Окрутила и чуть не убила: свекровь и невестка встретились в суде

30.03.2018

Женщина заказала убийство мужа за 25 тысяч рублей и была поймана с поличным. Достойна ли она воспитывать свою дочь? Свекровь уверена – конечно, нет. Она готова забрать внучку к себе, но ее сын, он же - жертва несостоявшегося убийства – неожиданно воспротивился. У него – своя точка зрения на происходящее.

Истец Алевтина Гунина подает иск о лишении невестки родительских прав.

Ответчик Тамара Гунина иск не признает и утверждает, что она – хорошая мать.

В зале присутствует представитель органов опеки и попечительства.

Истец: Я являюсь опекуном внучки Катерины. Мне доверили опекунство, потому что ответчица, Тамара, была год в СИЗО за совершение преступления. Суд признал ее виновной и вынес приговор – два с половиной года лишения свободы. Но с отсрочкой, потому что у нее малолетняя дочь. Вот когда девочке исполнится 14, мать будет отбывать наказание. Что она придумала, Ваша честь – она наняла киллера. И все – из-за дома. Сын построил дом и обещал, что ½ отдаст жене и дочке. А невестка уже навострила лыжи к другому мужику…

Ответчик: Да к какому мужику-то?

Истец: А все видели! Как ее на машине встречали, как ее провожали. Все видели! Когда мой сын стал подозревать ее в этом, она решила от злости его порешить. Договорилась с киллером за 25 тысяч рублей. Ну, тот взял аванс и пошел в полицию. В назначенное время пришли киллеры с переодетыми полицейскими, закатали сына в ковер, бросили в машину и увезли. Ей потом предъявили и его паспорт, и телефон, и фото его окровавленного. Она передала деньги, и ее посадили.

Истец передает через судебного пристава приговор суда.

Судья: Она осуждена по части 2 статьи 82 УК РФ. Приговор суда вынесен с отсрочкой исполнения. Мотивировка суда заключается в том, что обвиняемая будет отбывать наказание по достижению ребенком 14 лет. Она будет ограниченно дееспособной. Но суд, вынося такой приговор, написал, что на ответчика возлагается обязанность заниматься воспитанием дочери. Вы сейчас, требуя лишить ее родительских прав, делаете приговор суда неисполнимым.

Истец: Ваша честь, я все это понимаю. Но морально не может подходить она к ребенку, как убийца!

Ответчик просит слова, и суд его предоставляет.

Ответчик: Ваша честь, пожалуйста, не надо лишать меня материнских прав! Потому что дело было давно, мой муж меня простил и понял. Мы сейчас с мужем Валентином Ивановичем живем вместе. Наша дочь ходит в музыкальную школу, в спортивную секцию, мой муж ее отвозит и привозит…

Судья: То есть брак между вами не расторгнут?

Ответчик: Нет! После всего, что было, муж меня простил. Поймите, как было дело… То, что я совершила – я совершила. Бес попутал. Но все случилось не просто так, если бы свекровь Алевтина Федоровна не говорила постоянно моему мужу, что я ему изменяю… А в чем ее были основания? Я, Ваша честь, работаю в вечернем кафе. И меня мой коллега, который живет поблизости, подвозил на машине до дома. А эта стала капать, что вот, тебя видели там-то…

Судья: Вы сейчас с мужем совместно проживаете?

Ответчик: Да.

Судья: Ребенка совместно воспитываете?

Ответчик: Да!

Судья: Органы опеки обследование проводили?

Опека: Органы опеки и попечительства рекомендуют суду не лишать родительских прав ответчицу, потому что мы были с выездной проверкой в частном доме. Я видела, что девочка очень любит свою маму, своего отца, супруги помирились. Эта история с заказным убийством и так нанесла вред ребенку, насмешки были в школе… Но сейчас все позади. Ситуация изменилась.

Истец: Но как же я, со мной все время девочка была!

Опека: Семья существует, сейчас там миролюбивые отношения, никаких ссор. Нормальная обстановка для детей.

Истец: Ну, это вы придумываете!

Опека: Сейчас ответчик беременна. Мы хотим, чтобы семья сохранилась – в интересах ребенка. Девочке будет лучше с родителями. Катя с ними счастлива.

Истец: Но она и со мной счастлива! Я ей все покупала, дарила! Я бы ее воспитала нормальным человеком!

Опека: Формально мы понимаем ваши основания для иска, но органы опеки поддерживают ответчицу.

Органы опеки передают суду свое заключение.

Судья: Истец, кто вам сказал, что если ответчицу лишить родительских прав, это автоматически приведет к тому, что ребенка передадут вам?

Истец: Ну, я так считала и считаю…

Судья: Но у ребенка два родителя. Вы ставите вопрос о лишении только ответчицы родительских прав. А папа-то остается…

Истец: Да, но он будет со мной!

Судья: Почему вы так уверены, если сейчас сын живет отдельно от вас?

Истец: Ваша честь, не может он жить с этой женщиной, она его окрутила!

Судья приглашает в зал свидетеля со стороны ответчика – супруга Тамары Валентина Гунина.

Свидетель: Ваша честь, здравствуйте. Я пришел сказать одно – мама! Ты меня достала! Ты что лезешь в мою семью? Ты что колья все время втыкаешь промеж меня и Тамары? Ты что творишь, ты чего хочешь-то? Если ты хочешь общаться с внучкой, то ты сейчас замолчишь и уйдешь домой, иначе я тебе даже помогать не буду!..

Судья призывает свидетеля к порядку.

Свидетель: Понимаете, мама все время лезет в нашу семью. Все время пытается сделать какой-то раздор. Начинает мне говорить, что жена мне изменяет, что она где-то катается… Я все прекрасно знаю, я простил ее с этим киллером. И мать тоже должна простить. Мы муж и жена, мы сами разобрались, все.

Судья: Вы, как я понимаю, не планируете расторгать брак?

Свидетель: Нет, конечно, нет.

Судья: И вы как свидетель подтверждаете, что в вашей семье нормальные взаимоотношения, в том числе ответчик должным образом выполняет родительские обязанности по отношению к ребенку?

Свидетель: Конечно, конечно.

Судья: И оснований для лишения вашей супруги родительских прав не имеете?

Свидетель: Нет.

Судья: Последний вопрос. Что будете делать, когда ваша супруга уедет в места лишения свободы?

Свидетель: Я буду заниматься воспитанием детей.

Решение суда: в иске о лишении родительских прав матери в отношении несовершеннолетней дочери отказать.

Родитель может быть лишен родительских прав в случае, если он совершил умышленное преступление против жизни и здоровья другого родителя. Это одной из оснований, которое предусмотрено статьей 69 Семейного кодекса РФ. В данном случае к матери ребенка, осужденной за подстрекательство к убийству отца ребенка, применена отсрочка исполнения наказания до достижения ее дочерью 14 лет. То есть приговором суда на мать возложена обязанность по воспитанию несовершеннолетней дочери под контролем органов опеки и попечительства и контролем органов внутренних дел. Уклонение матери от воспитания ребенка влечет отмену отсрочки приговора и направление для отбывания назначенного приговором суда наказания. Органы опеки подтвердили, что мать добросовестно относится к воспитанию дочери, ребенок окружен вниманием и заботой и любит как маму, так и папу. У суда нет оснований для лишения мамы родительских прав.

Читайте также:

Без свекрови, но с двумя тещами

Мать потребовала от дочери алименты после 20-летнего отсутствия