Чем и как сражались викинги НА САМОМ ДЕЛЕ

4 September

О чем пойдет речь, пара слов

Изначально хотел написать статью только про скьялборг, потому что на стримах неоднократно затрагивали этот вопрос. Но потом решил, что будет неправильно не поделиться личным опытом и некоторыми практическими знаниями, собранными за те 15 лет, что я занимаюсь исторической реконструкцией (причем 8 из них – конкретно Скандинавией эпохи викингов).

Поэтому речь пойдет не только о легендарной «стене щитов», но также о тех, кто эту стену «строил», как эти бравые парни были вооружены и как действовали во время сражения. Основываться я буду в первую очередь на научных фактах, а именно – на хрониках, археологии и изобразительных источниках. Но во многом эта тема, особенно в плане тактики, экспериментальная. Поэтому дополнять факты я буду собственным опытом, где смогу – приложу фото. Однако при наличии стойкого интереса рекомендую все же в дополнение посмотреть стрим – там и фотографий больше, и видео показываю, и многие моменты разъясняю подробнее.

Итак…

Изображение стены щитов шумерской пехоты «Стела Стервятников» ок. 2500 г. до н.э.
Изображение стены щитов шумерской пехоты «Стела Стервятников» ок. 2500 г. до н.э.

Скьялборг («skjaldborg» на древнеанглийком) дословно переводится как «стена щитов». Это тактическое войсковое построение, активно применяемое во все исторические эпохи, начиная с Древнего мира (персидская спарабара и греческая фаланга) до Нового времени.

Техника выполнения

Воины первого ряда поднимают щиты таким образом, чтобы верхняя кромка находилась выше ключицы, а верхняя половина плоскости щита упиралась в дельтовидную мышцу. Нижней кромкой щит упирается в четырехглавую мышцу бедра (это в случае с круглым традиционным для скандинавов щитом, если речь о каплевидном, то упор снизу в икроножную мышцу ниже колена). Правая треть щита накладывается на щит рядом стоящего воина и прижимается рукой с оружием.

Если верхняя половина плоскости щита не упирается в дельтовидную мышцу, то при столкновении со щитом противника (равно как при ударе копьем/топором/ногой) кромка может поразить самого защищающегося воина (в зубы, нос, как попадет). Нижняя часть ни в коем случае не упирается в колено, иначе при любом внешнем воздействии (удар оружием, столкновение со щитом противника) воин получит травму коленного сустава. Сцепка со щитом товарища необходима для недопущения прорыва «стены» фронтальной атакой (а еще чтобы вражеское копье не залетело в товарищей из второго ряда).
При этом нужно понимать – ничто не мешает по необходимости кратковременно опустить щит, чтобы защитить ноги или поднять его, чтобы защитить голову. Максимальная фиксация нужна в момент столкновения со стеной противника с целью ее «продавливания». В остальное время важнее сцепка. Как все это выглядело – я позже проиллюстрирую на примере. И да, не путаем с так называемой фехтовальной стойкой, когда впереди правая нога, а не левая.
Англосаксонский скьялборг против норманнской кавалерии, Битва при Гастингсе, Гобелен из Байё
Англосаксонский скьялборг против норманнской кавалерии, Битва при Гастингсе, Гобелен из Байё

Потенциальные вариации

Скьялборг в первом ряду может быть усилен вторым рядом двумя методами. Первый метод – воины второго ряда просто упираются в спины воинов первого ряда, проталкивая их вперед с целью прорыва строя противника (это если бой подошел к фазе, когда два строя столкнулись щит в щит). Второй метод мог быть ориентирован на малые тактические группы с целью защиты от метательного оружия – стрел и копий. В этом случае воины первого ряда садятся на одно колено, а воины второго ряда накрывают их своими щитами в шахматном порядке. Щиты накладываются внахлест – верхний на нижние и левый на правый. При этом воины второго ряда просто присаживаются, закрывая своими щитами и себя и товарищей в первом ряду. Тут же поясню – у нас нет никаких исторических данных, подтверждающих, что скандинавы использовали подобные вариации скьялборга. Зато да – есть соответствующий эпизод из «Викингов». Глупый, но эффектный эпизод.величенное изображение стены щитов из другого эпизода с Гобелена из Байё

Потенциальная вариация с подключением второго ряда не подразумевает прямого столкновения с противником, поэтому у воинов нет необходимости осуществлять жесткий упор в землю. Повторюсь – это вариант защиты от лучного или суличного залпа с последующим переходом в атаку. Потенциально скандинавы могли использовать что-то вроде римского тактического построения «testudo» («черепаха»), но у нас нет этому подтверждений и в действительности это нецелесообразно.
Дело в том, что римские скутумы (традиционные щиты легионеров) имели большой размер, особую форму и особый тип захвата (рукоятка у них не вертикальная, а горизонтальная). Они буквально были созданы для подобных построений. Щиты скандинавов были плоскими и круглыми с вертикальной рукояткой для захвата. Эти «кругляши» значительно уступали скутумам в размерах – скутум при ширине 75 см имел высоту около 120 см, тогда как круглые скандинавские щиты в диаметре составляли примерно 90 см, реже – до 120 см. Соответственно скандинавскими «кругляшами» технически невозможно построить полноценную «черепаху» в римском варианте без зазоров между плоскостями щитов. С каплевидными щитами это не получится тем более.

Обоснование

Стена щитов – максимально простой вариант тактического построения, не требующий от воинов особых навыков и долгих тренировок. Грубо говоря – этому действию легко обучить фермера, пастуха, рыбака (нужное подчеркнуть). Но при этом построение крайне эффективно против дезорганизованного противника или противника, наступающего в разреженном строю. Против врага, который внезапно тоже стоит скьялборгом тактика идеально простая – «продавливание» строя тупым фронтальным напором. И это единственный, но критический минус данного типа тактического построения – если строй нарушается (убили воина первого ряда и противнику удалось вклинится между двумя щитами), сторона, чей строй прорван, в абсолютном большинстве случаев терпит поражение. Из личного опыта участия в сражения разного масштаба подтверждаю – на моей памяти вообще не было случаев, когда те, чей строй продавили, в итоге выиграли. Но теоретический такой исход тоже возможен.

Увеличенное изображение стены щитов из другого эпизода с Гобелена из Байё
Увеличенное изображение стены щитов из другого эпизода с Гобелена из Байё

Историческое применение

Хроники сохранили упоминание о двух битвах, в которых скандинавы совершенно точно использовали скьялборг. Это Битва при Стамфордбридже (25 сентября 1066 года) и Битва при Гастингсе (14 октября 1066 года). Однако потенциально скандинавы могли использовать стену щитов в любом другом крупном сражении с англичанами, включая, например, Битву при Фулфорде (20 сентября 1066 года). Все упомянутые сражения происходили в процессе так называемого Нормандского завоевания Англии. Также эти сведения подтверждает знаменитый Гобелен из Байё – вышитый кусок ткани высотой 50 см и длиной 70 метров, который изображает все основные события того самого завоевания Англии Вильгельмом I. Гобелен датируется XI веком.

Комментарий Александра Панаскина:
Стена щитов однозначно применялась викингами и довольно успешно. Восходит она, безусловно, к фаланге. Тактика фаланги проста – для победы нужно иметь либо более длинный строй, чтобы «охватить» им противника. Либо более крепкий строй, чтобы стену противника пробить.
Но относительно викингов (и германцев) при организации (как правило – достаточно стихийной) крупных воинских формирований в одном строю могли находиться люди из разных деревень, скорее даже – родов. И если лидер не имел достаточного авторитета среди всех родов, то они не спешили становиться друг к другу вплотную. Более того – одна часть строя вполне могла не доверять другой, другому роду, потому что – кто знает, возможно они уже договорились с противником?
Это не единичные случаи, поэтому вполне вероятно, что на самом деле большая армия не выступала единым фронтом. Скорее отдельными тактическими группами по несколько десятков человек, которые действовали на поле боя независимо.

Англичане тоже использовали стену щитов, однако нужно понимать - к XI веку что английские армии, что скандинавские уже давно не состояли из одной лишь пехоты. Например, в Битве при Гастингсе пехота составляла лишь половину армии Вильгельма, вторая половина состояла в равном количестве из лучников и кавалерии. Это пояснение я делаю для тех, кто представляет себе сражение эпохи викингов как столкновение двух длиииинных строев, которые сталкиваются щитами и стараются упорно друг друга «продавить». На самом деле это выглядело немного иначе и ниже я опишу – как именно.

Вообще, к XI веку в крупных сражениях почти всегда принимала участие кавалерия и очень часто – воины дистанционного боя, лучники. Использование как минимум трех типов войск порождало множество вариаций тактических решений, однако сегодня мы говорим конкретно о пехотной тактике викингов. Тем более, что пехота все равно составляла на тот момент большую часть любой армии (у англичан под Гастинсом вообще не было кавалерии). Соответственно если пехотные части терпели поражение, то даже самые успешные действия кавалерии не могли этого нивелировать.

Поясню еще один момент. У адекватных людей при просмотре тех самых «Викингов» неизменно возникает вопрос – зачем вообще атаковать в лоб противника, построившегося скьялборгом? И это верный вопрос! Потому что викинги (как и англичане) на тот момент владели массой тактических приемов. Например, разряженный строй. Это когда стеной щитов идти невозможно (в лесу или на пересеченке). Плюс заходы во фланг, засады, забегания в тыл. Естественно, все это активно применялось по возможности.

Кроме того, сам факт столкновения двух строев щит в щит – ситуация довольно редкая. И тут я снова обращаюсь к личному опыту. Гораздо чаще все решалось на дистанции копьями и бродексами (двуручными топорами), которые успешно укладывали одного, двоих, троих воинов из первого ряда и пока противник не успел закрыть брешь, туда уже врывался наш скьялборг, попутно перестраиваясь клином…

Основные события Нормандского завоевания Англии
Основные события Нормандского завоевания Англии

Смежная терминология

Свинфилкинг («svinfylking» на древнескандинавском) переводится как «кабаний пятак» (иногда переводят как «свиная голова»). Метод построения, при котором войско делится на три части – центральная строится треугольником (от двух человек на пике, не от одного), а две другие образуют прямоугольные формирования на флангах.

Такой тип построения использовали германцы Римского железного века (то есть до Эпохи переселения народов), также есть упоминания, что его использовали скандинавы Эпохи викингов. Мне не известны факты применения этого построения викингами, однако они упомянуты Ричардом Ф. Бертоном в монографии «Книга Меча» и Питером Г. Футом в монографии «Достижения викингов». Это именитые ученые-скандинавоведы, которые по идее знают, что говорят. Но повторюсь – сам я за 15 лет изучения военной культуры и быта скандинавов подобных упоминаний никогда не встречал.

Кстати, Тацит в «Германии» описывает несколько иное построение, близкое так называемому «летучему клину» («flying wedge»). Подробнее о свинфилкинге можно почитать у Ричарда Бертона, он его описывает обстоятельнее всех.

Хирд – с легкой подачи фантастов (Толкина, Перумова и тд.) многие уверены, что это тоже военное тактическое построение, которое использовали не только гномы, но и викинги. Однако реальное понятие «хирд» к тактике не имеет вообще никакого отношения.

Точная этимология слова неизвестна и вероятно определение менялось со временем. Похоже, что это производное от староанглийского «hir(e)d», что значит «семья». Предположительно, слово появилось в XI веке, но в списках саг появляется не ранее XII (источники, описывающие правление Кнуда Великого).

Высадка норманнов в Англии, Гобелен из Байё
Высадка норманнов в Англии, Гобелен из Байё

Усредненное определение термина к Позднему Средневековью – приближенные короля, воины, которые составляют его охрану, что-то вроде личной гвардии. Причем в шведских и норвежских источниках чаще используется производное хирдман («hirdman») для обозначения такого воина, дословный перевод – «человек семьи» (в значении «человек, принадлежащий королевскому двору»).

В Раннем Средневековье слово либо не использовалось вообще, либо было аналогично слову «тан» («tan»), так у англосаксов называли высшее дворянство, приближенное к правителю. Позже слово «хирдман» становится титулом, и так называют в том числе высших чиновников. При Хаконе V хирд становится чем-то вроде артуровского круглого стола.

Хускарл – у скандинавов и англичан XI века термин использовался для обозначения все тех же королевских гвардейцев, профессиональных воинов, выполнявших также административные функции. С древнескандинавского слово «húskarl» дословно переводится как «домашний человек». То есть по сути у него то же значение, что и у слова хирдман.

Тингман – воин регулярной армии в раннесредневековой Англии. Однако, по всей видимости, так называли не собственных воинов короля (то есть не англичан), а скандинавских наемников. И тут нужно пояснить, что в X-XI веках те самые хускарлы/хирдманы, то есть профессиональные воины скандинавов, служили наемниками едва ли не по всему миру. Больше всего их было в Англии, Новгородской Руси и Константинополе.

Комментарий Александра Панаскина:
На мой взгляд, викинги, как минимум до похода Ивара, едва ли представляли собой хоть сколько-нибудь скоординированную армию. Скорее это было множество независимых ОПГ (организованные преступные группировки) со своей внутренней иерархией, номинально выраженной в статусах и статусных вещах.
А те же византийцы активно нанимали викингов по той простой причине, что они не были местными, соответственно врагам актуально правящей элиты было сложно договориться с ними.
Надпись «Harold rex interfectus est» (Король Харольд убит)
Надпись «Harold rex interfectus est» (Король Харольд убит)

Вооружение и защитная экипировка

На удивление, сериал «Викинги» при всей своей «фэнтезийности» верно показал один момент – абсолютное большинство скандинавов в бою не носили доспехов. Но не потому что не хотели (любой человек в здравом уме стремится максимально себя обезопасить, когда понимает, что его сейчас будут бить заточенным железом), а потому что не имели такой возможности.

Это сегодня купить лист стали – не проблема. В Эпоху викингов (IX-XI века) производство стальных изделий в Европе уже имело некоторый масштаб в сравнении с Вендельской эпохой (VI-VIII века), однако оружие и доспехи все еще имели колоссальную стоимость. Я не буду пытаться рассчитать хотя бы условную цену того же меча или топора, оставив это любителям бессмысленных занятий. Можно поступить проще и обратиться к археологии.

На всю Эпоху викингов найдена лишь одна более-менее целая кольчуга – в захоронении близ Хаусбигда. Еще в захоронении в Хьортспринге есть несколько фрагментов полотна. Тут нужно понимать, что не только сама сталь была дорогая. Кольчуги были клепаными и каждое кольцо проклепывалось вручную, соответственно наценка за работу также была колоссальной. Кстати, близ Хаусбигда найден шлем – так называемый Гьёрмундбю, и это самый целый шлем на Эпоху викингов. Найдено еще пять, но все они фрагментарные. Это вроде бы достаточно наглядно показывает нам, насколько на самом деле редкими были такие элементы защиты.

По ламеллярным доспехам ситуация аналогичная. Найдено 30 пластинок в Бирке (по одной из версий там была мастерская), еще несколько в Хедебю и единичные в других местах. То есть ламмеляры однозначно были, но как и кольчуги по причине дороговизны – только у самых богатых воинов. И еще – не каждый кузнец мог сделать кольчугу или ламмеляр, ибо это вам не подковы ковать!

Сегодня купить сталь действительно не проблема, ребята из ИСБ доспехи себе из титана делают. А вот кожу вы пробовали купить? Чтобы, например, сшить себе рубаху на эпоху викингов? Хороший такой кусок шкуры? Вы не представляете насколько это сложно и дорого, серьезно. Со сталью куда проще и дешевле.
А забавно здесь то, что тысячу лет назад все было с точностью до наоборот. С кожей проблем точно не наблюдалось, потому что охота процветала и шкуру можно было за дешево выменять на любом рынке при желании. А вот стальную пластину найти… и найти то ладно, а купить… И еще момент.
Та самая «булатная сталь», ну узоры эти эффектные на клинках, видели? Сегодня их чем только не делают, и травлением там и реальную куют, перекручивают из нескольких слоев. И клинок с таким узором в разы дороже обычного. Но тысячу лет назад все опять же было наоборот. Многие клинки имели этот самый «узор» по простой и очевидной причине – они ковались из низкокачественной кричной стали. Сталь эту проковывали и скручивали множество раз, чтобы по максимум избавить ее от пустот и придать хоть какую-то прочность. Отсюда и появлялись «узоры». Так что для викингов идеальный чистенький клинок был значительно дороже «булатного», потому что качественнее.
Изображение варяжской гвардии, Мадридская Скилица XII век
Изображение варяжской гвардии, Мадридская Скилица XII век

С защитой закончили, теперь по оружию. По нему все масштабнее, вот только суммарных данных куда меньше. Я не могу точно сказать, сколько мечей эпохи викингов обнаружено на данный момент, но Ян Петерсон, сделавший в 1919 году типологию всех обнаруженных на тот момент мечей, анализировал 1700 находок. Сегодня есть мнение, что цифру эту Ян завысил, раза, наверное, в два. Если же сравнивать предметно, то можно взглянуть, например, на так называемый «болотный клад», поднятый из болота в Иллерупе (Дания), правда, это чуть раньше эпохи викингов, но максимально близко – VII век. Так вот в Иллерупе на 147 мечей приходится 500 больший копий и еще 500 малых копий (вероятно, одноручных, которые использовались в паре со щитами). Щитов сохранилось 387 (считали по умбонам).

О том, что такое «болотные клады» и в чем их специфика – мы поговорим в другой раз. Важнее, что эти сведения дают неплохое представление о соотношении типов вооружения. Мечей найдено почти в 7 раз меньше, чем копий. И это логично, потому что на копье нужно в разы меньше металла, значит – оно в разы дешевле. И значит – значительно доступнее для непрофессионального воина. Как, собственно, и топор, на который и металла нужно меньше и изготовить его проще, чем тот же меч. А главное – по эффективности в реальных условиях копье и топор мечу, конечно, уступают, но не критически.

Комментарий Александра Панаскина:
Условно, если у вас в распоряжении на тот момент имелся килограмм стали, то выгоднее было сделать из него меч, чем тот же шлем. Потому что меч будет эффективен в любой боевой ситуации, а вот шлем не дает гарантии защиты даже от акцентированной атаки в голову.
По этой же причине, на мой взгляд, редкость археологических находок по доспехам (кольчуги, ламеллярные пластины) обуславливается не только их дороговизной. Свою роль, вероятно, сыграл тот факт, что при наличии такой возможности выгоднее заказать себе оружие, а не доспех. К тому же, это только в фильмах персонажи постоянно ходят в кольчугах. На самом деле это довольно тяжело даже для подготовленного человека, а в боевой ситуации (скажем, внезапная атака врага на лагерь) можно просто не успеть надеть кольчугу.
Еще воину нужен конь, за которым необходимо ухаживать и кормить его (к XI веку значительную часть скандинавских военных формирований составляла конница). Либо нужны рабы (трэллы), которые будут содержать коня и которых в этом случае тоже нужно кормить. Все это требует времени, сил и средств на организацию. Плюс содержание корабля. Полагаю, в таких условиях доспехами «заморачивались» единицы. Особенно с учетом того факта, что хотя кольчуга дает некоторую защиту и потенциально повышает выживаемость, это далеко не критическое увеличение целевых показателей.
Эти размышления также вполне применимы к лукам. Потому что качественный лук непросто сделать, и за ним нужно ухаживать, чтобы он пережил хотя бы один сезон. Стрелы это тоже – время и средства (наконечники, оперение). Поэтому лучников и было всегда немного – что у викингов, что у англичан. Под Гастингсом в обеих армиях – меньше четверти.

Все это я рассказываю для того, чтобы вы себе наглядно представляли, как на самом деле выглядела армия викингов на тот период. То есть, например, у какого-нибудь завалящего тана есть «дружина» в 100 человек. Кольчуга из этих ста человек, скорее всего, есть только у самого тана и то не факт. У него же, скорее всего, у единственного меч. У него же шлем, возможно чудом еще у пары человек есть шлемы и мечи (хускарлы вроде). А 90+% его войска – это ребята в кожаных рубахах со щитам и копьями, на поясах почти у всех топоры, у некоторых скрамасаксы (широкие боевые ножи). Все. То есть абсолютное большинство воинов вообще никак не защищены.

Находки ламеллярных пластин в Скандинавии
Находки ламеллярных пластин в Скандинавии

Если же брать более крупные формирования, вроде армий Харальда и Вильгельма, завоевывавших Англию, то там ребят в шлемах и кольчугах, да еще и с мечами было гораздо больше. Потому что в эту армии входили все или почти все дееспособные таны, ярлы и прочие, у кого были хоть какие-то деньги на оружие. Хускарлы, вероятно, действительно были хорошо вооружены (так как они все же являлись профессиональными воинами, плюс кормились со двора), но большая часть войска все равно оставалась, скажем так, легко экипированной.

Комментарий Александра Панаскина:
Важно отметить, что меч в любом случае предпочтительнее топора и эффективнее как минимум потому, что у него вся площадь «рабочая». Мне лично неоднократно «прилетало» древком топора и эффект, скажем так, не фатальный. Попадание же меча критично вне зависимости от того, какой частью он попал.
Копья, как подтверждает Д.С. Лихачев, вероятнее всего были «оружием первой стычки». То есть они имели тонкие древки, которые достаточно быстро ломались в самом начале схода с противником. Например, в древнерусских летописях мы встречаем фразу «преломить копье» при описании ситуации, когда военный лидер вступает в схватку.
Метательные копья могли быть, но их массовое применение маловероятно, так как метнув такое оружие, воин остается… без оружия! А оно стоит денег. А еще тот факт, что копья быстро и почти всегда ломались, говорит о том, что оружие ближнего боя (меч, топор) было обязательным элементом экипировки воина.

Теперь о легендарных бродексах (их еще называют датскими секирами). Есть мнение, что это было статусное оружие, потому что несколько находок обнаружено в богатых захоронениях и есть упоминания, как таковыми воевали знатные господа. Плюс именно бродексами были вооружены многие хускарлы Вильгельма в битвах при Гастингсе и воины Харольда Стамфордбридже, и на Гобеле из Байё они как раз есть. Использованием таких двуручных топоров также прославилась «варяжская гвардия» (скандинавские наемники, служившие в Византии с X по XIV века).

Бродексмен с Гобелена из Байё
Бродексмен с Гобелена из Байё

Находок бродексов довольно много, например – бродекс с Лолланна (Дания), но он «пафосный» – прорезной. Обычных бродексов найдена масса – это типы L и M по типологии Петерсона. По длине древка до сих пор ведутся нескончаемые споры, судя по Гобелену из Байё – не больше 1,4 метра. В конце концов, это не алебарда (хотя однажды ею станет) и задача такого оружия была принципиально иной, чем у поздних «модификаций». А упомянул я про бродекс для того, чтобы придать нашему условному войску финальный штрих. То есть у тана, у которого армия из 100 человек, пара приближенных хускарлов вероятнее всего была вооружена как раз бродексами.

Хотя есть альтернативное мнение (которого я лично тоже придерживаюсь), что так как находка довольно массовая, то и «простые смертные» могли бродексами владеть. Потому что это все таки топор, и не критически больше обычного, одноручного. То есть – недорогой. А раз найдено их много, значит они были эффективны и распространены.

Находка из Музея Силькеборга
Находка из Музея Силькеборга

Но тут встает другой вопрос – сражаться бродексом значительно сложнее, чем вариантом щит/копье или щит/топор. Потому что с бродексом в руках защититься от ударов не получится, от колющих вообще никак, от рубящих – если только чудом свести в сторону. Если (как в тех же «Викингах») поймать на древко другой топор или, не дай бог, меч, то древко естественно перерубается вместе с рукой, головой или что вы там еще под него подставите. Правда, есть упоминания, что бродекс по необходимости брали в одну руку, перекидывая в другую щит из-за спины. И учитывая, что большинство найденных бродексов предположительно имело древко до 1,2 метра, это вполне реально.

Комментарий Александра Панаскина:
Не стоит забывать о еще одной особенности бродекса – устрашение противника. Я не шучу. Я сам до сих пор опасаюсь бродексменов, особенно внушительной комплекции. Идея в том, что если удар меча или одноручного топора потенциально можно пережить, то когда в воина попадает бродекс – куда бы он ни попал – это гарантированная смерть. Полагаю, это одна из причин, почему тот же Харальд и его хускарлы сражались бродексами. Такое оружие автоматически поднимает статус воина в восприятии врага, свежее набранные воины без опыта будут просто бояться вступать в бой с бродексменами.
Реконструктор James Austin с правильной датской секирой
Реконструктор James Austin с правильной датской секирой

Тактика

Самая, на мой взгляд, интересная часть, потому что – сугубо экспериментальная. То есть мы знаем, как викинги сражались тактически, мы довольно неплохо представляем себе, чем они были вооружены. Но вот подробных описаний битв у нас нет, поэтому здесь мы можем только предполагать. Поэтому все, что я опишу ниже, это личный опыт сотен и сотен реконструкторов, наработанный буквально потом и кровью, который в итоге вылился в практические эксперименты, впервые концептуально реализованные на закрытом микро-фестивале Брянский Тинг 2020.

Вероятнее всего, битвы происходили следующим образом. Два скьялборга неспешно сходились. Неспешно, потому что бежать на стену щитов из которой в твою сторону торчат копья – такая себе мысль (и даже в Вальхаллу не примут, за тупость). В процессе схода лучники (если были) методично обстреливали противника, который мог под залпы строить защитную формацию с двумя рядами, о которой я говорил в самом начале. Ну а мог и не строить, и каждый тогда прикрывался «на реакции».

Когда между двумя стенами оставалась пара метров, воины останавливались и начинали методично «тыкать» друг в друга копьями. Абсолютное большинство, вероятно, было экипировано одноручным копьем длиной плюс-минус в рост человека и щитом. Во втором ряду, скорее всего, могли находиться воины с более длинными копьями, которые отрабатывали из-за спин товарищей. При этом у всех на поясах висели одноручные боевые топоры, потому что рано или поздно все равно придется лезть врукопашную. Всем придется.

Фото с БТ20
Фото с БТ20

Дальше события могли разворачиваться по нескольким сценариям. Наименее вероятный – некоторое количество воинов с обеих сторон погибало, большая часть копий ломалась, оставалась торчать в щитах и стремительно остывающих телах противников. Некоторые вполне вероятно метались. Тогда из-за поясов доставались топоры (может даже пара мечей из ножен) и два скьялборга сталкивались уже щитами в попытке «продавить» строй противника. При этом копья из второго или даже третьего ряда продолжали отрабатывать из-за спин, а первые ряды, не уступая натиску противника, могли пытаться колоть и рубить в упор, что было весьма рискованно, но благородно. В итоге, чей-то строй ломался, в него «втекали» воины противника, и те, у кого единого строя больше не было, либо обращались в бегство, либо формировали малые оборонительные группы и уничтожались превосходящими силами. Собственно, именно так была выиграна Битва при Стамфордбридже – когда англичане проломили стену щитов армии Харальда.

Комментарий Александра Панаскина:
Щиты ведь тоже были, скажем так, расходным материалом. Потому что сколько бы усилий вы не вложили в изготовление дощатого щита, после грамотного удара топором он полностью или почти полностью теряет свои защитные свойства. Поэтому было просто нецелесообразно делать конструкцию сложной, а сам щит тяжелым.
Они были небольшие, легкие, умеренно-тонкие. В первую очередь задача щита – прикрыть воина от метательного оружия, стрел и сулиц. Ну и в поединке свести удар противника. На мой взгляд, все эти тактические построения, безусловно, имели место, но такое использование щита – вторично.
Круглые щиты викингов по моему опыту самые удобные именно для поединков. Я также занимаюсь реконструкцией античного Рима и вот скутум – совсем другой щит с совсем другими задачами. Он конкретно создавался под формирование тактических построений. Это не щит поединщика, это щит солдата, который действует не в одиночку, а со своим подразделением как единое целое.
Фото с БТ20
Фото с БТ20

Более вероятный сценарий – когда удавалось еще на дистанции копьями сразить одновременно несколько противников и во вражеской стене образовывались значительная брешь, которую не успевали оперативно закрыть. А дальше все то же самое – прорыв и рукопашная. Вот как на самом деле это, вероятнее всего, происходило. И никаких берсерков, бросающихся на строй врага или перепрыгивающих его со щитов своих воинов (да, да, опять я вспоминаю насквозь фэнтезийных «Викингов»). И вот на этом фрагменте, читатель, которому тема действительно интересна, должен задать логичный вопрос. Копья, топоры, мечи – это понятно, а что бродексы? Что во всех этих ситуациях делают хускарлы с бродексами?

Небольшое отступление, прежде чем начать тему обособлено по двуручным топорам. Дело в том, что у большинства людей неверное представление о том, как они выглядели. Мой бродекс, выполненный по находке с Лолланна, весит 350 грамм при длине 23 см. Он побольше обычного одноручного, но реально очень легкий. И это, насколько мне известно, по метрике одна из самых больших находок. Больше только бродекс типа L/M, выставляемый в Тауэре, и находка из Музея Силькеборга, но они единичные и аналогов у них по размерам нет.
Фото с БТ20
Фото с БТ20

О тяжелой судьбе бродексмена

В первую фазу (работа на копьях) бродексмены стояли явно не в первом ряду. Потому что без щита поймать стрелу или сулицу – раз плюнуть, а когда слева и справа от тебя плотно стоят другие люди – особо не поманеврируешь. Поэтому они стояли во втором ряду и работали саппортами. А именно – сбивали копейные удары, нацеленные в товарищей, что весьма утомительно (копья то быстрее тыкают!), зато реально «спасает жизни». Вторая саппортская метода – захватывать топором щит противника и оттягивать на себя, позволяя своему копейщику безнаказанно тыкнуть в лицо, шею или грудь врага. Я так пару раз с боевыми братьями срабатывался и получалось очень даже.

Нюанс в том, что непосредственно атаковать врага бродексом из второго ряда до сшибки не выйдет. Как я уже сказал, датская секира была МАКСИМУМ 1,4 метра, так что бродексмены – не алебардисты, тут все иначе. Зато если дело доходит до столкновения скьялборгов, тут уже бродекс разворачивается во всю. Потому что мечи и одноручные топоры до него не достают, опасны лишь копья. Но копий обычно не очень много и они дерзкие, только если сильно высовываешься, в основном целят в первый ряд – потому что проще. Зато сам бродекс может беспрепятственно окучивать первый ряд противника методичным поднимаем и опусканием своей возлюбленной секиры.

Оригинальная находка, выставляемая в Тауэре
Оригинальная находка, выставляемая в Тауэре

Пару раз видел еще вариант – бродекс переворачивается параллельно земле, воин упирается ногами в твердь-матушку и толкает первый ряд вперед, усиливая давление на вражескую стену щитов. Вроде может работать, но на деле – такая себе мысль. Потому что, во-первых, иногда ребятам в первом ряду все таки разумнее отступить или как-то сманеврировать. Во-вторых, если товарищ перед тобой внезапно гибнет, занять его место сразу не получится – там условный «труп», то есть ребята, стоящие слева и справа от него, не могут сдвинуться. А сзади ты. С бродексом. Без щита. Естественно тебе тут же прилетает пара копий в голову, грудь или, если не повезло, в пах (что запрещено вообще-то, но случается, война никого не щадит…).

Так, начав плотно работать с бродексом в 2017 году, я только спустя энное число фестивалей методом проб и ошибок понял, что и когда я реально могу. Но самое веселье, конечно, когда строй прорван и уже нет никаких скьялборгов. Правда, все равно остается проблема защиты. Потому что без щита стрела или сулица в бок – это все. Даже если учесть, что я хускарл и на мне кольчуга. Потому что и копье и стрела кольчугу пробивают, это я вам уже из практических опытов говорю и прикладываю фото с Брянского Тинга.

Датская секира на Гобелене из Байё
Датская секира на Гобелене из Байё

О кольчуге честно

Итак, если у человека на тот момент деньги на кольчугу были – он ее покупал, и был прав. Потому что, во-первых, она спасает от всех типов режущих ударов, которые для человека без кольчуги смертельны. Во-вторых, она спасает от всех рубящих несильных ударов, которые для человека без кольчуги опять же – смертельны. В-третьих, в наших экспериментах, если выстрел получался не особенно удачным (что в бою весьма вероятно), стрела соскальзывала с полотна. Как и брошенное копье. Если бы кольчуги не было – эти попадания были бы смертельны, либо воин получал тяжелые ранения, которые с тем уровнем развития медицины все равно привели бы к смерти, просто отсроченной.

Что касается меча и сабли, то пропускать такие удары даже в кольчуге крайне не рекомендуется. Потому что кольца от ударов мнутся и даже вылетают, а плоть (свиная в нашем случае) под кольчугой лопается (не рвется, а именно лопается). Если даже предположить, что под кольчугой была шерстяная или кожаная рубаха (а она, скорее всего, была), то так называемые забарьерные повреждения оказывались колоссальны. К примеру, удар в плечо однозначно ломал ключицу, а колющий в грудь точно ломал ребра, которые втыкались во внутренние органы со всеми вытекающими… буквально…

Это все к тому, что хорошее вооружение и хорошая защитная экипировка однозначно не спасали в случае отсутствия опыта и мастерства. Хускарлы вероятнее всего «обвешивались» всем этим с течением времени, регулярно участвуя в набегах и столкновениях, копя денежки на лучшее снаряжение. Поэтому те, что пришли с Харальдом и Вильгельмом, действительно представляли собой грозную силу. Опытные воины с великолепными отточенными навыками, с лучшим вооружением и средствами защиты. Не сказать, чтобы англичане им уступали, но… это уже другая история.

Ваш (не)покорный слуга в своем актуальном комплекте
Ваш (не)покорный слуга в своем актуальном комплекте

Благодарю за помощь в подготовке контента:

Евгений Егоров – один из основателей клуба исторической реконструкции «Skogsmark» (город Брянск). В реконструкции 13 лет.

Александр Панаскин – руководитель исторического направления мастерской «Kvetun Armory» (город Брянск). В реконструкции 13 лет.

Чем и как сражались викинги НА САМОМ ДЕЛЕ

P.S1. Не могу сходу не ответить на один из наиболее вероятных вопросов. Безусловно, то, что мы, реконструкторы, делаем, это реально даже близко не соответствует тому, что делали они, викинги. И все это прекрасно понимают. Потому что цель у нас другая. Мы не убиваем и не калечим друг друга, ведь это… ну незаконно, в конце концов! А если серьезно, то наши сражения на фестивалях – это все-таки максимально приближено к тому, что было тогда или скорее могло быть. Настолько приближено, насколько это возможно в современных реалиях. Другого опыта у нас все равно нет. Поэтому лично я считаю, что такая вот «экспериментальная история» – это бесценно. Это попытка не просто что-то узнать о своем прошлом, а воссоздать его, в буквальном смысле. И тут, наверное, уместно вспомнить Ключевского: «Народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего»…

P.S2. Други, я вас настоятельно прошу отписываться в комментариях и здесь, и на Ютубе. Что зашло, а что – не очень. Что показалось самым интересным и о чем еще хотели бы услышать. Потому что, как показали последние стримы, у меня довольно много знаний и опыта, которыми я мог бы свободно поделиться. И с радостью это сделаю, вы только направление подскажите;)

P.S3. Фото с рубкой не прикладываю, так как Дзен заблокирует публикацию. Но я их показываю в заключительной части стрима, так что при наличии желания - вам туда;)

Проект РУНАРИУМ

Канал на Ютубе

Группа в ВК