Curtain time
97 subscribers

Травоядные

Об отравлениях как примете времени

«— Отравленные у тебя? — Вас интересует завтрак, обед или ужин?», ­— строки Михаила Жванецкого заиграли новыми («новичковыми») красками. В авторском исполнении культового монолога «отравленные» звучали как «отъявленные». Так оно и сбылось. Сбывается. «Отъявленных», то есть заведомых, неисправимых, всем известных своими отрицательными (отрицающими «положительное», положенное нам сверху) качествами травят. Сперва следует травля в соцсетях и с телеэкранов, газетная, предупредительная, форменная, затем, если «отъявленный» уж очень досаждает — от слов переходят к делу. Так «вегетарианская эпоха» сменяется «травоядной».

Одних травят ядом, другие травят байки про отравления. Судя по тому, что некоторые публичные персоны (или персонажи) в стилистике #metoo стали откровенничать о том, что их тоже когда-то где-то недотравили, «отравленность» становится новой приметой статусности. «Отрава» оказывается анаграммой «автора». «Мы все глядим в Наполеоны…», Сократы, Моцарты, — лестно токсикологически побрататься с великими. И стократ приятнее сделать это уже при жизни.

Опошлить и травестировать ведь можно, что угодно. Особенно, если это угодно кому-то. Обернуть комедией чужую кому, высмеять обвинения, держа на подпевках тех, кто вусмерть готов вещать, как был якобы доведен до полусмерти — это ли не лучший способ не ответить на прямой вопрос, обратив его в шутку. Юмора добавляет и нелепое, порой, поведение исполнителей «особых поручений», напоминающих персонажей старой американской комедии «Придворный шут» (1955), с ее классической скороговоркой-неразберихой про две чаши, в одной из которых яд. В какой из — запутываются все причастные к отравлению. Вот и отечественные исполнители-отравители, кажется, рапортуют о миссии в рамках того же жанра, мол, задание выполнено, напиток отравлен. Ну и пусть, что тот, кто должен был его выпить, жив.

«У нас нет такой привычки кого-то убивать», — сказал в недавнем интервью тот, кто всегда руководствуется «интересами российского государства и русского народа». Стало быть, привычка вырабатывается. И вереница из Щекочихина, Политковской, Литвиненко, Скрипалей, Верзилова, Навального, Кара-Мурзы-мл., Быкова — не отравления вовсе, а затравка. В этом «разнотравье», кажется, есть своя внутренняя иерархия: кому-то подсыпят, подольют, кто поважнее — на одежду капнут, ну, а уж если до гульфика доберутся, так это высшая форма признания.

От кантареллы до полония с новичком — путь не близкий, но приятно окрашенный историей, легендами и флером искушения. Как некоторым приятно ощутить себя «недоотравленными», так и по ту сторону токсина, не менее соблазнительно перенять эстафету от Калигулы, Нерона, Борджиа, Медичи, Венецианского совета десяти… Вот и на Робостанции ВДНХ, установленная там говорящая голова Пушкина с выражением декламирует злободневное: «Анчар, как грозный часовой, / Стоит — один во всей вселенной». Чем не апофеоз абсолютной власти? Вокруг ядовитого дерева, правда, чахлая пустыня, но привыкшему к интерьерам бункера, экстерьер не так и важен.

Мы же ЯДерная держава, в конце концов! Стало быть должны служить примером. И служим: в Викисловаре в качества примера употребления существительного «отравление», приводятся следующие слова: «действие по значению гл. отравлять, отравляться, отравить, отравиться ◆ Есть немало примеров того, что в России времён Владимира Путина отравление стало широко применяться как способ устранения неугодных. ¶ История с отравлением Скрипалей переполнила некую чашу и серьёзно осложнит российско-британские отношения, будет иметь далеко идущие последствия для всего населения нашей страны. Владимир Кара-Мурза, «Правда туристов Петрова и Боширова», Обсуждают Сергей Григорьянц, Владимир Буковский, Андрей Остальский // «svoboda.org», 13 сентября 2018 г».

Пока одни будут связывать собственные делириумы и растройства пищеварения, с тем, что их заметили свыше и пометили «новичком», или просто мечтать «Яду мне, яду!», другим, большинству, будут по старинке лить яд в уши (по-гамлетовски).Дело-то привычные. Организм к ядам приучен. Отравления ядохимикатами, газом, водой, продуктами горения и пальмовыми продуктами импортозамещения, отравления детей в летних лагерях и взрослых спиртосодержащими жидкостями от лагерного бытования. Стравленные люди, втравленные в конфликты соседи, отравленные воздух, жизни и души, вытравленные из памяти непарадные страницы истории ­– как тут не ощутить затравленность?

Недаром, слово «токсичный» плотно вошло в нашу жизнь. Но это не повод унывать, скорее — примета особого отношения власти к народу. Царского, прямо скажем, уточнив лишь, что под царем имеется в виду Митридата VI. Опасавшийся быть отравленным он решил принимать яды в небольших дозах, дабы выработать к ним привычку. По легенде, когда царь решил свести счеты с жизнью, яда, способного поразить его не нашлось, и он приказал одному из своих солдат заколоть его. Так может быть и нас приучают к ядам с целью укрепления иммунитета? Чтоб не только антитела вырабатывались, но и антидоты? «Аффтар выпей йаду», — написанное в нулевые пьем по сей день. За здоровье. Не чокаясь.

Эмилия Деменцова

Травоядные