Путин не тронет Ленина

Андрей Бабицкий

Журналист Андрей Бабицкий — о культурном и политическом фоне современной России

Коллаж © Daily Storm. Фото: © GLOBAL LOOK press
Коллаж © Daily Storm. Фото: © GLOBAL LOOK press

Ну вот, в разговоре с Геннадием Зюгановым Владимир Путин уже в который раз подтвердил, что пока он находится у власти, тело вождя мирового пролетариата из Мавзолея никто не вынесет, чтобы предать его земле. Более того, само это действие он охарактеризовал как варварство. Тема всплывает регулярно, порождая ожесточенные споры с переходом, как у нас водится, на личности. Однако глава государства демонстрирует свойственную ему невозмутимость, каждый раз говоря о неприемлемости "перезахоронения" Владимира Ленина.

С течением времени вопрос этот по разным причинам перестает быть насущным. Идея, рожденная в годы перестройки, казавшаяся тогда многим неоспоримой и заключающаяся в том, что России следует избавиться от символов, поддерживающих связь с советским прошлым (а тело вождя — главный из них), сегодня представляется как минимум неактуальной. Связано это отчасти с реабилитацией советского наследия, отчасти с почти преодоленным расколом внутри российского общества, которое долго делило себя на условных красных и белых. Собственно, сам Путин — один из ярчайших примеров того, как и почему удалось справиться с этой идейной разобщенностью.

Считать российского президента сторонником советского проекта больших оснований нет. Он вместе со страной пережил крушение коммунистических идеалов, был соратником одного из наиболее последовательных критиков ушедшей эпохи — Анатолия Собчака, как говорят, в свое время под влиянием Никиты Михалкова пережил увлечение трудами Ивана Ильина — философа, считавшего большевизм одной из самых страшных дьявольских напастей XX века. Да, собственно, следов самого социализма в России, возглавляемой Путиным, почти не осталось. Рынок, предпринимательство, конкуренция, ограниченное вмешательство государства в хозяйственную жизнь — все как у людей.

Тем не менее и страна, и отдельные люди за минувшие десятилетия пришли к выводу, что огульно отрицать весь советский период, считая его эпохой провала во мглу, не совсем правильно, поскольку достижения этого времени очевидны. Это и индустриализация, и победа в Великой Отечественной войне, и выход в космос, и успехи советской науки. Всего не перечислить. Были и трагические вехи, перечислять которые нет смысла, поскольку каждый имеет собственный список имен и событий, отмеченных знаком минус. В любом случае вывод, сделанный на основании пристального вглядывания в прошлое, не согласуется сегодня с заданной в годы реформ однозначностью: наша история — досоветская, советская — не имеет единого знаменателя.

Сегодняшняя Россия является наследником всей суммы исторических побед и поражений, в них выковывался национальный характер, они определили уникальность нашей культуры, в которой социалистический проект оказался ответом на какие-то глубинные народные чаяния — выражением веры в необходимость социальной справедливости и равенства. То, что его авторам не удалось реализовать его до конца, — это великая драма, но и урок. Крах утопии высвечивает «зияющие высоты» русской экзистенции. Грандиозная задача по переделке человеческой природы, поставленная еще веком Просвещения, оказалась невыполнима: русский характер, русская культура, русское православие изжили, опрокинули прекрасную чужеземную мечту, очарованию которой не смогла противиться Россия.

Дети утопии, «страшных лет», дерзновенных фантазий, имперского прошлого — всего, что нам оставили наши предки. В истории хранятся ответы на многие вопросы, которые ставит перед нами реальность, поэтому списывать со счетов отдельные ее страницы непозволительно. Продолжающие верить в то, что истина находится на одной стороне, могут это делать, допуская, что живут в одной стране с людьми, придерживающимися иных взглядов, эти люди – такие же полноценные и необходимые своей Родине граждане, как и они сами.

Постсоветские «лихие времена» стали своего рода экзаменом на уживаемость, на способность свыкнуться с многообразием идей, пронизывающих наше существование, на множественность точек зрения, обладатели которых видят очень по-разному и прошлое, и настоящее, и будущее России. Поэтому совсем не важно, как именно Владимир Путин относится к Владимиру Ленину. Важно то, что для него значительное число соотечественников, продолжающих чтить имя вождя, — это такие же члены общества, как и те, кто требует "перезахоронить" тело. Никто из них не поражен в правах, все ходят под одним Богом, служат единой Родине.

Я не устану повторять одну полюбившуюся мне мысль. В современной России, благодаря страшным испытаниям, выпавшим на нашу долю после распада СССР, обрушившимся на нас откровениям о нашем проклятом прошлом и преодолению заимствованных реформаторских идей, сложился многоукладный, разноцветный, прошитый тысячами идей культурный и политический фон. Фон, в котором сегодня каждому найдется место: и белым, и красным, и либералам, и государственникам. Нет ни нужды, ни смысла опрокидывать святыни, выносить из пантеона одних героев, чтобы заменить их другими. Нам пригодится все, все наше, все близко, дорого и любимо.