Черные дыры на карте России

Илья Горшков

Чем вызваны обширные провалы земли в городах России, разбираемся в материале Daily Storm

Фото: © GLOBAL LOOK press/Sergey Chernov
Фото: © GLOBAL LOOK press/Sergey Chernov

2017-й объявлен Годом экологии в России. Все чаще ученые связывают различные природные явления негативного характера с жизнедеятельностью человека. И одним из таких катаклизмов стали учащающиеся провалы почвы по всей стране. В связи с этим журналист Daily Storm решил разобраться в проблеме и понять, с чем связаны подобные явления и причастен ли к этому человек.

На данный момент в России остро стоит проблема карстовых провалов и движения пород, однако этому вопросу не уделяют должного внимания. Многие регионы подвержены карстовой опасности, среди них Казань, Уфа, сибирская часть России и даже центральные регионы страны, среди которых есть и столица нашей родины — Москва.

По мнению Ольги Кадебской, заведующей лабораторией Горного института УрО РАН, случаи провалов уникальны и могут быть вызваны рядом причин, среди которых — и антропогенные факторы (жизнедеятельность человека): «Мы в Кунгуре фиксируем до 17-20 провалов в год, из них 5-6 провалов происходят по природным причинам, все остальное связано с жизнедеятельность человека. Это и утечки коммуникаций, уплотнение грунтов и многое другое», — говорит Кадебская

Если же обращаться к картам, то в сибирской части страны карстовые провалы связывают с нефтегазовой промышленностью. На Урале активно ведется горнодобывающая деятельность, и добыча природных ископаемых оказывает значимое влияние на движение земных пород.

Яркий тому пример – город Березники Пермского края. Случай уникальный. Из года в год в этом городе происходит все больше инцидентов, связанных с провалами почв при добыче соляной руды.

Границы выработок на карте города Березники. Скриншот © Daily Storm
Границы выработок на карте города Березники. Скриншот © Daily Storm

Соликамско-Березниковская агломерация расположена на шахтных выработках Верхнекамского месторождения, иными словами, города находятся на полезных ископаемых. Работу на этой территории ведет ПАО «Уралкалий», председателем которого является Сергей Чемезов, по совместительству гендиректор Ростеха.

Деятельность «Уралкалия» привела к полномасштабной техногенной катастрофе.10 лет назад в результате затопления шахты произошел масштабный обвал. Власти региона начали переселение 12 тысяч жителей из районов повышенной опасности. На строительство целого района для этого было выделено порядка семи миллиарда рублей, переселение идет по сей день. Всего же в агломерации было зафиксировано семь обвалов: шесть в Березниках и один — в Соликамске.

«Республика химии на Каме, голод белых берез» — так называли некогда процветающий промышленный город Березники Пермского края. Сейчас же город затухает. Обращаясь к переписи, можно увидеть, что в целом население Прикамья стабильное, в то время как население Березников упало до 143 тысяч человек, это на 22 тысячи меньше, чем в 2006 году. Вывод очевиден: люди покидают город в поисках лучшей жизни, переселяются места более безопасные.

Фото: © wikipedia.org
Фото: © wikipedia.org

В тысячи километрах западнее от Перми расположилась Нижегородская область. Которая также подвержена влиянию карстовых явлений. Наибольшую опасность движения грунта представляют для крупнейшего центра химической промышленности — города Дзержинска. Внешне ситуация до боли напоминает Березники. Такой же провинциальный город с населением в 233 тысячи человек, тут же и отток населения, в среднем он составляет порядка двух тысяч человек в год. Но дело обстоит немного иначе, вся суть заключается в расположении города. Он находится на чрезвычайно нестабильной поверхности. Да и тут провалы вызваны совсем не техногенной аварией, хотя нельзя отрицать того, что человек, безусловно, «поспособствовал» разжижению грунта. О причинах таких явлений было сказано в государственном докладе об экологической ситуации по Пермскому краю:

«В условиях массовой застройки и продолжительной эксплуатации водонесущих коммуникаций в старой части города и в новых крупных жилых массивах в последние годы отмечается заметное повышение уровня грунтовых вод. Причиной является нарушение поверхностного стока воды в результате засыпки оврагов, утечек из водоемких коммуникаций, резкого увеличения площади заасфальтированных и застроенных территорий, приводящих к уменьшению испарения с поверхности».

Также в докладе говорится о том, что в нагорной части Нижнего Новгорода быстро развиваются просадочные явления при застройке территорий с распространенной породой, обладающей высокими просадочными свойствами. Сооружения и здания становятся менее устойчивыми при нарушении процесса впитывания вод в почву и подтоплениях, от утечек воды из канализационных труб, при отсутствии или нарушении гидроизоляции, а также из-за промораживания строительных котлованов, остающихся длительное время открытыми.

Как правило, на территории с высокой степенью карстовой опасности не рекомендуется строительство особо опасных и технически сложных объектов, но как показывает практика, рекомендации — не запреты, их соблюдать не обязательно. Поэтому на территории Дзержинска работает порядка 15 объектов, использующих в своем производстве химически опасные вещества.

Охват территории — обширный, под нее попадают и промышленные зоны, где воронки и просадки грунта можно наблюдать в непосредственной близости от производственных корпусов. Также регистрировались случаи повреждениея жилых зданий. К слову, 17 января 2017 года из пятиэтажеки на улице Буденова было эвакуировано 80 жителей. Поводом для этого послужила трещина в стене, образовавшаяся в результате просадки фундамента здания. Подобный случай не единичный. И конечно же, хочется отметить русскую смекалку, и в частности — у дзержинских предпринимателей. Они отличились особой сообразительностью, начав использовать одну из карстовых воронок в качестве незаконной химической свалки, — в народе ее прозвали «Черной дырой». На деле же такая дыра грозит настоящей экологической катастрофой для города.

Увы, количество ям в Дзержинске непрерывно растет, карст проявляет себя довольно активно — в среднем за год на территории области регистрируется 2-3 карстовых провала.Их площадь превысила 1200 квадратных метров.

Казалось бы, города федерального значения не сталкиваются с подобными проблемами. Тут и денег выделяют больше, да и надзорные органы работают лучше, следовательно, никаких провалов быть не должно. Но это не так. Москва — не исключение: просадки почвы происходят регулярно, зона активных проявлений карстово-суффозионных процессов (вымывание почвы) находятся рядом с объектами, негативно влияющими на устойчивость почвы. К таким можно отнести: заводы, фабрики, железные дороги, также свою долю внесло строительство различных объектов. Все это безусловно сказывается на устойчивости московской земли.

По данным исследования Департамента природопользования города Москвы 2016 года, карстово-суффозионные процессы представляют серьезную угрозу Ходынке, находящемся в Хорошевском районе, также суффозионные процессы прослеживаются в Новохорошевском проезде, улице Народного Ополчения и ряде других. Ситуацию нельзя назвать критичной, но это говорит о плохой тенденции. Все это опять же связано с различными техногенными факторами и деятельностью человека в частности. Да и не будем забывать, что Московский регион активно застраивается высотными зданиями, метрополитеном и прочими сооружениями, оказывающими воздействие на почву. Собственно, отсюда и возникают трещины в домах и здоровые ямы на дорогах.

Скриншот © Daily Storm
Скриншот © Daily Storm

В любом случае — вне зависимости от региона надзорные органы должны проводить необходимый комплекс мер по отслеживанию таких природных явлений. Но так как Федеральное агентство геодезии и картографии упразднили (1 марта 2009 года), а на смену ему пришло Министерство природных ресурсов и экологии, геодезисты столкнулись с ощутимыми проблемами. Попросту не всегда хватает средств на мониторинг ситуации. А что будет дальше – совершенно другая история. Ведь у нас как: пока не провалится, никому до этого дела не будет. И Березники — яркий тому пример.