«Джигарханяна люблю, но больше ему никогда не поверю»

Коллеги режиссера рассказали о том, сколько слез им принесла его молодая жена

Яна Бобылкина

Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

Не прошло и двух лет — Армен Джигарханян наконец-то прислушался к своему окружению и сказал решительное «нет» молодой жене и «по совместительству» директору своего театра Виталине Цымбалюк-Романовской. Что стало истинной причиной этому – личные переживания или жалость к людям, оставшимся из-за нее на улице, знает лишь сам народный артист, но страсти разгорелись такие, что после такого — только угли.

История Армена Джигарханяна – из разряда классических. Однажды в его жизни появилась девушка, которая рассказала, что влюблена в него со своих шестнадцати, ходила на все его постановки и вообще — без него не может. Очаровав мэтра невинной улыбкой и трепетной заботой, она сначала стала его возлюбленной, затем заведующей музыкальной частью в театре, а после и вовсе заняла кресло руководителя. И ладно бы кресло: получив власть, милая блондинка начала войну против своих же коллег, оставляя всех неугодных без работы и средств к существованию.

Одной из таких пострадавших оказалась актриса Дана Назарова. С ней поступили особенно жестоко: девушку уволили из коллектива, когда у нее на руках был трехмесячный ребенок. И это – вопреки российскому законодательству!

«Я пришла в театр Джигарханяна еще в 2008 году, – рассказала артистка «Шторму». – На работу меня принимал лично Армен Борисович, он же расписывался в документах. До поры до времени все было хорошо. Мы работали, ставили спектакли. В 2015 году я забеременела и тут же сообщила об этом руководству. Чтобы, не дай бог, никого не подвести, играла до пятого месяца, а после вводила в роли другую актрису. Но подвели именно меня: я узнала, что уволена: под приказом стояла подпись Виталины Юрьевны».   

По словам артистки, отстоять права было невозможно. В театр ее не пускали, несмотря на то что в гримерке еще лежали личные вещи, а номер Цимбалюк не отвечал – та ее заблокировала. Какой была реакция самого Джигарханяна, Дана так и не узнала. Его номера у нее не было, а сам он на связь не выходил. Не помогли даже суды с театром.

Фото: © Агентство Москва/Ведяшкин Сергей
Фото: © Агентство Москва/Ведяшкин Сергей

«Став сначала любовницей, а потом директором, Цымбалюк начала отодвигать от Джигарханяна верных ему людей. Я думаю, что меня попросту оболгали, – говорит Назарова. – Армен Борисович знал, что я беременна, даже гладил мне живот. Почему после рождения ребенка я вдруг стала не нужна? Я не верю, что человек, который так всех любит – детей, котов, – мог остаться в стороне, зная, что я одна, без мужа, без работы и с младенцем на руках! Мне нужно было покупать детские вещи, памперсы, еду, платить за квартиру.  Устроиться на другую работу – даже в магазин «Пятерочка» – я не могла. Все почему-то думают, что, получив оформление, я тут же уйду в декрет, а им придется платить». 

Сейчас, когда горе-директора больше нет, Дана Назарова собирается обратиться к новой администрации театра с просьбой взять ее обратно. 

«Когда там работала Виталина Юрьевна, я говорила ребятам, что никогда не вернусь, потому что меня предали. Тем не менее у меня осталось уважительное отношение и к коллективу, и к Армену Борисовичу. Он многое для нас делал, ласково называл всех «сына» или «доча». Правда, я очень боюсь, что он мне не поверит: я же не знаю, что про меня наговорили. Но даже если мое возвращение окажется невозможным, если он разлюбил меня как актрису и я больше не нужна, я прошу об одном: чтобы меня с ребенком не бросали. И пусть такое больше никогда не повторится ни с одной молодой мамой!» – едва сдерживая слезы, добавила она. 

Когда Дана осталась на улице, она могла рассчитывать только на помощь своих родителей. Именно благодаря им она и выжила. Но был еще один человек, который поддержал ее в тяжелой ситуации: председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино Денис Кирис. 

«Мы сделаем все возможное, чтобы вернуть Дане ее права и она могла получать законное пособие, – рассказал он «Шторму». – Но я не понимаю, как так получилось, что Трудовой кодекс не смог защитить мать-одиночку, а два суда расписались в своем бессилии? Что за люди выносили решения, от которых на голове шевелятся волосы? Почему они встали на сторону директора театра, прекрасно понимая, что оставляют девушку одну с маленьким ребенком? Где их набирали, кто их квалифицировал? Как член Общественной палаты, зампред комиссии по культуре, я бы очень хотел поднять вопрос возникновения и урегулирования подобных ситуаций».

По мнению Кириса, назначение Цимбалюк-Романовской на должность директора было крайне сомнительным.

Фото: © GLOBAL LOOK press
Фото: © GLOBAL LOOK press

«Театром может руководить лишь человек, у которого есть образование и как минимум пять лет на руководящей должности, поэтому мы не знаем, на законных ли основаниях ее туда поставили. Что будет с нынешним коллективом и захотят ли в него вернуться люди, которых когда-то уволили, сложно сказать. Все зависит от того, кто станет новым директором», – заключил он.

Кстати, в конфликте пострадали не только артисты, но и представители других профессий. Среди них – костюмер Маргарита Черес, для которой Джигарханян был как родной: она проработала в его театре более 20 лет. Однажды ее вызвали в отдел кадров и объявили, что она уволена. Причем со статьей.

По мнению сотрудников театра, причиной этому стало то, что Черес перешла дорогу матери Виталины Цымбалюк, которую та назначила начальником пошивочного цеха. Костюмер со стажем пыталась рассказать Джигарханяну, что новая одежда некачественна, шьется из плохих тканей и плохо сидит, но все ее жалобы попадали не к артисту, а к его жене.

Пережить обиду было тяжело, но женщина справилась. Теперь у нее новая интересная работа – и «никаких обид».

«Я никогда ни на кого не обижаюсь, – рассказала она «Шторму». – У меня все прекрасно, я не вернусь, даже если меня об этом попросит сам Армен. Я ему больше не верю. Точнее, не доверяю, потому что он меня предал! Да, я его по-прежнему люблю, и это никуда не уйдет, но как говорят, «единожды предав…»

На вопрос, рада ли она, что Цымбалюк больше нет, Маргарита Черес отвечает так: «Никаких чувств. Жалко людей, которые там работали и работают».

Развязка истории произошла несколько дней назад, когда Джигарханян, который до этого времени слепо верил своей жене, вдруг сделал публичное заявление, что она «воровка чистой воды» и «очень гадкий человек». По его словам, девушка желает завладеть бюджетом театра. Кроме того, она ждет его смерти, чтобы получить наследство.

Сама же Цымбалюк назвала произошедшее недоразумением и написала заявление об уходе из театра. Как объяснила ее представительница Ирина Мазур, девушка сделала это, поскольку 82-летний народный артист СССР ее «всячески позорит». Позорно ли выбрасывать несчастных людей на улицу и обманывать мэтра — конечно же, никто не уточнил.