Счетная палата и Минфин по-разному оценили ситуацию с долгами регионов

30.06.2017

Наталья Башлыкова

Экономисты сулят рост доходов населения, аудиторы призывают принять меры по реструктуризации миллиардных кредитов

Фото: © council.gov.ru
Фото: © council.gov.ru

Для сбалансированности бюджетов регионам не хватает 300–500 миллиардов рублей. Об этом на заседании Совета Федерации заявила глава Счетной палаты Татьяна Голикова. По ее мнению, руководству страны необходимо принять меры по реструктуризации задолженности целого ряда субъектов, так как самостоятельно решить проблему нарастающего госдолга они не смогут. В правительстве считают, что в целом тенденция по сокращению долгов субъектов позитивная и отмечают, что за аналогичный период в 2016 году они сократились на 156 миллиардов рублей, а российская экономика набирает рост от месяца к месяцу.

От роста к банкроту

Первым тему долговых обязательств затронул глава Минфина Антон Силуанов, докладывающий о поправках в федеральный бюджет 2017 года. По его словам, долг составил 2,5 триллиона рублей.

«Он, конечно, большой, но снизился на 5,5%, или на 149 млрд рублей. При этом снижается как региональный, так и муниципальный долг», — заявил чиновник, подчеркнув, что при этом уменьшается объём дорогих рыночных заимствований субъектами РФ.

Как заметил Силуанов, они сократились на 19,4%, или почти на 300 млрд рублей. Их доля в общем объёме долга снизилась на 8,2% и составляет сегодня 47%. Глава Минфина убежден, что это наглядные результаты роста экономики России: в 2017 году бюджеты регионов исполняются значительно лучше, чем в 2016-м, и лучше, чем предусмотрено по планам самих же субъектов РФ. По данным ведомства на 1 июня, налоговые и неналоговые доходы регионов увеличились на 9%.

Фото: © GLOBAL LOOK press/Pravda Komsomolskaya
Фото: © GLOBAL LOOK press/Pravda Komsomolskaya

Вслед за Силуановым о проблемной ситуации с госдолгом регионов со своей стороны заявила председатель Счетной палаты Татьяна Голикова. По ее оценкам, действительно, к 1 июня госдолг субъектов по сравнению с началом 2017 года снизился на 130,6 миллиардов рублей, однако у 27 субъектов госдолг все-таки вырос. Регионами-лидерами глава Счётной палаты назвала Камчатский край – 45,2%, Республику Ингушетия – 25,1% и Дагестан – 13,8%.

По ее словам, недостаток средств на сбалансированность региональных бюджетов составляет от 300 до 500 миллиардов рублей.

«Мы считаем целесообразным и необходимым в рамках поправок к бюджету 2017 года снова вернуться к теме реструктуризации долга отдельным субъектам РФ», – обратилась Татьяна Голикова к спикеру Совета Федерации Валентине Матвиенко.

Верхняя палата уже неоднократно ставила перед правительством вопрос о необходимости принятия мер по этому вопросу и пересмотру бюджетной политики, однако кардинальных изменений в этой области не произошло.

Критические обязательства

По мнению экспертов, сам по себе кредит ничего страшного для региона не несет. Разные ведь бывают причины заимствований, особенно в нынешнее, непростое для экономики России время. Падение цен на нефть, санкции, низкая покупательная способность населения. Однако все это может служить оправданием лишь до того момента, когда регион будет способен обеспечивать свои социальные обязательства перед населением, в числе которых — выплаты заработной платы бюджетникам, а также ряд других мер поддержки населения.

Как ни печально это звучит, но регионов, которые с трудом выполняют эти обязательства, становится все больше.

Говоря другими словами, именно они — первые в очереди к банкротству. Это значит, что сумма их доходов приблизилась к сумме их государственного долга.

По данным Министерства финансов, на начало текущего года в списке этих восьми субъектов оказались Мордовия, Карелия, Хакассия, Марий Эл, Костромская, Астраханская, Смоленская и Еврейская автономная области. Очень близки к ним Псковская область, Удмуртия, Калмыкия, Кировская и Орловская области.

Фото: © GLOBAL LOOK press/Anton Kavashkin
Фото: © GLOBAL LOOK press/Anton Kavashkin

В Минфине пытаются успокаивать общественность тем, что все далеко не так плохо, как могло бы быть, и что на самом деле федеральная власть никогда банкротства не допустит. Однако с каждым годом их аргументы становятся все менее убедительными, а среди экспертов в качестве самого пессимистичного сценария допускается возможность дефолта.

«К 2018 году у 25% российских регионов расходы на обслуживание и погашение долга будут превышать 30% текущих доходов. Согласно накопленной нами международной статистике дефолтов, такой уровень расходов на обслуживание и погашение долга свидетельствует об очень высокой вероятности дефолта», — говорится в исследовании международного рейтингового агентства S&P.

Аналитики отмечают, что ресурсы «затягивания поясов» у субъектов практически исчерпаны: с поправкой на инфляцию (в реальном выражении) за два года их расходы уже упали почти на 15%.

По данным Высшей школы экономики, в 2015 году бюджетные расходы регионов на душу населения составляли около 80% от уровня 2008 года.

Дополнительных доходов также искать негде. С 2017 года правительство снизит долю налога на прибыль, которая зачисляется в бюджеты регионов, несмотря на то, что налогооблагаемая база сжимается из-за низких темпов экономического роста.

«Другой поступающий субъектам налог — на доходы физлиц — также не исправит ситуацию: поступления от него останутся невысокими в связи с ограниченным номинальным ростом заработной платы и отсутствием роста экономики», — констатируют в S&P.

Кто виноват и что делать?

Говоря о том, почему все происходит так, как происходит, все чаще политики и эксперты делают вывод об отсутствии политической воли. Так как решить проблему можно достаточно просто: путем пересмотра межбюджетных отношений субъектов и федерального центра. Говоря по-простому, регионы должны меньше отдавать налогов в Москву и больше оставлять себе, тем более что за последнее время они получили немало полномочий, которые не подкреплены финансированием.

Проблема уже не раз озвучивалась и руководством Счетной палаты, руководством российского парламента и рядом экспертов. Все вроде как все понимают, соглашаются, но почему-то то ли не могут, то ли не хотят изменить эту ситуацию, от которой, конечно, больше всего страдает простое население.