Ты воруешь мои деньги: юная звезда соцсетей подала в суд на мать

30.03.2018

Родители радуются, когда их дети встают на ноги и начинают хорошо зарабатывать. Но иногда это происходит слишком рано. Мать считает, что дочь-подросток еще не может самостоятельно распоряжаться деньгами и принимать решения. Девочка уверена, что способна жить отдельно, а родительница только сидит на ее шее и транжирит ее средства. Чью же сторону примет суд?

Несовершеннолетняя Ольга Комарова подает заявление о признании ее полностью дееспособной на основании ст. 27 Гражданского кодекса РФ.

Заинтересованное лицо Нина Комарова считает, что дочь не готова к самостоятельной жизни.

Дело слушается в порядке особого производства. Присутствует представитель прокуратуры.

Ольга: Ваша честь, я сюда пришла, чтобы стать полностью, юридически, самостоятельным человеком. Каким я по факту являюсь с 14 лет. Сейчас мне исполнилось 16. Я зарабатываю себе на жизнь сама, и довольно неплохие деньги. Когда мне было 14, моя мама отвела меня в модельное агентство. Я успешно прошла обучение и какое-то время работала, но мне там не очень-то нравилось. Потому что моя мама забирала все мои деньги по контракту.

Мать: Ты разорвала контракт, и я заплатила неустойку! Но ладно, говори.

Ольга: Так как я не хотела в таких условиях работать, то завела себе два аккаунта в соцсетях: один с фотографиями, другой – с видео. За два года у меня на каждом из аккаунтов набралось по два миллиона подписчиков. Количество просмотров доходит до четырех миллионов. Чтобы вы примерно представляли, сколько я зарабатываю – в среднем за каждый миллион просмотров я получаю 500 долларов.

Судья: Подождите, а от кого вы получаете деньги?

Ольга: От сайтов, на которых я зарегистрирована. Плюс у меня доход от рекламы, это еще вдвое больше. В итоге я в месяц, если переводить в рубли, зарабатываю 180 тысяч. То есть вполне могу сама себя обеспечивать. Потом у меня есть контракт с фирмой молодежной одежды, я не могу по договору разглашать ни сумму, ни название, но зарабатываю тоже прилично. Но, поскольку я не являюсь дееспособной, эти деньги получает моя мама и распоряжается ими по своему усмотрению, выделяя мне жалкие остатки на карманные расходы. Меня это совершенно не устраивает, я хочу сама жить, ни от кого не зависеть, снимать или купить квартиру. Я могу это сделать прямо сейчас, и я не понимаю, чего мы ждем.

Судья: Вы планируете купить квартиру?

Ольга: Да. Сейчас, конечно, денег не хватает, но…

Судья: Простите, и сколько у вас не хватает до приобретения жилья?

Ольга: Ну, это смотря какую квартиру покупать.

Судья: Вот какую рассматриваете – ту давайте и посчитаем.

Ольга: Если так говорить, то я и сейчас могу купить квартиру – за три миллиона студию. Но меня это не устраивает, я хочу себе хорошую недвижимость, примерно такую, где мы сейчас живем, а может быть, даже лучше, с тремя комнатами.

Заявитель передает суду контракт.

Судья: Я вижу, что контракт у вас агентский. То есть вы поручаете агентству обеспечивать вас работой в сферах рекламы, кино и шоу-бизнеса, и представлять ваши интересы. При этом агентство является эксклюзивным работодателем модели. Но это же не означает, что у вас есть действующий контракт по продвижению марки одежды. Здесь нет самого этого контракта.

Ольга: Ну я не знаю.

Судья: Понятно. Ответчик, слушаем вас.

Мать Ольги: Ваша честь, я в 14 лет отвела свою дочь в модельную школу, за что заплатила своими деньгами. Она очень успешно прошла обучение, и с ней заключили пару выгодных контрактов. Но моя дочь не стала соблюдать условия контракта, и он был расторгнут. По условиям договора, мне пришлось заплатить неустойку в размере 300 тысяч. Это раз. Во-вторых, моя дочь – подросток, ей 16 лет, она не в состоянии принимать решения. Не только в силу возраста, но и в силу характера.

Ольга: Что не так с моим характером?

Мать Ольги: Как минимум то, что мы стоит здесь, это уже немного ненормально. Ты подаешь в суд на свою мать!

Ольга: А нормально, что ты у меня деньги воруешь и не отдаешь?

Мать Ольги: Я не ворую твои деньги, я плачу за нашу жизнь. Мы живем в квартире, она учится в частной школе и на данный момент школу не посещает. Ее перевели на заочное обучение, за что тоже я плачу. Я плачу за ее репетиторов, чтобы хоть какое-то образование у ребенка было!

Судья: Сколько вы платите?

Мать Ольги: По-разному. У меня есть расписки от них всех. Например, по алгебре и геометрии я заплатила 85 тысяч рублей, по истории России – 30 тысяч, по русскому языку и литературе – 75 тысяч. Я, в общем, не жалуюсь, потому что это мой ребенок…

Судья: А сколько денежных средств было перечислено по контракту вашей дочери с агентством? Вы же получаете всю сумму как законный представитель.

Мать Ольги: Всего перечислили тысяч 500 рублей. Основные деньги она получает от соцсетей, а это заработок нестабильный.

Судья: Наверное, но я этих денег, честно сказать, не увидела.

В зал приглашается свидетель со стороны заявительницы.

Свидетель: Меня зовут Шпигель Ирина, я консультирую Ольгу по финансовым вопросам. Мы начали работать год назад, я к тому моменту получила юридическое образование, а Ольга искала юриста, который смог бы представлять ее интересы. Мои услуги оплачиваются в четко оговоренной сумме, к тому же я получаю проценты от заключенных рекламных договоров.

Судья: Уважаемый финансовый консультант, известен ли вам порядок регулирования труда лиц, не достигших совершеннолетия?

Свидетель: Да.

Судья: Расскажите мне.

Свидетель молчит.

Ольга: Ваша честь, то, что мой консультант не помнит наизусть каких-то статей и законов…

Судья: Не надо наизусть, пусть скажет своими словами.

Ольга: Мы и без этого хорошо работаем.

Мать Ольги: Да, с «юристом»…

Судья: Давайте по-другому. Почему агентство заключило договор с вами, а деньги получает ваша мама?

Ольга: Потому что я несовершеннолетняя.

Судья: А почему ваш финансовый консультант считает возможным заключить с вами договор и получать деньги с вас сама?

Ольга: Потому что я этого хочу.

Свидетель: Я получаю проценты за свою деятельность.

Судья: Вы считаете, что если вы получаете проценты, то статус заявительницы меняется? Она перестала быть несовершеннолетней? Как вы вообще заключили с ней контракт без согласия законного представителя – ее мамы?

Свидетель молчит.

Судья: Нет? Не будете со мной говорить? Ну правильно, чувство самосохранения в вас говорит. Ведь можно обратиться в трудовую инспекцию, узнать, выступаете вы как физическое лицо или как ИП…

Свидетель: Как физическое лицо.

Судья: И как вы платите налоги?

Свидетель: Со своей зарплаты.

Судья: Вы платите подоходный налог? Самостоятельно, заполняя налоговую декларацию? Вы агент сами себе в налоговой инспекции? Выплачиваете налоги один раз в год, в размере 13%?

Свидетель молчит.

Судья: Вы, заключив от имени физического лица договор с несовершеннолетней без согласия ее законного представителя, нарушили трудовые права заявительницы. Назовите мне хотя бы один рекламный договор, который был подписан заявительницей.

Свидетель: Рекламный договор на рекламу бренда. Известной молодежной фирмы, разглашать название которой я не имею права.

Судья: Скажите, сколько денег заявительница там получила?

Свидетель: Порядка шестидесяти тысяч рублей в месяц.

Судья: Имела право заявительница сама получать эти деньги?

Свидетель: Нет, не могла.

Ольга: Я удивляюсь, что Ирина не может ответить на ваши вопросы. Мне казалось, что все в порядке.

Мать Ольги: Не будешь учиться, будешь такая же.

Судья: Финансовый консультант, и какой вы получали процент?

Свидетель: Смотря какой рекламный договор. Ну, порядка 30%.

Судья: Сколько?! Видимо, я не той профессией занялась. От суммы, которую заявительница не могла получать?.. Суд удаляется выносить решение.

Решение суда: в удовлетворении заявления об объявлении несовершеннолетней заявительницы полностью дееспособной отказать.

Имеющаяся у заявительницы работа по контрактам не является постоянной. Суд учел, что она не имеет среднего образования и практически забросила учебу, что привело к ее исключению из школы и переводу на систему экстерната. Суд считает необходимым выделить в отдельное производство и передать на рассмотрение налоговых органов сведения, полученные от свидетеля в ходе судебного заседания, поскольку свидетельские показания имеют статус официальных доказательств.

Читайте также:

Бой стереотипам: модная мама наряжает сына в платья

Битва за опеку: с кем останется мальчик-сирота