«За Веру, Царя и Отечество» или необычная дивизия белогвардейцев-монархистов.

8 August 2020
5,4k full reads
3 min.
7,3k story viewsUnique page visitors
5,4k read the story to the endThat's 75% of the total page views
3 minutes — average reading time

Вообще, данный «пафосный» дореволюционный девиз не мог широко применяться белогвардейцами, так как они, по большей части, придерживались «политики непредрешенчества». Серьезный идеолгический кризис русского офицерства привел к тому, что быть монархистом стало как-то «не модно». Многие деятели белого движения имели отношение к событиям февраля 1917 года, другие же оставались монархистами «в душе», не афишируя сей факт своей биографии.

Тем не менее, некоторые представители антибольшевистского лагеря не скрывали своих монархических убеждений. Немало таких белых воевало на востоке, юге и северо-западе.

Но тут — целая дивизия белогвардейцев-монархистов, во главе со своим «шефом», военачальником Михаилом Гордеевичем Дроздовским. Да, речь о «дроздовцах».

Михаил Гордеевич Дроздовский
Михаил Гордеевич Дроздовский
Михаил Гордеевич Дроздовский

Это подразделение стало одним из столпов белого движения на юге России, хотя начиналось все с маленького отряда добровольцев. Дроздовский сумел совершить внушительный «марш-бросок» из Румынии до самого Дона, оставив разложившийся фронт Мировой войны. Соединение тогда, весной 1918 года, насчитывало чуть больше тысячи человек.

Михаил Гордеевич шел на соединение с Добровольческой армией, хотя сам оставался монархистом. Потомственный военный и дворянин, участник Русско-японской войны, он лично поднимал людей в атаку и во время Первой мировой. Дроздовский представлял собой яркий портрет «человека бурной эпохи»: отчаянно смелый, фанатичный, преданный идее, не жалевший себя, способный на неожиданные и жестокие поступки, прирожденный лидер.

«Нервный, худой, полковник Дроздовский был типом воина-аскета: он не пил, не курил и не обращал внимания на блага жизни; всегда — от Ясс и до самой смерти — в одном и том же поношенном френче, с потертой георгиевской ленточкой в петлице; он из скромности не носил самого ордена. Всегда занятой, всегда в движении...» (с) В. Кравченко. Дроздовцы от Ясс до Галлиполи.

Капитан Михаил Гордеевич Дроздовский. Севастопольская авиационная школа. 1913 год
Капитан Михаил Гордеевич Дроздовский. Севастопольская авиационная школа. 1913 год
Капитан Михаил Гордеевич Дроздовский. Севастопольская авиационная школа. 1913 год

Он возглавил этот небольшой отряд, фактически — из таких же людей, каким был и сам Михаил Гордеевич. Почти все — офицеры военного времени, молодежь.

Но было у Михаила Гордеевича кое-что, что выделяло его из среды таких вот «полевых командиров Гражданской войны». Дело в том, что Дроздовский создал собственную тайную монархическую организацию, куда записались почти все его «подопечные». Лидер «дроздов» наплевал на идеи «непредрешимости» и, де-факто, создал свою собственную «идеологическую структуру». Это решение обеспечило, однако, хорошую спайку частей.

На протяжении всей Гражданской войны «дроздовцев» бросали на самые сложные участки фронтов, где они несли жестокие потери. В исследованиях современных историков можно встретить данные, согласно которым «малиновые фуражки» выдержали 650 боев, потеряв при этом 15 000 человек убитыми и до 35 000 — ранеными.

Вообще, своим появлением в разгар Гражданской войны на юге России Дроздовский фактически спас Добровольческую армию, приведя к Деникину и Алексееву хорошо вооруженный отряд с артиллерией и даже с бронеавтомобилем! Между прочим, Дроздовского пытался переманить на свою сторону донской атаман П.А. Краснов.

Белогвардейцы-дроздовцы на картине художника Д. Шмарина.
Белогвардейцы-дроздовцы на картине художника Д. Шмарина.
Белогвардейцы-дроздовцы на картине художника Д. Шмарина.

И да, с «республиканцами» отношения у монархиста как-то не заладились. Известны многочисленные конфликты Дроздовского со штабом Добровольческой армии. Если добровольцы-«корниловцы» видели Россию республикой, то добровольцы-«дроздовцы» грезили о конституционной (а кто-то — и о возвращении неограниченной) монархии. Ярым сторонником возвращения императорской власти был лично Михаил Гордеевич. Более того, за короткий срок он добился внушительных успехов: его вербовочные центры работали во многих городах России, да и многие «старые добровольцы», даже из деникинского штаба, присоединялись к «нелегальной монархической организации».

Рост влияния «дроздов» в Добровольческой армии сильно пугал «республиканцев», особенно — ближайшего помощника А.И. Деникина, генерала И.П. Романовского. Начальник штаба и член Особого совещания, он не пользовался любовью в войсках, так как выступал своеобразным «громоотводом» у Деникина, отклоняя просьбы и предложения. Романовский считал Дроздовского очень опасным, плохо управляемым командиром, «белым Сорокиным».

Дроздовский же полагал, что штаб Деникина не расположен к Михаилу Гордеевичу из-за «монархизма». В любом случае, на это накладывались и тактические разногласия в военном деле, и тот факт, что «дроздовцы» снабжались штабом по остаточному принципу.

Дроздовцы в исполнении художника А. Ромасюкова.
Дроздовцы в исполнении художника А. Ромасюкова.
Дроздовцы в исполнении художника А. Ромасюкова.

Дроздовский, как ни крути, был очень способным деятелем белого движения. Однако, «выбыл из игры» он довольно рано (впрочем, как и многие яркие фигуры белого движения). Михаил Гордеевич получил ранение в ступню осенью, во время боев с красными за Ставрополь. Рана вроде как не опасная... но началась гангрена. Не стало вождя «дроздов» в первый день лихого 1919 года. Многие, кстати, выдвигают конспирологические версии отравления. Но нельзя отрицать и того, что в тылу у добровольцев не хватало даже самых «банальных» медикаментов — чистых бинтов и йода.

И в январе «его дивизия» официально стала именоваться — Офицерская генерала Дроздовского стрелковая дивизия. Она включала в себя многочисленные более мелкие части «дроздовцев», в честь легендарного командира белыми также были названы бронепоезд и танк.

Тот самый танк.
Тот самый танк.
Тот самый танк.

«Дроздовцы» прошли всю Гражданскую войну, Галлиполийский лагерь, сохраняли свою «воинскую спайку» и в эмиграции. Их можно назвать, без сомнения, самыми заметными монархистами периода Гражданской войны. Это были «роялисты», реально сражавшиеся за свои убеждения и оставившие свой яркий след в истории белого движения...

С вами вел беседу Темный историк, подписывайтесь на канал, ставьте лайки, смотрите старые публикации (это очень важно для меня, правда) и вступайте в мое сообщество в соцсети Вконтакте. Читайте также другие мои каналы:

О фильмах, мультиках и книгах: Темный критик.

О политоте, новостях, общественных проблемах: Темный политик.