Годовщина подлостей

Рассказ о деле Политковской: от фрагментов к историям, от историй к осмыслению

Ростислав Богушевский

Фото: © GLOBAL LOOK press/Alexander Chernykh
Фото: © GLOBAL LOOK press/Alexander Chernykh

Начну с неприятных фактов.

После того как приговор осужденным по делу Политковской устоялся в кассации, следователь-важняк при председателе Следственного комитета Петр Гарибян ушел на пенсию. Потом дело было спущено вниз. Куда — неизвестно. Кто ведет — неизвестно.

Потерпевших должны информировать об изменении состава следственной группы, но после ухода Гарибяна такой информации им не поступало. Адвокат Анна Ставицкая на свой запрос в СК о том, что происходит, получила абсурдный ответ: приезжайте к следователю — вам расскажут. Повторюсь, кто ведет дело — неизвестно.

Едем дальше. 10 июня 2017 года в тюремной больнице Вологодской области умер один из организаторов убийства Лом-Али Гайтукаев, который после приговора ни разу не был допрошен по заказчикам. А мог бы и заговорить, учитывая пожизненный срок.  

Подполковник оперативно-поискового управления ГУВД Москвы Дмитрий Павлюченков пошел на сделку со следствием. По данным «Шторма», именно Павлюченков взял заказ на убийство Политковской, и именно его сотрудники занимались наружным наблюдением, результаты которого потом были переданы киллеру. В сделке со следствием он обещал назвать (но не назвал) всех соучастников убийства и заказчика. А раскрыл следствию лишь роли тех, кто оказался на скамье подсудимых, и никого сверх того, а в качестве заказчика назвал Березовского. Смешно.

Тем не менее сделка не расторгнута. Дело рассмотрено в особом порядке, а Павлюченков сейчас находится в тюремной больнице — то ли притворяясь, то ли действительно являясь смертельно больным человеком.

Убийство Политковской тесно связано с убийством главного редактора Forbes Пола Хлебникова. И там и там организатором был Лом-Али Гайтукаев.

И то и другое дело вел генерал-майор юстиции Гарибян.

Теперь дела Политковской, Листьева, Хлебникова лежат на полках, покрываясь слоями пыли. 

Следствие не делает...

Игнорируется возможность допрашивать тех, кто осужден за убийство журналистки. Сейчас эти люди осознают глубину ситуации, в которую попали, и кто-то из них мог бы расколоться, как это было по делу Горячева, когда отрабатывали Тихонова и Хасис.

Также остались ниточки к человеку, который передал подполковнику Павлюченкову деньги за убийство. Сейчас посредник имеет небольшой текстильный бизнес в Чечне.

На момент гибели Политковской Гайтукаев находился в СИЗО по подозрению в  покушении на организацию убийства предпринимателя Геннадия Корбана. 19 марта 2006 года киллер, который получил оружие и данные о цели от Гайтукаева, открыл огонь из автомата Калашникова по автомобилю бизнесмена. Однако машина была бронированной, и ранения получил лишь охранник бизнесмена.

Известно, что у Гайтукаева в СИЗО был мобильный телефон. Известно, что его прослушивала ФСБ.

В первом судебном заседании представитель ФСБ заявил, что записи разговоров Гайтукаева были уничтожены. Мол, ценности не представляли. На втором заседании выяснилось, что прослушка появилась. Но вот беда — все дни, кроме дня убийства.

Скриншот © Daily Storm
Скриншот © Daily Storm

Прокуратура vs Следственный комитет

Момент первого громкого задержания по делу Политковской в 2007 году совпал с выходом Cледственного комитета из-под крыла прокуратуры. Как только появилась информация о том, что есть люди, имеющие какое-то отношение к делу Политковской, прокуратура произвела арест, пытаясь напоследок доказать, что их ведомство тоже ловит мышей.

Молодцы. Арестовали. Без оперативной разработки, без наружного наблюдения, прослушки, проверки связей. Взяли всех, кто каким-то образом был связан телефонными переговорами. В итоге на скамье подсудимых из 11 арестованных остались только три человека. Остальные были отпущены или проходили по делу как свидетели. Провал.

Громкий и короткий пиар прокуратуры позволил скрыться киллеру Рустаму Махмудову, жившему тогда в Москве по поддельным документам. В дальнейшем следствие выяснит, что Махмудов на момент совершения убийства был завербованным агентом подполковника ФСБ Москвы Павла Рягузова, которого сначала также подозревали в причастности к убийству, однако в дальнейшем это не подтвердилось. Подполковник Рягузов заявит, что не знал о нахождении своего агента в федеральном розыске и не знал его настоящего имени и фамилии. Во что мне лично с трудом верится.

Узнав о задержаниях, Махмудов уехал в Чечню, где смог сделать себе паспорт уже на третью фамилию. На нее же в Ставропольском крае сделал себе заграничный паспорт. Киллеру удалось вывезти свою семью из Чечни в Европу. До того как Махмудов вернулся в Чечню, где и был задержан, он успел пожить во Франции, Германии и Турции.

Секретный свидетель

После первого известного и провального суда расследование убийства продолжилось. Теперь его доверили молодому ведомству — Следственному комитету. Время шло и следствие вместе с ним. Оперативное сопровождение по делу доверили управлению «К» ФСБ России.

В поле деятельности оперов ФСБ попал некто Голубович, который занимался черным риелторством в Москве. Выяснилось, что Голубович работал под подполковником МВД Павлюченковым, возглавляющим наружку московского главка.

Так случилось, что  именно Голубович подвез Павлюченкова на встречу с киллером, где подполковник передал последнему «ерунду с тишиной». Так они называли пистолет с глушителем, которым была убита Анна Политковская.

По данным «Шторма», сотрудники управления «К» ФСБ, понимая, что Голубович рано или поздно вынужден будет давать показания, решили его подготовить. Тогда у оперативников уже имелось достаточно информации для привлечения подполковника МВД, но… своих не сдают.  

«Голубовичу сказали, чтобы он все валил на Сергея Хаджикурбанова и Гайтукаева, не втягивая в дело подполковника МВД Павлюченкова и подполковника ФСБ Рягузова, — рассказывает источник «Шторма». —  Однако Голубович долгое время не давал никаких показаний, тянул время, опасаясь стать разменной монетой. Тогда сотрудники ФСБ провели с ним оперативную игру, в результате которой нужный свидетель превратился в долговую мишень для одного из воров в законе».

По данным «Шторма», человеком, разработавшим оперативную комбинацию с Голубовичем, был оперативник управления «К» ФСБ Игорь Фролов. Карьера Фролова в ФСБ закончилась в 2013 году. Как стало известно «Шторму», он приходил и предупредил о готовящемся покушении криминального авторитета Аслана Усояна, известного как Дед Хасан. Не за бесплатно. Был выставлен за порог. Спустя несколько дней Деда Хасана убили выстрелом в голову из винтовки «Вал».

Черный риелтор Голубович попал. Жестко.

«Олег Голубович понял, что фээсбэшники его подставили и ему придется давать нужные показания. После этого он вышел на адвокатов, представляющих сторону потерпевших по делу Политковской», — продолжает источник.

Адвокаты совместно с «Новой газетой» тайно вывезли Голубовича на Украину, где в российском посольстве он дал показания следователям СК РФ о причастности Павлюченкова и Гайтукаева, которые в первом процессе проходили в качестве свидетелей.  Эти показания станут доказательной базой во втором суде.

Фото: © Агентство Москва
Фото: © Агентство Москва

Как это было

По информации «Шторма», заказ на убийство Политковской получил подполковник МВД Павлюченков, который был засвечен в подобных делах, но не осужден за это.

Изначально Павлюченков пытался привлечь для исполнения заказа членов Тольяттинской ОПГ, однако из этого ничего не вышло, а время поджимало. Мусор (по-другому не могу)  обратился к бывшему убоповцу МВД РФ Сергею Хаджикурбанову, который был осужден за превышение должностных полномочий и только вышел из тюрьмы. Именно тогда к убийству журналистки был привлечен Гайтукаев, бывший когда-то агентом Хаджикурбанова и некоторое время состоявший в Лазанской ОПГ, контролируемой сотрудниками ФСБ и ответственной за взрыв автобуса на ВДНХ.  

«Гайтукаев, как любой жадный человек, не стал заморачиваться и нанял для убийства своих родственников, — рассказывает источник «Шторма», — Рустама Махмудова и его двоих братьев. Правда, потом между родственниками возник конфликт — деньги от посредника получал Павлюченков, и оплата до исполнителей не дошла. На почве этого все переругались со всеми. Смешно то, что и Гайтукаеву достались крохи».

Все дело в том, что подполковник Павлюченков — это человек, который постоянно был должен всем. Пытался продавать должности, не имея таких возможностей, обещал закрыть уголовные дела и т.д.  А все из-за маленькой слабости — заработанные деньги проигрывал в казино. Возможно, по этой же причине в 2006 году неизвестные бейсбольными битами пробили ему голову. Кстати, сейчас Павлюченков большую часть времени проводит в тюремной больнице, ссылаясь именно на эту травму. А в суде с ним случился якобы эпилептический припадок, как раз в день допроса адвокатами потерпевших. Однако мнимая болезнь не мешала ему в свое время руководить отделом из 54 особо секретных сотрудников ГУВД Москвы, которые занимались наружным наблюдением.

«Это было подразделение грубых разведчиков, ОПУ (оперативно-поисковое управление. — Примеч. «Шторма»), — рассказывает источник «Шторма». — Они глубоко засекречены, никто в ГУВД не должен был знать их в лицо. Наружка. Пешая и автомобильная».

И за Политковской следили сотрудники именно этой наружки. На своих служебных машинах, с «непроверяйками» (удостоверения, дающие право беспрепятственно осуществлять свою деятельность. — Примеч. «Шторма»). Были отработаны распорядок дня, пути следования и т.д.,  за 100 баксов в день. Результаты ОРМ Павлюченков передал киллеру. Конечно, никто из опэушников не понес ответственности.

И тут возникает вопрос: а сколько еще заказных убийств было обслужено ОПУ ГУВД г. Москвы?

Свой свояка видит издалека

Перед гибелью Анна Политковская начала работать по делу нападения на Нальчик (Штурм Нальчика 14-15 октября 2005 года боевиками Шамиля Басаева. Нападения на отделения милиции, здания ФСБ и военные части.  — Примеч. «Шторма»). На журналистку вышли родственники погибших и стали появляться весьма щекотливые подробности действий российских силовиков. Тогда в Москву от управления ФСБ по Кабардино-Балкарии поступил запрос с просьбой провести комплекс ОРМ (оперативно-разыскных мероприятий — Примеч. «Шторма») и выяснить, кто это такая. Данный запрос был принят к исполнению в московском подразделении ФСБ.

«Изначально долго было непонятно, как наружка ФСБ не заметила слежку убийц. А если заметили, то почему промолчали», — вспоминает собеседник «Шторма».

Спустя годы из собранной по крупицам информации станет понятно, что за Политковской во время подготовки убийства одновременно следили ФСБ и ГУВД Москвы. И сотрудники ФСБ совершенно не удивились встрече со смежниками по объекту интереса.

«Ребята из ФСБ, конечно, заметили параллельную наружку МВД, так иногда бывает.  Но в этих случаях здороваться не подходят. Кто же мог догадаться, что менты работали налево?» — продолжает источник «Шторма».

Неизвестно, когда ФСБ завершила наблюдение за Политковской. До убийства или же все это произошло на их глазах.

Фото: © Агентство Москва
Фото: © Агентство Москва

Кадыров или Путин?

Первым общественно-либеральным мифом, засевшим в сознании не разбирающихся в фактуре, является информация о том, что убийство Политковской — своеобразный дар Владимиру Путину ко дню рождения. Правда, вообще не понятно, кто бы мог на такое осмелиться. Действительно, личный праздник президента всю его жизнь будет совпадать с днем, когда журналисты по всему миру вспоминают о своей выдающейся коллеге, писавшей о Чечне в невообразимо сложное время, которая, рискуя собой, шла на переговоры с террористами в Норд-Ост и совершала много других заслуживающих уважения поступков. Но! Это лишь для тех, кто не увлечен мифом вторым.

Мало кто знает, что первый раз киллер заходил на выстрел 5 октября. И тут сторонники либеральной тусовки получают пищу, еще более вкусную для размышлений — убийство Политковской в день рождения Кадырова.

Действительно, камерами видеонаблюдения достоверно подтверждено, что Рустам Махмудов 5 октября не стал стрелять лишь из-за того, что соседи журналистки выносили из подъезда диван.

Но те, кто связывает это ужасное событие и день рождения Рамзана Кадырова в нечто единое, забывают не просто деталь, а целый пласт истории Чечни.

В 2006 году, на момент убийства Политковской, президентом республики был нынешний заместитель министра юстиции Алу Алханов, который предпринимал серьезные политические ходы, пытаясь сохранить свою позицию на выборах в следующем, 2007 году. Помимо этого, свои амбиции и желание стать президентом Чечни проявлял Сулим Ямадаев. Покажется странным, но даже некоторые политические силы Дагестана пытались пролоббировать вопрос о назначении своего человека в Чечню. И это не все.

В Москве в 2006 году был создан так называемый антикадыровский комитет, в состав которого входили бежавшие из Чечни политические игроки, связанные с боевиками. И в этот комитет, кстати, приглашали Анну Политковскую, предлагая ей повлиять на исход выборов в республике. Однако журналистка просто отмахнулась от политической интриги.

«Версия с Кадыровым, конечно, прорабатывалась, — рассказывает собеседник «Шторма». — И намного серьезнее, чем смехотворная история про Березовского. Много раз, раз за разом, разными подразделениями. И даже были силы, желающие туда Кадырова притянуть».

Но помимо отсутствия реальных связей Кадырова с убийством Политковской, есть еще здравый смысл. Как человеку, претендующему на пост главы региона, в момент сильнейшей конъюнктурной конкуренции могло прийти в голову так жестко себя подставить?

Попытка убить Политковскую в день рождения Кадырова не случайна. Но сейчас и те, кто участвовал в расследовании, и сторона потерпевших склоняются к тому, что это было циничной провокацией и использованием жизни (читать — смерти) ради политических интриг.

P.S.

Спите спокойно, Анна Степановна.