Великая битва за еду

30.12.2017

Голод наступает. Москвичи слышат его тяжелую поступь и потому из последних сил бьются за остатки продуктов, которые еще можно увидеть на магазинных полках.

Пожалуй, если сделать видеозапись того, что последние дни происходит в магазинах, да сопроводив подобным текстом, выложить в буржуинский интернет, то запись будет иметь все шансы стать информационной бомбой: еще бы, такое наглядное свидетельство скорой гибели кровавого режима.

И будет бесполезно объяснять, что похожее безумие происходит ежегодно – не поверят.

А иначе, чем безумием, это и не назвать. Народ активно готовится к новому году. Причем так, что создается впечатление – год отказывали себе во всем, ради этой одной ночи.

Нет, я мог бы понять подобное стремление пожрать, будь оно на самом деле связано с аскезой поста: оголодали, родимые. И, при здравом размышлении, следует признать - богатство новогоднего стола именно с постами, с Рождественскими традициями связано.
Однако даже будучи невоцерковленным человеком знаю – сакральная ночь обжираловки на конец поста не приходится, вроде как?

Но народ активно забивает телеги, да не по одной. Причем с таким ажиотажем, что эта движуха становится опасной для жизни окружающих. Меня, мужика вроде как габаритами не совсем маленького, чуть не задавила телегой взмыленная тетка. Она просто не видела, куда едет, потому как в телеге у нее возвышался мандариновый Эверест, слегка разбавленный вкраплениями яблочной породы, и она шла , умудрившись повернуть голову на 180 градусов, при этом орала:

-Наташ, шампанское там, слева, коробками навалено!

Спастись удалось в самый последний момент кинувшись под колеса телеги мужика, с энтузиазмом прокладывающего себе дорогу к кассе и покрикивающего что-то типа “эгегей, родимые”. В телеге годовой запас колбасы соседствовал с годовым запасом водки.

Оглядевшись по сторонам и сообразив, что ПДД в магазине не соблюдается, народ все равно ничего кроме списков и жратвы не видит, я решил сделать оттуда ноги, тем более, что полки пожалуй, тоже можно было снимать как доказательство грядущего голода.

Даже там, где весь год стройными рядами стояли банки с никому даром не нужным зеленым горошком, оказался пугающий пустотой провал.

У холодильной витрины с икрой обнищавшие граждане весело разбирали банки по цене, которую вряд ли можно назвать гуманной. Итальянское игристое весело поблескивало боками в тележках и корзинках людей, весь год плакавшихся на низкие зарплаты. Даже французское шампанское с ценником, от которого, скорее всего, сама вдовушка Клико начала активно икать, и то находило своих потребителей. Что уж говорить о коньяках и виски…

- А селедки, селедки купи, тут нет!!!!!!!! - Кричала кому-то в трубку женщина, в очереди у кассы.

Вы уж простите, я выскажу крамольное предположение: народ у нас в Новый год становится жертвой профессиональных манипуляторов, которые нам внушают, что именно в эту ночь надо обожраться и умереть. Причем с единственной целью – распродать еду, которая иначе бы еще год пылилась на полках.

Ну и плач по доходам, наверное, очень лицемерен – потому как траты на этот праздник поражают воображение.