Проехал

10.08.2017

Стану беспорядочно рассказывать, как мы с мамой ездили в Германию.

В поезде Москва — Брест один из пассажиров очень хотел увидеть границу между Белоруссией и Россией. Он прямо в шортах-майке встал у окна в коридоре и стал высматривать. Когда кому-то нужно было пройти, пассажир прижимался большим животом к стеклу и чуть застенчиво говорил: «А вот я так ужмуся и вы пройдёте, ха-ха».

Из открытого купе его время от времени звала женщина — может быть, например, жена. «Олег, яичко-то съешь! Скоро яичек не останется».

Но Олег не шёл есть яичко и есть котлетку тоже не шёл.

По мере приближения к границе на улице становилось всё темнее. Олегу приходилось складывать ладони биноклем и прижиматься к стеклу — так он мог видеть хотя бы силуэты деревьев.

Спутница Олега выплыла из купе и посмотрела на совершенно чёрное окно.

— Ничего ж не видно, чё стоишь-то? — сказала она и отправилась в конец вагона.

Стрелочка на карте в моём телефоне нечувствительно пересекла зелёную линию и поползла дальше. Минут через десять Олег спросил у проводницы, скоро ли граница.

— Так уж давно Беларусь! — отвечала проводница.

Олег развёл руками и стал громко жаловаться на ночь и на темноту, из-за которой всё пропустил.

А там нету просто ничего. Краской написано «Белорусская железная дорога» на каком-то кирпичном сарае — и всё. Ну и слава богу, в принципе.

Вообще поезд Москва — Брест этой самой Белорусской дороги не ахти. Не супер. Не великолепный. С тем же «Воронежем» ни в какое сравнение не идёт.

Там ещё был другой пассажир — я возвращался из туалета, а он выполз из купе на четвереньках и с интересом огляделся. Мы друг другу стали было улыбаться, но его забрали обратно.