передние в тонкие руки с изящными пальцами, действовать в момент опасности без ведома хозяйки они не разучились. Лина обнаружила, что несется к выходу, держа в одной руке подхваченный с пола туес с остатками Золотого овса, а в другой лежащую сверху на сундуке рубаху. Сзади несся разъяренный визг ошалевшей от внезапно прерванного сна и столь наглого вторжения Злой Колдуньи:

- Мерзавка! Кровь выпью! Кишки вырву! Сожру, гадина!

Во-вторых, выскочив во двор, Лина поняла, что хоть и увеличилась, лохматое чудище во дворе стало все же не безобидным пушком, а здоровенным злющим кобелем, который уже мчал к ней, взрывая когтями землю и роняя пену с клыков.

Отчаянным прыжком прямо с крыльца Лина увернулась от первого броска пса, и, пока он справлялся со своей же инерцией, как испуганная лань, стремглав долетела до ворот конюшни, заскочила в них и захлопнула за собой. В ворота с той стороны мощно ударило и утробно захрипело в припадке злого бешенства.

"Никакого разнообразия" - подумала Лина, закладывая засов.

Повернулась, подскочила к коню и сунула ему под морду туес.

- Лина? - оторопело спросил Альканзар.

- Некогда объяснять, ешь скорее! - крикнула Лина и принялась лихорадочно натягивать на себя прихваченную с сундука рубаху.

Та оказалась впору и вызывала смутное узнавание. Только сейчас, в эту секундную передышку, Лина до конца осознала, что превратилась в девушку. Не удивилась. Видимо, сидя в теле мышки, она ждала такого момента, но не могла связно понять этого мышиным умишком.

Альканзар в два жевка расправившись с парой оставшихся горстей волшебного зерна, на глазах налился мощью, фыркнул и, будто играючи, стряхнул с себя возмущенно зазвеневшие цепи. Только звенья черными каплями брызнули.

Тем временем Лина, тревожно оглянувшись на заложенные ворота конюшни, увидела, что засов задрожал, зашевелился и, как живой, начал выползать из запорных скоб.

- Прыгай мне на спину! - закричал Альканзар.

Только успела Лина, взлетев на спину коня, прижаться лицом к гриве, как он, дико заржав, прянул к воротам и ударил в них передними копытами. Ворота смело с петель и оглушительным грохотом приложило о землю. Аж пыль в стороны разнесло. Судя по неразборчивой визгливой брани, Злая Колдунья аккурат угодила под падающие створки, но не похоже было, что это ее доконало.

Альканзар проскакал поверх упавших ворот и помчался в чистое поле. Лина напоследок обернулась и успела увидеть, как створки ворот разлетелись в стороны и с земли одним движением, слов но ее веревкой тянули, поднялась всклоченная Злая Колдунья. Лина припала к шее коня и зашептала:

- Скачи миленький, скачи.

Альканзар, все поняв не оборачиваясь, прибавил скорости. Некоторое время они скакали, слыша лишь свист ветра в ушах и громовые касания копыт Альканзара с землей. Затем сзади послышался все нарастающий вой мчащей по следу Злой Колдуньи.

Злая Колдунья неслась семимильными шагами, непрестанно издавая леденящий душу крик и протягивая вперед костлявые руки с шишковатыми пальцами, заканчивающимися черными когтями. Ее седые космы развевались сзади, казалось заполонив весь небосвод.

- Наподдай еще, миленький, все ближе она! - прокричала сквозь свист ветра на ухо коню Лина.

Альканзар, хоть это казалось уже невозможным, прибавил еще.

- Долго так не продержусь! Похоже она остатки зерна волшебного проглотила! - крикнул в свою очередь Альканзар. - Сейчас будет лес, за ним поле с Золотым Овсом! Остановиться не успеем, придется на ходу рвать! Сколько сможешь! Потом вдоль обрыва направо уйдем, чтоб Колдунья овес не увидела. Если успеем оторваться, дальше чистое поле! Надеюсь, того, что сорвешь, хватит Силы мне прибавить!

Дальше молча скакали, силы берегли. Вой Колдуньи становился все ближе. Вот и лесок показался. Обогнув его, увидели меж двух полос деревьев небольшой пятачок излучавших золотистое сияние колосьев. Злая колдунья на время потерялась из виду.

- Приготовься! - крикнул Альканзар и направился в гущу колосьев, стремясь совершить через них как можно более длинную дугу.

Лина крепко сжала бока коня бедрами и, наклоняясь то с одной стороны, то с другой, принялась хватать и дергать колосья, складывая перед собой сорванные.

Листья и стебли растения нещадно секли пальцы и ладони Лины. Золотое свечение колосьев местами покрылось багрянцем ее крови, сочащей из оставленных порезов. Конь вырвался за край поля и вымелся из-за леса к обрыву.

Увидев их, Злая Колдунья завопила еще громче и, не обратив внимание зачем они сворачивали за лесок, припустилась наперерез, стараясь отсечь их от дороги на равнину. Она была уже совсем близко. Можно было разглядеть горящие злобой глаза, покрытые пеной губы и звериный оскал острых зубов.

Лина начала кормить коня окровавленными колосками. Он сразу значительно прибавил ходу, но становилось все яснее, что они не успеют. Слишком много времени потратили на петлю, или Колдунья, из виду их потеряв, еще ускорилась от злости.

Скормив Альканзару последний, совсем уж почти не светящийся желтым из-за покрывающего его багрянца, колосок, Лина вдруг ощутила, что словно сливается с конем в единое целое. Чувствует, что это ее ноги мчат в диком порыве, ее легкие горят огнем, сжигающим без остатка входящий в них с хрипом воздух. И в тоже время чувствовала себя прекрасной наездницей с рвущимися по ветру волосами, припавшей к широкой спине коня. Чувствовала, что может чем-то с ним поделится. Все сильнее раскручивалось звенящее ощущение внутри, готовясь вырваться. Чем?

И тут все случилось.

Злая Колдунья их настигла. Не удалось вырваться в чистое поле, не хватило малости.

Торжествующе зареготав, протянула черные когти Колдунья к сжавшейся на спине летящего стрелой коня девушке в светлой рубашке.

В этот миг Лина, до конца не осознавая, почему она это делает, но чувствуя, так надо, крикнула всей своей слившейся с конем сутью:

- Прыгай!!!

Вслух она это прокричала или силой взвинченной новым познанием души, но Альканзар ее услышал.

И, взорвавшись в одном порыве, бросил их в пропасть.

Злая Колдунья растянулась в преследующем прыжке, тщась все же вонзить когти в спину Лине.

Лина невольно закрыла глаза, еще больше провалившись в буйство, творящееся у нее внутри.

И тут оно вырвалось.

Сила, зреющая в Лине, обрушилась в коня и выплеснулась из его спины двумя огромными белыми крыльями. Их прыжок в бездну превратился в полет.

Лина, оглянувшись, видела, как черные когти тянутся к ней сквозь замедлившееся время, тщась протолкнуться и убить. Но не дотянув буквально полпяди, начинают отдалятся вниз, увлекаемые падающим в пропасть телом Колдуньи. Лина еще успела рассмотреть вращающиеся от бешенства глаза Колдуньи, в которых уже начало сквозить понимание проигрыша. А потом время вернуло свой бег, и Злая Колдунья исчезла в тумане бездонной пропасти.

Альканзар повернул к Лине голову и сказал:

- Теперь я твой навсегда.

Лина потрепала его по гриве и ответила:

- А я твоя.

Она раскинул руки, наслаждаясь полетом и ощущением своей Силы.

Перед ними раскинулся огромный мир.

Номер карты 4100 1167 8477 9834 (ЮMoney), благодарю вас за поддержку канала! :)