«Кубышка» закончилась. Чем грозит России закрытие Резервного фонда?

12.01.2018

По мнению экспертов, цена сохранения стабильности и экономического развития — резервные триллионы бюджета страны

Фото: © GLOBAL LOOK press/Nikolay Gyngazov
Фото: © GLOBAL LOOK press/Nikolay Gyngazov

В декабре 2017-го Минфин потратил на покрытие бюджетного дефицита последний триллион Резервного фонда (РФ), и с 1 февраля «копилка» перестанет существовать. На что утекли деньги РФ и что это означает для российской экономики, вместе с финансистами разбирался «Шторм».

Резервный фонд просуществовал ровно 10 лет – он появился в 2008 году после разделения Стабилизационного фонда на Фонд национального благосостояния (ФНБ) и, собственно, на Резервный фонд. А теперь РФ перейдет под юрисдикцию ФНБ. Средства, которые были на балансе Резервного фонда, — сверхдоходы от экспорта нефти и газа.

К февралю 2015 года, когда деньги «кубышки» понадобились на то, чтобы закрыть бюджетную дыру, объем Резервного фонда составлял 5,8 триллиона рублей, а к концу года сократился до 3,6 триллиона рублей (данные Минфина). Миллиарды тратились не только на латание дыр в бюджете федеральном, а, например, на покрытие бюджета Пенсионного фонда. Примерно по 160 миллиардов рублей в месяц.

Объем последней оставшейся в России «копилки» — Фонда национального благосостояния — по прогнозу министра финансов Антона Силуанова, на начало этого года составит 3,7 триллиона рублей. Бюджет на этот год предполагает изъятие из ФНБ 1,1 триллиона рублей. При таком раскладе и средств Фонда национального благосостояния надолго может не хватить (три года по 1,1 триллиона рублей — и от него останется 300 миллиардов). Правда, в Минфине обещают пополнять фонд бюджетными деньгами при стоимости барреля выше 40 долларов.

«Надо признать тот факт, что, начиная с 2008 года страна живет в состоянии афтершоковой терапии и вставания с колен. Едва оправившись от шока мирового экономического кризиса в 2008-м и 2009 году, мы стали проводить свою геополитическую линию на укрепление и отстаивание суверенных российских интересов, попали под санкционное давление и обвинения в нарушении международного права и прочей околесице. А отстаивание собственной суверенной позиции и политики в рамках мировой геополитической карты — дело затратное и требующее больших денег. Логично, что для сохранения стабильности и обеспечения экономического развития пришлось тратить деньги из кубышки», — рассуждает аналитик Международного финансового центра Роман Блинов.

Поскольку Резервный фонд иссяк, деньги на финансирование дефицита бюджета будут браться из ФНБ. В 2017 году дефицит бюджета составлял 1,6% (1,5 триллиона рублей). По словам шеф-аналитика ГК TeleTrade Петра Пушкарева, в режиме непополнения ФНБ спокойно протянет покрытие двухлетнего дефицита.

Фото: © GLOBAL LOOK press/Alexei Gyngazov
Фото: © GLOBAL LOOK press/Alexei Gyngazov

«А сам федеральный бюджет использоваться будет так же, как и в последние три года: в том числе и на повышение зарплат бюджетникам, пособий, выплат, чтобы компенсировать последствия суммарного подъема цен с 2014 года, на инфраструктурные проекты», — говорит он.

Эксперты уверены, что пока у государства есть достойная «копилка», откровенно экономить на пенсионерах и вообще на социально незащищенном населении власти не будут.

Сложнее будет, если — гипотетически — в экономике произойдут форс-мажорные события. Например, стремительно вниз поползут сырьевые котировки (ниже 40 долларов за бочку), и у Минфина не будет возможности пополнять ФНБ.

«Пока цены на основные наши экспортные товары растут, то российская экономика будет чувствовать себя комфортно, а у нашего правительства будет возможность верстать и исполнять федеральный бюджет в рамках скромного, но профицита, ну или, «на худой конец», со скромным дефицитом», — указывает Блинов.

Другое дело, если «копилка» все-таки иссякнет. По словам эксперта, в таком случае «правительству придется работать. Не просто сидеть и смотреть на нефтегазовую трубу, из которой рекой в страну текли инвестиции и валюта».

«На просмотр этого чудного зрелища было потрачено достаточно времени. и за этот промежуток истории уже, наверное, должно было дойти до большинства заинтересованных лиц, что под лежачий камень вода сама не течет. И как мне представляется, без проведения глобальных структурных реформ, затрагивающих практически все аспекты не только экономического развития страны, но и политического настоящего страны, мы, начиная уже даже не с 1 февраля 2018 года, а существенно раньше, не спасемся ни с Резервным фондом, ни без него.

Ну а если экономика в стране оживет и получит стимулы для развития и нормального функционирования, то население получит все, что оно захочет: низкие процентные ставки, прозрачные и надежные банки, прибыльные предприятия и новые рабочие места и наконец-то — растущие доходы», — резюмирует Блинов.

Алена Каткова