Призрак палача.

Я провожал свою любимую. Живет она на другом конце села. Ночь светлая, луна полная. Даже фонаря не нужно. Все и так видать. Я не буду описывать весь процесс провожания. Дела интимные, в подробностях не нуждаются. Пусть каждый сам для себя нафантазирует.
Довел до дома. Поцеловались, попрощались. Обратно я потопал в приподнятом настроении.
Возле старого деревянного столба я решил немного срезать и пройти через огороды, мимо водонапорной башни и затем мимо старого заброшенного дома.
Молва про этот дом была жуткая. Поговаривали, что давным давно, лет пятьдесят назад, в этом доме жил палач. Не тот что головы рубил, а тот что по приказу советской власти на курок нажимал. К нам в деревню он переехал сразу же как вышел на пенсию. Люди говорили, что старик был скверный. Ни с кем не говорил. Не здоровался. При каждом случае пытался нагрубить. За такое поведение, обычно, морду били, но его не трогали. Боялись.
В один прекрасный день старика не стало. Это не сразу заметили. Нет его и черт с ним. Потом кто-то нашел тело и милицию вызвал. Говорят грязно у него в доме было, буд-то он эту грязь коллекционировал.
В общем путь мой пролегал как раз мимо дома палача. И как только я поравнялся с этой халупой, у меня в голове прозвучал скрипучий голос.
- Виновен! Гнида! Пристрелить! Удушить! Закопать! Не сметь ходить по моей земле!

Сказать, что я испугался, значит ничего не сказать. А тут еще и силуэт черный начал возникать из ничего. Не было его и вот он есть. Висит над землей, прямо перед моим лицом, как бы покачиваясь. Чернее самой темной ночи. А с него на землю переливаясь всеми оттенками черного, стекает жижа. Будто грязь какая.

Я не трус. Но бывают такие моменты, когда бежать лучше чем стоять на месте. Я развернулся и дал деру. Бежал, падал, вставал и снова бежал. Остановился отдышаться только когда до фонарного столба добежал.
До сих пор озноб берет, как вспомню.