Алтайский марал

16 February 2019

Алтайский марал, второй по численности вид оленя в России. На данный момент его содержат в хозяйствах, около 220 000 голов. 80% поголовья содержится в Республике Алтай и 4 районах Алтайского края.

Охота ради пантов была традиционным промыслом у первых поселенцев Сибири. Китайские купцы скупали панты вырубленные вместе с частью черепа за большие деньги, а наши казаки не спрашивали зачем это нужно, деньги платят и то хорошо. В 1854 годах, за пару пантов изюбря платили 75 рублей, а корова тогда стоила 4-5 рублей, немудрено, что люди искали варианты как получить больше рогов с наименьшими усилиями. Первое упоминание домашних оленей, пойманных в загон при охоте, относятся к 1826 году, крестьяне Семён Лубягин и Роман Шарыпов держали трёх маралов. Их пример и опыт стали заразительными и народ стал создавать маральники. Первые хозяйства наполнялись исключительно самцами, срезая у него панты, оленевод получал 10-12 пар с одного самца в течение всех его жизни, вместо одной пары, добытой на охоте.

Длительное время считалось, что марал это подтип благородного оленя и он родственный европейскому, как китаец родственный англичанину, тоже, кстати одного биологического вида. Но исследования, начатые в 1998 году в Канаде показали сильную дистанцию в генотипе между алтайским маралом и благородным оленем. Сейчас некоторые исследователи и генетики выделяют новый вид оленя олень канадский вот с его восточно-сибирскую группу и относят теперь нашего марала. Вот так, всегда считался восточным родственником европейского, а оказался сибирским родственником канадского вапити. Кстати в английском языке для этих двух видом есть два наименования. Благородный европейский олень называют deer, а крупного вапити и всю остальную группу вапитоидов – elk, что в Европе означает лося. Дело в том, что первые поселенцы, увидев крупного вапити путали его с лосём и потому и одарили его лосиным словом, а потом когда уже выяснилось, что лось в Северной Америке тоже есть, то уже все как-то привыкли и менять не стали.

Традиционно алтайского марала держат ради его пантов, дело в том, что благодаря множеству факторов они исторически ценятся выше остальных на рынке Юго-Восточной Азии. Большое поголовье маралов на Алтае держать нельзя, тоже по ряду причин, так что панты это самый эффективный способ «снять» с оленя максимальную прибыль. Хотя алтайский олень подходит не только для этого, учитывая, что он крупнее благородного, то как источник оленины он более интересен. Из-за климата у марала есть небольшая особенность в мясе от европейского оленя – его жир имеет более высокую температуру плавления, я не знаю в чём причина, возможно генетическая, а возможно такое приспособление к суровому климату.

Но, учитывая, что алтаец родственник вапити, а последнего в свою очередь используют в Новой Зеландии для гибридизации и получения целого спектра продукции оленеводства, у нашего могут открыться большие горизонты, надо лишь поверить в него и быть немножко авантюристом.