Полковник Пестель и табун его лошадей

9 April 2019
514 full reads
3,5 min.
607 story viewsUnique page visitors
514 read the story to the endThat's 85% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Самое интересное в истории декабристов – это совсем не концепты и не дискурсы, а конкретные бытовые подробности. Они говорят нам об эпохе, о характере этих людей, позволяют понять их лучше.

Так что я расскажу немного о Павле Ивановиче Пестеле и его любви к лошадям.

Вообще, лошадь в XIX веке для дворянина– это такой аналог автомобиля. Очень недешевая штука, требующая изрядных расходов на содержание (сейчас - бензин, гараж, авторемонт, страховка, а тогда – стойло, овес, ветеринар, выгребание навоза, упряжь).

Самым большим заказчиком лошадей у заводчиков была армия. Солдаты кавалерии получали казённых лошадей, стоили они примерно по десять рублей. Но казённая лошадь – ну эээ… сами понимаете, какого они были качества. Солдату сойдет, а офицер должен быть на своей. И чем конь понтовей – тем краше офицер.

Хорошая офицерская лошадь стоила уже минимум от пятисот рублей. И до бесконечности. Хорошая лошадь была товарищем в сражении (отлично они дерутся и кусаются) – и совершенно необходимой деталью мирной службы: надо ж на парадах хорошо выглядеть!

И это касается только офицерских лошадей. Были лошади, специально предназначенные для экипажей – это и особые породы и специальная выучка – хотя они, как правило, были много дешевле верховых. Можно было порассуждать, какую лошадь лучше в дрожки, а какую – в тройку. От качества почтовых курьерских лошадей реально зависели дела государства: важные известия доставлялись именно с их помощью.

В общем, лошадь (машина) – это важно. Небогатые люди решали вопрос о том, нужна ли им лошадь, примерно как сейчас решается вопрос об автомобиле – окупится или не окупится? А может лучше на такси (извозчике)? А может и казённая (общественный транспорт) сойдет?

Богатые люди, как и сейчас, хвастались друг перед другом количеством и качеством своих лошадей. Для верховой езды такая лошадь, для выезда – сякая, эту купил за 100 тысяч рублей, а ту за 150.

Павел Пестель, будущий декабрист, любил лошадей с детства. Бабушка его шутила, что хотела бы назначить его «своим обер-шталмейстером» – то есть начальником придворной конюшни. Разумеется, у него были лошади, когда он вышел из пажеского корпуса офицером л.-г. литовского полка воевать. В начале 1812 г. он обсуждает в переписке с отцом как раз стоимость содержания лошадей, и отец – И. Б. Пестель – пишет ему: «Содержание ваших лошадей не так дорого, если сравнить его с другими, более дорогостоящими, но в конце концов 140 руб. за 6 недель содержания для двух лошадей — это достаточно дорого даже по здешним ценам».

Тема лошадей поднимается в переписке неоднократно. При Бородино Пестель ранен в ногу, оправившись от ранения он становится адъютантом П. Х. Витгенштейна – а адъютанту с больной ногой хорошая лошадь просто жизненно необходима. Тем не менее, он, судя по всему, готов уступить ее своему младшему брату Воло (Владимиру), а отец отговаривает:

"Обнимаю вас, дорогой Поль, за ваше намерение уступить свою превосходную лошадь Воло, но не предпринимайте ничего, не будучи уверенным, что найдете себе такую же хорошую лошадь. Так как еще более необходимо, как для вашего рода службы, так и по причине вашей раны, чтобы у вас была хорошая лошадь, а не у Воло, который может без нее обойтись и скорее, чем вы, может иметь посредственную лошадь".

Из переписки мы узнаем новые подробности о Воло (и о стоимости лошадей):

"Воло — плохой эконом, он купил двух лошадей за 800 руб. в Белостоке и, как он говорит, прибыв с этими лошадьми в Слоним, он предполагает, что это будут упряжные лошади. — Если так, то какая огромная цена!!!"

Как и при езде на автомобилях, при езде на лошадях может случится ДТП. А в сражении – лошадь может и покалечить. Незадолго до битвы под Лейпцигом, Павел Пестель пострадал от собственной лошади: «В вашем последнем письме вы пишете, что лошадь нанесла вам такой удар, что вы были ранены до кости, что вы две недели не могли ходить, и что вы почти поправились», - пишет ему отец.

Впрочем, это совершенно не помешало Пестелю ни сражаться при Лейпциге, ни сохранить любовь к лошадям на всю оставшуюся жизнь.

Дальше начинается самое интересное. После войны еще довольно долго он остается адъютантом Витгенштейна и уезжает в Тульчин на юг.

А потом – наконец-то получает под свое командование полк. Пехотный Вятский полк.

Как вы думаете, сколько лошадей держит пехотный полковник и откуда мы про это знаем?

В какой-то момент на Павла Ивановича нападает страшная депра. Неудивительно: служебная карьера как-то не клеится, дела тайного общества идут вразнос и его члены никак не могут договориться между собой, с личной жизнью тоже как-то не очень. В общем все плохо – и на этом фоне он пишет завещание. И в завещании старательно расписывает, кому что оставляет.

У небогатого пехотного полковника оказывается 14 лошадей! Четыре рыжих каретных, три гнедых дрожечных, и семь верховых (три серых, вороная, чалая и еще две неизвестной масти).

Это вам не стаю котов дома заводить – для этого табуна одно стойло какое должно быть! Но, впрочем, может же позволить себе человек увлечение? Не самое дешевое, но и не самое дорогое в конце концов – лошади, скорее всего, были хорошие, но не суперэлитные и дорогие.

Куда они делись потом? А вот не знаю. По завещанию если и отошли кому, то не все – например, рыжих дрожечных он завещал генерал-интенданту Юшневскому, а Юшневский и сам оказался на каторге, и ничего по завещанию получить никак не мог. Ну скорее всего продали их кому-то, лошадям-то что сделается? Лошади, наверно, и не скучали, а вот собака его – скучала и плакала. Но о собаке Пестеля я как-нибудь в следующий раз расскажу.

Если понравилось и было интересно - ставьте лайк и подписывайтесь на канал.

Читать еще о декабристах?

Почему они признавались на следствии?

Почему декабристов 120 человек, а в Сибирь поехало всего 11 женщин?

Здесь будет море (декабристы на Ангаре)

@По Семейной переписке Пестелей, опубл. историками Ек. Ю. Лебедевой и Н. А. Соколовой