Вадим Ильич и дубонос

Стоило Вадиму Ильичу завесить дверь дачи тюлем, как в этом тюле немедленно запутался дубонос.

«Паразит, — подумал Вадим Ильич, глядя на барахтающегося дубоноса, — весь тюль обдерёт, паразит. Вон уже чуть-чуть опачкал. А тюль новёхонький. Вывязывайся давай!»

Вадим Ильич ухватил тюль за низ и потряс. Дубонос похлопотал крыльями, но высвободиться не смог.

«Так, — уже вслух сказал Вадим Ильич, решившись, — только ты меня не цапни!»

Он осторожно развернул тюль и вытянул его. Дубонос рванулся, но улететь не смог — пока он вертелся, правое крыло и обе ноги запутались в нитках.

«Какой же ты подлец, — сказал Вадим Ильич дубоносу, — просто исключительный подлец». И, что поделать, стал подбираться прямо руками.

Что же за такая судьба у тебя, Вадим Ильич? Почему остался ты наедине с дубоносом? Отчего не случилось рядом советчика или помощницы? Почему никто не присоветовал тебе надеть перчатки или озаботиться иными средствами?

Однако хорошо, что по соседству с Вадимом Ильичом жил бывший военный врач Пельменников. Этот Пельменников в силу огромного опыта очень умел в случае чего гигиенично замотать повреждённый аспект и сказать что-нибудь утешительное.

— Этот ваш дубонос, Вадим Ильич, птица очень известная, — говорил Пельменников, крутя бинт. — Очень она своим носом любит орудовать. Это вам ещё повезло, потому как ваш палец вот он, подлежит бинтованию. А могла и целиком отхватить — тогда только пришивать, да и то больше для смеху.

Вадим Ильич горестно покачал головой.

— Чем грустить, давайте лучше за ваше полное выздоровление выпьем. Или вот давайте почитаем, что это за такой фрукт, — доктор отёр руки о штаны и открыл энциклопедию. — Так-с. Дубонос. Птица средних размеров. Охранный статус... вызывает наименьшие опасения, вот что.

Вадим Ильич возмущённо задохнулся.

— Вы не поняли, — объяснил Пельменников, разобравшись. — Вызывает наименьшие опасения — это значит много его. Везде обитает в достаточном количестве. Впрочем, всё равно неясно... чёрт с ним. Вот ещё интересно: живёт в лиственных и смешанных лесах, рощах, садах, дубравах, полезащитных насаждениях и парках.

— И что же это у меня — дубрава или парк? У меня дача!

— Так вот же ещё: иногда — в непосредственной близости от человеческого жилья. У вас человеческое жильё, и вот он и обитает. В непосредственной близости.

Вадим Ильич раздвинул занавесочки и посмотрел в лес за деревней. Дубоноса нигде не было.

— Обычно держится скрытно в кронах деревьев, — прочитал доктор. — Питается косточками черемухи и вишни, менее охотно поедает рябину и бузину, а также семена граба, клена, чертополоха, подсолнуха, буковые орешки. Скотина какая, а? Менее, видите ли, охотно он поедает. Косточки вишни он, значит, охотно, а буковые орешки — менее охотно... Что это за орешки-то такие — буковые, а, Вадим Ильич?

— Не знаю, — отвечал Вадим Ильич, — не знаю буковых орешков.

— А охотно ли вы — вот вы сами — поедаете арахисовые орешки? — с доброй лукавинкой спросил его доктор.

— Поедаю, — Вадим Ильич всхлипнул. — Не проходит палец-то. Болит.

— Так эвона, — сказал доктор, — такое ранение. Имейте терпение.

И они стали пить пиво, охотно поедая орешки.