Новейшее исследование разрушило некоторые стереотипы о хэви-металле

Забудьте о диком и хаотичном поведении, музыкальная культура хэви-металла объединяет людей и регулируется этикетом и правилами поведения — об этом утверждается в новом исследовании UCL (University College London).

После нескольких лет гастролей с различными металлическими группами из США и Европы аспирант UCL по антропологии Линдси Бишоп обнаружила, что мировое хэви-металлическое сообщество является сложным и трансгенерационным, а умудрённые опытом передают свои знания и нормы более молодым, такие как, к примеру, негласные правила поведения в мошпите.

Бишоп, чьё исследование является первой этнографией такого рода, сфокусированной на значении живого исполнения хэви-металла с точки зрения как аудитории, так и музыканта, рассматривает хэви-металл со строго антропологической точки зрения. Она провела обширные интервью и пообщалась с музыкантами FEAR FACTORY, 3TEETH, MORTIIS, PIG и COMBICHRIST. Кадры, снятые во время гастролей с индастриал-музыкантом Джейсом Льюисом, недавно были опубликованы в его новом видеосингле, выпущенном на Universal Music.

Исследование показало, что хэви-металл далёк от популярного восприятия «озлобленных подростков мужского пола» и является культурно объединяющим, с богатой и разнообразной аудиторией, включающей большое количество женщин и пожилых людей, который охватывает множество религий, сексуальных ориентаций и политических взглядов.

Финалом исследования станет документальный фильм, который будет доступен на её сайте, и книга, исследующая способность музыкального исполнения создавать металлические сообщества, которые существовали на протяжении нескольких поколений и теперь распространились по всему миру. Вот одно из её самых ярких наблюдений: «Этикет в мош-пите».

Исследование показало, что старшие поколения поклонников металла передают этикет и поведение в мошпите новичкам и молодым поколениям, чтобы обеспечить среду «контролируемого хаоса». «Это включает в себя имплицитное понимание того, что участие в нём добровольно, что те, кто там упал, должны быть немедленно подняты, и если кто-то пострадал, его отправляют к барной стойке или к бару ответственным лицом».

Комментарии участников опроса:

«Когда кто-то падает, ты его немедленно поднимаешь и спрашиваешь: "Чувак, ты там как? Всё цело?". Но в металле всё именно так: концерт проводится в огромном клубе, и ты совсем не обязательно знаком с каждым из присутствующих, но кивком приветствуешь друг друга», — аноним А.

«Существует своего рода... не то чтобч предписание как таковое, а скорее руководство, своего рода этикет. Это вроде как неписанные правила», — аноним Б.

Бишоп: «Мош-питы, краудсёрфинг, сёркл-питы в абстрактном смысле олицетворяют металлическое сообщество. Старшие поколения обучают мошпит-этикету, а новички узнают, что мош — это не борьба, а способ снять напряжение и часто просто повод для знакомства.

У металлической культуры нет истории агрессии в сравнении с мейнстрим-культурой, для которой, например, панк стал синонимом. В металлической культуре агрессия высвобождается через катарсис в толпе».

Всеохватность

Несмотря на восприятие хэви-металлического сообщества как «грубого обряда посвящения для подростков», Бишоп говорит, что это «сложное, объединяющее и глобальное сообщество», которое теперь охватывает несколько поколений.

Металлическое сообщество развивалось с момента своего создания в 1960-х годах, и сегодня женщины составляют в среднем одну треть посетителей концертов, а многие пожилые люди, семьи, инвалиды, ЛГБТИ-индивидуумы приходят на концерты по всему миру.

Однако Бишоп подчёркивает, что предстоит ещё масса работы, чтобы изменить общее восприятие:

«Несмотря на неуклонный рост числа женщин в металлическом сообществе, всё ещё существует проблема восприятия, которая может создать у молодых девушек и женщин впечатление, что это не для них. Когда женщины по всему миру являются частью металл-сообщества, особенно в южноафриканской стране Ботсване, существует сообщество "ботсванских Королев", которые разрушают гендерные стереотипы посредством металл-музыки».

Дружба и фанатство

Традиционно исследования были сосредоточены либо на музыкантах, выступающих на сцене, либо на публике, но редко рассматривался коллективный опыт между ними, особенно с точки зрения трансгенераций.

Металл-сообщество существует далеко не один день, и на текущий момент после случившейся цифровой революции группы изменили свой подход к производству музыки. Больше внимания уделяется гастролям и общению со зрителями, чем когда-либо прежде. Благодаря социальным сетям посетители концертов и исполнители теперь налаживают длительные дружеские отношения.

Отношения между аудиторией и исполнителем являются неотъемлемой частью металлического сообщества, и существует ряд ритуалов, которые демонстрируют этот двусторонний диалог, — таких как физическая связь со зрителями, вокалисты, которые призывают аудиторию петь, бросая барабанные палочки и другую атрибутику со сцены, и в ответ публика бросает футболки или подарки исполнителям.

Подобные отношения в некоторой степени являются следствием перемен в музыкальной индустрии и сокращения продаж пластинок, из-за чего группы всё больше полагаются на доходы от гастролей.

Комментирует Бишоп:

«Гастроли имеют решающее значение для выживания металл-группы, она зависит от продажи билетов и товаров. Кроме того, краудфандинг больше, чем когда-либо популярен и работает среди данного сообщества, и во многих отношениях это положительный момент, потому что он исключает посредников и дает прямую связь поклонников с музыкантами.

Любая группа, способная выдержать испытание временем, пользуется большим уважением. Практически невозможно встретить в металле сфабрикованную искусственно группу — в этом обществе, чтобы быть успешным, вы должно прожить много лет, чем-то подкупить и и заслужить уважение вашей аудитории»

Самый близкий жанр к классике?

В металле жанр разделяется на множество поджанров, включая блэк-металл, пауэр-металл, ню-металл, спид-металл, дум-металл, а теперь ещё и викинг-металл. Огромное количество поджанров и сложная композиционная структура музыки привели к предположениям, что классика и металл тесно связаны между собой, однако прямых доказательств этому нет.

Бишоп:

«Мы точно знаем, что есть корреляции с классикой. Многие хэви-металлические группы находятся под влиянием классической музыки, и ряд металлических музыкантов, с которыми я говорила, обучались классической музыке. Аналогичная ситуация и среди аудитории. В России, например, принято, чтобы старые металлисты брали ноты на концерты так же, как и в оперу».

Бишоп работает над диаграммой для финала исследования, которая будет описывать нюансы различных металлических жанров, начиная от ритмической сложности грув-металла до плотного и тяжёлого ритма дума и спида, и диссонанса трэша до дикой виртуозности пауэр-металла.

Бишоп делает следующий вывод:

«Я пошла на один металлический концерт, где группа в стиле "doom" сыграла одну песню, которая длилась целых 50 минут. Это было похоже на похоронную музыку. Зал был забит до отказа, а публика стояла почти как мёртвая. Это была просто стена вибрации».

Один из участников описал этот концерт как «отличное избавление от стресса, особенно потому, что вы можете стоять там и почти ощущать, как вибрируют ваши внутренние органы».