«Игра престолов» больше не интересна

18.07.2017

Никита Голобоков

Публицист Никита Голобоков – о том, как феминистки и моралисты испортили одно из лучших телевизионных шоу современности

Кадр сериала "Игра престолов". © Кинопоиск
Кадр сериала "Игра престолов". © Кинопоиск

Признаюсь, это был один из моих любимых сериалов. «Игра престолов» понравилась мне настолько, что, будучи весьма далек от фэнтези, я все же приобрел все романы серии. И вот уже больше года нет никакого желания продолжать смотреть сериал. Вышедшую накануне первую серию седьмого сезона я посмотрел скорее по старой памяти. Сериал стал на редкость предсказуемым и скучным, хотя на съемки нового сезона его создатели и потратили денег больше, чем на все предыдущие. Не знаю, каким будет новый роман Джорджа Мартина, однако, судя по тому, что режиссеры «Игры престолов» согласовывают сценарий с ним, тоже, к сожалению, не стоит ждать ничего хорошего.

Но сперва по порядку. «Игра престолов» — это ведь изначально не настоящее фэнтези. Романы Мартина мало напоминают классические сказки про драконов и колдунов с хорошим концом и отсылками к мифологии и библейскому сюжету. Эпопея скорее похожа на «Проклятых королей» Дрюона, трагедии Шекспира или даже «Тихий Дон» Шолохова, чем на «Властелина колец» или «Хроники Нарнии». Другое дело, что фэнтезийный стиль позволяет вольно обращаться с сюжетом, придумывать каких угодно героев, не боясь, что обвинят в искажении исторических фактов. Однако Мартин сам не отрицает, что в сюжете его романов можно найти множество параллелей с историческими событиями — от «Войны роз» до резни в Гленко и осады арабами Константинополя. Этим в первую очередь и было интересно шоу — зрителю показывали реальную политику в сказочно-средневековом антураже, «карточный домик», но с драконами. Кровь льется рекой, все интригуют и обманывают, и по большому счету нет ни одного стопроцентно положительного героя. Если, конечно, не считать положительными героями тех, кто просто больше нравится западным домохозяйкам — слащавого бастарда Джона Сноу, тихушницу Сансу Старк, которая, заметьте, настучала на своего отца, или ее сестру Арью, уже угробившую народу больше, чем битцевский маньяк. Моралисты негодовали, зритель с интересом смотрел на кровавые сорокаминутные вакханалии. Это и было интересно. Ровно до пятого сезона.

Два года назад создатели сериала совершили непростительную с точки зрения американских феминисток ошибку, слегка изменив сюжетную линию. А именно, выдали одну из условных положительных героинь – Сансу Старк за «больного ублюдка» Рамси Болтона, и тот совершил с ней непозволительное. А именно дефлорировал. При этом, правда, заставил наблюдать за происходящим своего кастрированного раба Вонючку. Но в конце концов, по сравнению с другими сценами в «Игре престолов» дефлорация Сансы смотрится весьма невинно. На то оно и Средневековье, чтобы выдавать девушек замуж не по любви. Но именно эта, в общем-то, рядовая для сериала сцена, вызвала шквал возмущения среди американских и европейских феминисток. Как-никак, замахнулись на самое святое, на честь одной из главных героинь. Создателей сериала засыпали письмами и обращениями, обвинили чуть ли не в пропаганде изнасилования, и с этого момента стало ясно, что проект обречен. Болтонов и раньше не любили, как-никак это они совместно с Фреями организовали предательское убийство на «Красной свадьбе», а после такого этот род точно был обречен.

 Кадр сериала "Игра престолов". © Кинопоиск
Кадр сериала "Игра престолов". © Кинопоиск

И вот с этого момента, с брачной ночи Рамси и Сансы все хорошие люди принялись систематически уничтожать всех плохих, и занимаются этим уже полтора сезона. Причем добро берет реванш зачастую вопреки законам логики и элементарного естественного отбора. «Битва бастардов» в шестом сезоне, в которой, естественно, победило добро, вообще подозрительно напоминает битву за Хельмову падь из «Властелина колец». Хотя Мартин с его скандалами-интригами и Толкин с его библейской моралью — просто небо и земля. В это же время за морем еще один кумир западных феминисток, Дейенерис Бурерожденная, вдруг резко перестала тупить, и уверенными шагами пошла к успеху. Из более-менее интересных людей осталась только Серсея — один из самых трагических и непонятых героев романа. Но я боюсь, что и ее угробят в угоду толпе. Впереди – хеппи-энд и «бабье царство».

А ведь в жизни все не так. Политика — такое дело, где побеждают не благородные Старки, а расчетливые и жестокие Болтоны и Фреи. Да и тут еще следует спросить простых людей, вестеросских ватников, с какими правителями им лучше живется? С крепкими хозяйственниками Фреями или со Старками, развязавшими братоубийственную войну? Что касается Болтонов, то те же самые пытки тоже легко объяснимы — когда твои соседи гордятся тем, что «не сеют» и живут морским разбоем, нужны весомые аргументы, чтобы отбить у них желание ходить в твои земли. Именно Болтоны прогнали захватчиков с Севера, пока Старки гробили людей в угоду собственному тщеславию.

К слову, исторические прототипы Фреев и Болтонов — устроившие резню в Гленко Кэмпбеллы — расплаты избежали и до сих пор остаются одним из самых влиятельных кланов Западной Шотландии. Потому что в жизни хеппи-эндов не бывает. Сам Мартин раньше постоянно в таком же духе и отвечал на многочисленные нападки моралистов. Что заставило его сейчас изменить самому себе — загадка. Может быть, действительно сыграло свою роль феминистское лобби, а может, западный обыватель оказался не готов к встрече с суровой реальностью, ведь ему нужна сказка.