Трудности усыновления: медицинские карты сирот

Надежда Иванова

В России предлагают создать федеральную электронную базу меддокументов детей-сирот

Фото: © GLOBAL LOOK press/Sergey Voronin
Фото: © GLOBAL LOOK press/Sergey Voronin

Председатель комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов (ЛДПР) готовит обращение в Минобрнауки России с предложением создать электронную базу медицинских карт воспитанников детдомов. Сегодня отсутствие такой базы, как считает законодатель, мешает многих потенциальным усыновителям решиться на прием в семью ребенка из другого региона.

Последние пять лет идут нескончаемые разговоры о необходимости сделать удобной процедуру усыновления. Но, как оказывается, многие фундаментальные бюрократические проблемы до сих пор не решены.

Одна из таких проблем – возможность ознакомиться с медицинскими данными ребенка. Особенно это беспокоит тех, кто решил забрать ребенка из детдома в другом регионе.

Вы собрали кучу бумаг, получили официальный статус кандидата на усыновление (действует два года) и начинаете искать ребенка. В интернете есть базы детей-сирот. Там есть фотография, достаточно редко, но можно встретить видеопаспорт, и почти совсем нет никакой информации о здоровье ребенка. Как правило, просто указывается группа здоровья ребенка. Этих групп пять: начиная от первой, когда ребенок абсолютно здоров, и заканчивая пятой – инвалид.

Как нам рассказал собеседник в одном из столичных интернатов, детей первой группы в учреждениях практически нет, вторая группа – хорошее здоровье – тоже редкость. В основном дети третьей группы — с хроническими заболеваниями, и четвертой-пятой групп – серьезные проблемы со здоровьем.

Условной приемной семье понравился ребенок, который находится за две тысячи километров. Группа здоровья — третья. Все. Больше они ничего не знают, но хотят подробнее узнать о здоровье ребенка.

В каждом регионе есть оператор, который занимается вопросами усыновления. Но, как оказывается, если вы живете в Краснодаре, а ребенок, который вам понравился, – во Владивостоке, чтобы посмотреть его медицинскую карту, справку 160/у, карту прививок, вам нужно ехать во Владивосток. Там вам дадут направление, действующее 10 дней, в течение которых вы можете получить личное дело, медицинские документы и решить, подходит ли вам ребенок с теми заболеваниями, которые у него есть.

Фото: © Агентство Москва/Ермаков Дмитрий
Фото: © Агентство Москва/Ермаков Дмитрий

Альтернатива — Москва. Именно в столице находится федеральный оператор, который вам может выдать направление прямо в Москве, предоставить некоторую медицинскую информацию.

Однако, как рассказал наш собеседник – директор одной из школ приемных родителей, Москва, конечно, альтернатива, но достаточно сомнительная.

Если вы из Краснодара или Томска, а ребенок, который вам нравится, находится в Иркутске, за информацией по нему нужно ехать в Москву или Иркутск. Только в Москве вы рискуете застрять в очереди месяца на два, что неподъемно для многих региональных семей.

По мнению Нилова, это — абсолютно архаичная система. Сегодня уже есть интернет. Ничто не мешает человеку, имеющему статус кандидата на усыновление, получить интересующую медицинскую информацию о ребенке из другого региона у себя дома.

«Я совершенно согласен с тем, что нужно упрощать усыновителям возможности для поиска своего ребенка. И нужно менять архаичные системы, позволяя потенциальным родителям получать больше информации в интересах их семейного устройства. Эту тему уже поднимали ранее, но сейчас мы видим, что она зависла. Поэтому мы еще раз обратимся в Минобрнауки с просьбой ускорить введение данной меры», — сказал Ярослав Нилов.

Особенно эта проблема актуальна на фоне того, сколько стоят авиабилеты в России. Для семейной пары из центральной части страны, которая решила посмотреть ребенка в Сибири или на Дальнем Востоке, поездка может обойтись далеко за 100 тысяч рублей.

Собеседник, близкий к Минобрнауки, рассказал нам, что в середине лета в ведомстве уже поднимался вопрос о необходимости создать более удобную систему, когда потенциальный усыновитель из одного региона сможет получить более детальную медицинскую информацию о ребенке из другого региона, при этом не отправляясь в Москву или Сибирь.

Фото: © GLOBAL LOOK press/Sergey Voronin
Фото: © GLOBAL LOOK press/Sergey Voronin

О существовании этой проблемы нам рассказала и психолог-педагог одного из столичных интернатов.

«К примеру, в Москве детей нет. В основном люди хотят здорового младенца, но за ними стоит такая очередь, что их усыновляют уже в роддомах. То есть до детдомов такие дети просто не доходят. В основном ищут в регионах, в том числе в дальних», — поделилась наша собеседница.

При этом психолог-педагог рассказала о некоторых других проблемах с медицинской документацией сирот.

«Зачастую информация, которая содержится в этих документах, не соответствует действительности. Общая справка 160/у вообще делается по факту изучения всего пакета документов ребенка и визуального осмотра в течение 15 минут. Бывает, когда ребенку ставят диагноз ДЦП, хотя никакого ДЦП у него нет. Бывает, когда ребенку сознательно ставят инвалидность и заносят в пятую группу, чтобы при выходе из детдома у него была хоть какая-то пенсия для жизни», — рассказала она.

Другая собеседница, бывшая директор учреждения опеки, подтвердила это. Только, по ее словам, это делается не во благо ребенка, чтобы он получал пенсию по инвалидности, а для того, чтобы задержать ребенка в учреждении. 

«Вместе с полюбившимся ребенком руководство детдома лишается денег на его содержание. Этого не все хотят. Поэтому диагнозы могут быть ухудшены. Причем никакой ответственности за это директор не несет. Это трудно доказать и легко списать на врачебную ошибку», — поделилась она.

Еще одна серьезная существующая проблема – нет правил проведения независимого медицинского исследования ребенка до усыновления. Вы приезжаете в глушь, получаете медкарту, консультируетесь со своим знакомым врачом дистанционно, и он вам говорит – здесь есть что-то странное. Лучше показать ребенка и его документы независимому доктору на месте.

Фото: © GLOBAL LOOK press/Sergey Voronin
Фото: © GLOBAL LOOK press/Sergey Voronin

И тут возникает законный представитель ребенка – директор детдома. Он может согласиться на такое исследование, может не согласиться. Закон его не ограничивает.

Еще одна наша собеседница, которая несколько лет назад усыновила ребенка, считает, что возможность запроса медицинских документов из региона не решит всех проблем, но все же заметно облегчит жизнь усыновителям.

«Там могут написать немного неправду, но у вас всегда будет возможность по месту жительства проконсультироваться с врачом. Он как минимум скажет, на что обратить внимание. Вот тут непонятно, из-за чего сбит график прививок, вот здесь указан такой-то диагноз, но есть сомнения. По крайней мере, будет хоть какое-то понимание. В регионах есть медучреждения, лицензированные для обслуживания детей-сирот. Но как показывает история многих, дозвониться до них из другого города сложно, а если дозвонились, вам еще могут нахамить», – рассказала она.

В российской теме устройства детей-сирот еще много проблем. Доступ к медицинским документам – одна из основных. Но еще есть проблема видеопаспортов. Когда-то ныне покойный сенатор Вадим Тюльпанов лоббировал появление роликов про сирот в общих базах по усыновлению. У кого-то из детей видеопаспорта появились, но пока это редкость. Хотя по видео приемному родителю легче понять, испытывает он что-то к этому ребенку или нет, готов ли отправиться в путешествие по России.

Или проблема братьев и сестер в детских домах. В одном детском доме может находиться, например, четыре ребенка-родственника. Закон как бы предполагает, что усыновлять их если и можно, то всех вместе. Но мало кто из усыновителей на такое решится. В итоге, по словам нашего источника в интернате, работникам приходится заполнять кучу бумаг, проводить комиссии и доказывать чиновникам, что для детей лучше оказаться по одному в разных приемных семьях, чем ждать своего совершеннолетия в детдоме.