Академия Гражданской Авиации. Реалии и воспоминания...

27 August 2018

В моей жизни особое место занимает город Санкт-Петербург. Здесь я провел четыре насыщенных года, получая высшее образование (я называю его "брэндовым") в Академии Гражданской Авиации, которая нынче зовется Университетом, но я буду звать этот ВУЗ по старинке, как его до сих пор величают в авиационных кругах.

История моих отношений с этим городом началась значительно раньше. Так получилось, что Питер стал первым мегаполисом, который я посетил в своем детстве (да и в жизни, получается), причем та поездка состоялась исключительно по авиационной причине.

Предыстория

1992 год. Мне было 12 лет, когда моего отца, командира Ту-154, отправили в Академию Гражданской авиации города Ленинграда, только что переименованного в Санкт-Петербург (но имя еще не прижилось), для прохождения курсов подготовки к международным полетам. Тогда эти курсы еще не проводили под каждым кустом, как сегодня, а продолжительность учебы составляла несколько месяцев!

Отца отправили не одного, а вместе с несколькими другими пилотами и штурманами (насчет бортинженеров не знаю, врать не буду). В далекие годы в отечественной авиации существовал принцип закрепления экипажей - одни и те же люди летали длительное время вместе, в одно же время уходили в отпуск, что часто выливалось в дружбу семьями. Вот и в экипаже моего отца сложились подобные отношения - еще до 1992 года мы все перезнакомились, пару или тройку раз выехав совместно в Горный Алтай, а так же, походив друг к другу на дни рождений.

Взрослые дружили, мы, дети, тоже. Было очень интересное время... 90-е только начинались.

У штурмана, Николая Андреевича Радыгина, росла дочка Катя, чуть помладше меня. Признаться честно, она мне нравилась, да и я ей, наверное, тоже. Так что, был у меня и свой интерес в этой дружбе семьями :).

Это фото сделано после первого самостоятельного вылета моего отца (второй слева) в качестве командира Ту-154
Это фото сделано после первого самостоятельного вылета моего отца (второй слева) в качестве командира Ту-154

Кроме совместных поездок на отдых в Горный Алтай ("дикарями", с палатками... Ночь, Катунь, звездное небо... Ммм... Романтика!) это был замечательный период, в котором Ту-154 Барнаульского авиаотряда летали в Симферополь и Сочи. Не ежедневно, поэтому в Симферополе, например, экипаж отдыхал целых пять дней перед обратным полетом! Конечно же, было очень соблазнительно брать с собой семьи, многие так и делали.

...Узнав, что в следующий полет моего отца в Симферополь его штурман берет свою дочку, я почувствовал себя обделенным и страстно возжелал, чтобы меня тоже взяли! Отец был "за", мама традиционно "против", но после трех часов упорных и продолжительных боев мужская половина победила и мое путешествие состоялось.

Это был мой первый в жизни полет на Ту-154, более того - в кабине пилотов (да-да!), и более того - ночью. И, извините за еще одно "более того" - часть полета прошла в грозах... До сих пор помню свой детский восторг от видов, которые мне открылись в 11 лет... Горы слева, горы справа. Горы - это огромные грозовые облака, периодически подсвечиваемые разрядами гроз. Это зрелище не описать словами!..

Лучше его глянуть.

Мне было одиннадцать лет. Весь полет до Омска, где мы делали промежуточную посадку, я простоял за креслом своего отца, не смея выдохнуть от восторга - до того я был впечатлен! А на заходе на посадку я был не менее восхищен видами ночного города и аэропорта. Миллионы "бриллиантов" - огней, разбросанных по черной земле, сливающейся с ночным небом... Лента огней взлетно-посадочной полосы, надвигающаяся на наш самолет... Работа экипажа, четкие отрывистые фразы, непонятные звуки, раздающиеся в кабине, шелест воздуха, переливы двигателей... И всем этим управляет мой отец.

Для пацана тех лет это было Событием!

С тех пор я выполнил огромное количество полетов в ночные грозы (видео выше - это над Индией), ночных взлетов и посадок, но не перестаю восхищаться подобными видами и благодарить Судьбу за то, что мне повезло в этой жизни - работать пилотом гражданской авиации. Часто я вспоминаю себя, одиннадцатилетнего пацана, стоящего за креслом своего отца, разинувшего рот в восхищении. Увы, моим сыновьям не светит получить подобный опыт - сейчас нравы в авиации куда более строгие, чем были в те годы.

* * *

Через полтора года мы с Катериной оказались в Санкт-Петербурге, и именно в стенах Академии. Точнее говоря, в стенах ее общежития. Жены решили проверить, как там мужья без них справляются и взяли своих детей в поездку.

От путешествия 1992 года у меня осталось несколько воспоминаний:

  • Газенваген Икарус, который полчаса вез нас через перрон аэропорта "Пулково". Я до сих пор содрогаюсь, вспоминая, какой выхлоп стоял в салоне!
  • Мой первый опыт общажной жизни в Академии ГА. Жили мы тогда то ли в 11-й, то ли в 13-й общаге, я уже не помню. Но запомнилась компоновка комнат и сортиров в центре крыла, которая потом один в один повторилась в общаге в Бугурусланском летном училище.
  • Город меня поразил монументальностью застройки. Так мне до сих пор и представляется Питер - сталинскими домами на Московском проспекте и Исаакиевским Собором.
  • Первое испытание шоппингом. В один прекрасный день родители привезли нас на станцию метро "Московская" и пошли по всем магазинам подряд... как я тогда не умер, не понимаю, но был к этому готов. С тех пор у меня устойчивая неприязнь к длительным походам по магазинам.

* * *

Следующее мое посещение Питера состоялось через два года, в феврале 1994-го. Я был в составе группы школьников, которая направлялась в Англию, в город Гастингс - там мы должны были две недели учиться в одной из языковых школ. Рейс в Лондон выполнялся из Питера, и между прибытием рейса из Барнаула и вылетом в Англию было несколько дней, в течение которых мы знакомились с культурной столицей.

Помню жутко холодную "гостиницу", и жутко холодный Питер. В том феврале, по-моему, температура держалась значительно ниже-20, что для влажного Петербурга примерно так же, как -45 для моего родного Барнаула!

Но все равно, несмотря на обжигающие морозы, в Питере нам было очень и очень интересно и насыщенно! В Англии тоже, но не это является темой сегодняшней истории.

"Акамедия"

За первые две поездки в Питер я успел много чего посетить из "культурного". Хотя тогда, по молодости лет я и не очень-то горел желанием ходить по музеям и ездить по пригородам, тем не менее, Питер смог меня покорить своей архитектурой и величием истории. Так что, когда в конце сентября 1998-го года, только что закончив Бугурусланское летное училище, я приехал учиться в Академию, я не был расстроенным от необходимости продолжения учебы. Впереди меня ждали четыре насыщенных года, разительно отличавшихся от того, как я провел предыдущие два. Правда, о том, какими замечательными эти годы будут, я еще не знал. После выживания в Бугуруслане мне было довольно-таки неуютно снова становиться первокурсником.

История об учебе в Бугурусланском летном:
"Вся жизнь мечта! Вся жизнь полет!"

Большего раздолбайства в обучении, чем в Академии Гражданской Авиации, я больше не встречал нигде!

Видимо неспроста на выпускном курсе, когда я устраивался на работу в ВОХР Пулково и бегал подписывать документы, в отделе кадров висело большое объявление: "Выпускников кафедры авиационных перевозок Академии ГА просим не беспокоить!!!"

* * *

При всем своем прилежании в учебе (скажем так, я прогулял значительно меньше уроков, чем большая часть моих друзей) я не могу сказать, что я вынес из нее для себя что-то полезное, то, что мне действительно пригодилось в дальнейшем.

На Экологии мы рассчитывали высоту заводской трубы - дабы близлежащий поселок не засыпало химией, на Летную эксплуатацию препод "положил" даже дальше, чем студенты, опаздывая на занятия, а когда приходил, то рассказывал о своей личной "летной эксплуатации". На Методике летного обучения - важнейшего предмета для будущих инструкторов - все, что нам сумели внятно разъяснить, это мантру про "знания, навыки, умения".

К нам, "командникам" - студентам Командного факультета - традиционно относились несерьезно. На нем могли учиться лишь специалисты, то есть те, кто уже закончил обучение в средних училищах. И мы были специалистами - кто пилотами, кто диспетчерами (без опыта в основном). Все прекрасно понимали, что в Академию мы пришли за дипломами о высшем образовании и особо не зверствовали.

Преподаватель Физики, яркая пышнотелая молодая женщина, сразу же поставила точки над "ё" - сдадут ее предмет либо очень одаренные физики, либо нежадные все остальные.

Вот так и учились.

* * *

Хоть я учился как пилот-инженер, то есть, "технарь", мне запомнились уроки Истории. Вот что-что, а эти пары мне прогуливать не хотелось - преподаватель (очень строгая, всегда отлично выглядевшая мадам лет за 40) умела рассказывать очень интересно, да и история всегда была одним из любимых моих предметов. В итоге я сдал экзамен по Истории на "пять"...

Хотя сначала меня хотели с него выгнать.

В первом семестре я учился особенно прилежно и к экзаменам готовился очень серьезно - видимо, сказывалась еще остаточная инерции от Бугуруслана, где я действительно грыз гранит науки всеми тридцатью тремя зубами. История на фоне прочих предметов стояла особняком - о строгости "мадам" говорили все старшекурсники.

Я готовился.

Даже купил учебник по Истории России, который оказался... переизданием книги "История России" С.Ф. Платонова, увидевшей в свет в революционном 1917 году! Занятная книга, интересный взгляд на коммунистическую версию истории. Задолго до сессии я стал ее читать, запоминания подробности и даты.

И все же я решил на память не полагаться и выписал даты на шпаргалку. Честно - только даты, ничего больше! Пришел на экзамен, взял билет. В нем были три вопроса, один из них - эпоха правления Александра III, а остальные уже не помню. Я сел, взял чистый листок, и решил подсмотреть даты в шпаргалке, но это было замечено "мадамой".

- Что это у вас? Шпаргалка? Пользоваться шпаргалками запрещено! Немедленно уберите ее или я вас выгоню!

- Но это не шпаргалка... это даты...

- Неважно, ничего нельзя!

- Хорошо, тогда я готов сдавать.

- ??? Вы готовы? Сразу?

- Да. Можно?

Мы очень мило побеседовали, я рассказал про железные дороги, которые были построены в годы правления Александра III, и в итоге оказался единственным, кто в тот день сдал Историю на "отлично". В следующем семестре я выбрал предметом по выбору "Историю Санкт-Петербурга", которую вела тот же преподаватель.

Жить и учиться в Академии было легко. Будучи натурой творческой, узнав о существовании команды КВН Академии ГА ("АГА"), я пришел на одну из репетиций и в итоге "прослужил" четыре года в качестве аранжировщика и звуковика - я писал "минусы" для песен, и отвечал за своевременное включение звука во время выступлений. На сцене я появлялся, но редко - у нас были "звезды", на их фоне я чувствовал себя скованно. Но в любом случае, было весело и интересно, а музыкальное обеспечение было моей монополией.

К слову сказать, это ни фига не просто - сидя в темном зале, вовремя ставить пленочную кассету, предварительно выбрав ее из шести разложенных на столе, и успеть включить магнитофон в нужное время. Нагрузка была чувствительной. Через год мы прибрели привод мини-дисков, стало куда проще.

* * *

2002-й год. На четвертом, заключительном курсе я воспылал сердечной страстью и загорелся желанием остаться в Питере после выпуска. Это было самое начало нулевых, авиация все еще нащупывало дно, перспектив трудоустроиться по специальности в принципе не наблюдалось... Было, правда, предложение работать на вертолетах Ми-8 в родном городе, но я никогда не мечтал о славе Мимино.

Многие академики-пилоты пытали счастья в авиакомпании "Пулково" - вставали в "очередь" на трудоустройство по специальности, но для этого надо было найти работу в авиапредприятии в любом из подразделений. Престижными у студентов считались работы в цехе бортового питания (неудивительно) и в охране. Кое-кто даже умудрился стать бортпроводником - это было сложно, так как пилотов в службе бортпроводников не жаловали, понимая, что они приходят туда ненадолго... Да и классовая борьба, надо думать, мешала. Попробовал пойти по этому пути и я, сумев устроиться в ВОХР буквально последним из "академиков" этого периода. В проводники я тоже пробовал, но меня вежливо отфутболили.

В этой очереди можно было провести не один год, ожидая, когда тебя позовут на "большой реактивный". Кстати, любопытный факт - очередь касалась не только юношей с пламенным взором, в нее ничтоже сумняшеся отправляли и опытных командиров, приехавших в Питер в поисках работы. Вместе со мной в смене работал, например, командир Ту-154 из Магадана. Конечно же, им отдавался приоритет при появлении вакансий.

Я работал охранником-контролером КПП (командно-пропускной пункт). Таких КПП было несколько, на некоторых приходилось находиться очень близко к перрону и самолетам. Когда появлялось свободное время я подходил к нему, глядел на лайнеры и... Расстраивался, конечно же. Перспективы увидеть ночные грозы и бриллианты огней из кресла пилота были очень туманными. Это демотивировало, но я старался сохранять оптимизм, веря, что все будет хорошо.

Краем уха я услышал об авиакомпании "Выборг", летавшей из Питера на турбовинтовых самолетах Ил-114. Стройный и красивый, в белоснежной рубашке с золотистыми погонами я приехал к ним в офис и ожидаемо получил отлуп. Мол, пилоты с опытом полетов на поршневых Ан-2 нам не нужны, требуются пилоты с турбовинтовых - так как Ил-114 самолет новый, капризный, ломучий. Правда, разговаривали со мной вежливо и даже душевно. Почему я отразил этот факт вы поймете чуть ниже.

В общем, я приготовился ждать еще несколько лет. Так как учеба в Академии подходила к концу, я навострил лыжи в аспирантуру - надо же было оставить за собой койко-место в общежитии. Я успешно защитил диплом, получил рекомендацию в аспирантуру...

Однако, не сложилось.

В конце июня 2002-го года мы защитили дипломы. С Лешей Капусткиным - моим товарищем еще с Бугуруслана - мы купили бутылку водки, пакет сосисок, сели на пригорке и отметили это событие, раздумывая над внезапно осознанным фактом - шесть лет подряд мы учились, сложился образ жизни, круг общения, знакомые, друзья, подруги... и вдруг учеба закончилась. И что дальше?

Из Питера я уехал через два месяца после получения диплома, в августе. Внезапно появилась призрачная надежда трудоустроиться - сначала в "Аэроэкспресскруиз", боссы которого в том же августе помахали своими ручками пассажирам, и с чемоданом денег за проданные билеты скрылись в неизвестном направлении. Затем меня полгода кормили завтраками в авиакомпании "Сибирь" и в конце-концов они от молодого пилота отвернулись. Зиму 2002-2003 я провел в неотапливаемом складе лимонадно-пивной продукции в качестве кладовщика-грузчика, а весной совершенно случайным образом я попал в "Сибавиатранс".

Рассказы по теме:
"Истории из жизни зажравшихся пилотов"
"Норильск, Ту-154 и коммерция"

Я начал летать! Норильск, Красноярск, Белгород, Абакан, Норильск, Норильск, Норильск...

Я все еще лелеял мечту о том, чтобы когда-нибудь жить в Питере и работать в "Пулково". Летом 2003-го, будучи пилотом с двумя сотнями часов налета на Ту-154 мне удалось попасть в Питер и заскочить в офис авиакомпании "Пулково", на проходной которого я за год до этого работал без малого месяц. Стою в форме, жду летного начальника... Дождался. Начальник - лысоватый пилот с руководящим брюшком - посмотрел на меня как на пустое место и примерно так же со мной и разговаривал. Кратко, речь его была следующей:

- Ты понимаешь, молодой человек, куда приперся? Это же ПУЛКОВО! ПУЛ-КО-ВО! Такие сопляки, да еще "со стороны" - да никогда! Вот налетаешь хотя бы пару тысяч часов, тогда и приходи, соизволим с тобой разговаривать!

Да, я понял. Я понял, что ноги моей в этой авиакомпании - "Пул-ко-во" - не будет. Тогда я еще не знал, что разговоры "через губу" с молодыми и не только пилотами - это отличительный признак многих "начальников", вышедших из 90-х, некоторые мои возрастные коллеги в будущем жгли (и продолжают жечь) куда похлеще этого дядьки, но тогда это стало моим первым опытом ощущения себя "червем" и мне он очень сильно не понравился.

По прошествии времени, когда я уже состоялся в авиации и разбирался, что, где, как и чего, я десять раз поблагодарил Провидение и того лысоватого дядьку за то, что не дали свершиться моей юношеской мечте - работать в "Пулково".

...Через год я прилетел в Питер на Ту-154 в качестве второго пилота авиакомпании "Сибирь" рейсом из Барнаула. До вылета обратно оставалось время, я вышел погулять по перрону, встав на то самое место, где весной-летом 2002-го с щемящей тоской смотрел на бело-синие хвосты пулковских туполей. Я стоял и пытался вернуться на год назад, вспомнить свои ощущения. Это было несложно - прошло не так много времени.

В дальнейшем у меня было много рейсов в Питер - уже из Москвы на Боингах. Но каждый раз, прилетая сюда пилотом, я испытываю ностальгию по тем четырем годам жизни. Это было отличное время, подарившее мне массу впечатлений, эмоций, много друзей.

И достаточно жизненного опыта, пригодившегося в будущем.

Возвращение в Академию

С 2005 года я обосновался в Москве, сначала в городе, затем в подмосковном Домодедово. Но я так и не смог почувствовать любовь к столице, а вот Питер - как город - меня привлекает. Мы с супругой давно планировали семейную поездку в Петербург, да как-то все не срасталось.

И вот, в 2016-м году срослось. Катализатором стал мой старший брат, Вадим, который зачастил в Питер по своим личным делам. Очередная поездка у него была запланирована на апрель, и он предложил нам пересечься в Питере. Особых планов у меня не было, я попросился в отпуск на пять дней, мне разрешили, и я спланировал поездку.

С Олей и младшим (на тот момент) сыном Андрюшей мы должны были лететь на самолете, для нас это был самый дешевый вариант - у работников авиакомпании есть существенные скидки. Кроме того, я решил, что в Пулково обязательно найдется офис прокатной конторы, так что вопрос с доставкой в центр города и дальнейшими поездками будет решен. Офис нашелся, и не один. Я выбрал знакомый мне по путешествиям по Европе AVIS.

Настал день вылета. Что-то мы прособирались, и время стало поджимать. Пришлось высадить своих перед терминалом, чтобы они регистрировались, а сам поспешил на парковку №1 аэропорта "Домодедово", от которой затем в обратном направлении быстрым шагом прошел с полкилометра до стоек регистрации...

Оказалось, что спешил я зря. Желающих лететь на этом рейсе было очень много, а наши корпоративные билеты подразумевали полет на свободных местах. Поэтому нас отправили ждать конца регистрации, как это обычно бывает, если на рейсе предвидится много пассажиров.

Увы, мы не улетели. Братский "сибирский" А319 набился битком!

Справка: под брендом S7 Airlines работают две авиакомпании: ПАО "Авиакомпания "Сибирь" и ООО "Глобус".

Переоформили билеты на следующий рейс, вылетавший через пару часов. Появилось время, я повел семью знакомиться со своим офисом, который тоже не очень близко к терминалу. Прогулялись с сумками, позавтракали, посидели, вернулись обратно.

И снова рейс на коротышке А319 оказался битком! Даже пытаться не стали, перебронировали на 39-й, который выполнялся на нормальном самолете - вместительном В737-800 уже моей авиакомпании "Глобус".

Вот на нем мы в итоге и улетели!

* * *

Итак, в пятницу мы прибыли в Питер. Конечно же, я решил, что первым местом, которое я посещу, станет Академия. Хоть мне и доводилось бывать в Питере после 2003-го, но почему-то я не находил время заглянуть в свою альма-матер.

Я не был в ее стенах тринадцать лет, успел соскучиться, но главным моим желанием было увидеть одного человека, которого я вспоминаю исключительно добрым словом. Об этом чуть позже.

Питер очень изменился. Вокруг Авиагородка понастроили шоссейных развязок в стиле Токио, трезвым ездить противопоказано - разобраться сложно. Но, хвала Навителу, у меня получилось.

Вдоль Московского шоссе стоит огромное количество новых зданий - автосалоны, гипермаркеты, уму непостижимо! Но стоило мне заехать в Авиагородок и я прям как в прошлое вернулся. Те же неровности на дорогах, обшарпанные пятиэтажки по сторонам, знакомые вывески... Та-а-кая ностальгия даванула! Эх!!!

Подъехали к Академии. Надо же - на остановке автобуса все еще жив ларек, в котором мы покупали шаверму и безумно сочные хычины, которые студенты называли "хочунами".

Интересно, современные студенты знают, что такое настоящая питерская шаверма и хычины?

Припарковал Солярис прямо напротив знакомой дырки в заборе. Ничего не изменилось за эти годы! Хотя нет, поверх традиционной грязи насыпали щебенку. В мои годы здесь просто грязь была, мы ее аккуратно месили.

Зашли на территорию. А вот здесь асфальта как не было, так и еще меньше стало.

Обошли здание тренажерного центра. Вот тут ничего не изменилось, разве что автомобиль другой.

А в этом общежитии - "семерке" - я жил. На пятом этаже, в комнате 510 (первый подъезд, окно правее трубы). Говорят, что в общагах сделали ремонт, я проверять не стал.

В годы моей учебы туалеты представляли собой ужасающее зрелище! Я извиняюсь, но там даже гадить было противно! Надеюсь, с тех пор у Академии появились деньги на труд уборщиц.

В те годы туалеты не убирались месяцами.

Авиация!

Я поспешил в тренажерный центр - именно там работал тот человек, которого я так хотел увидеть.

По этой дороге мы ходили на занятия. Все то же самое - лужи, грязь, мусор, облезлые строения. Меня аж в дрожь бросило от того, насколько эти виды были похожими на мои воспоминания!

Оля с Андрюшей стараются не попасть в яму с водой.

Дементьич

Мне невероятно повезло! Тот человек, ради которого я сделал крюк в Академию, был на месте!

Почему я так сильно хотел его увидеть?

...В Академии учились по-разному. Времени свободного у студентов Командного факультета было достаточно, так как посещение занятий почему-то не считалось обязательным (неофициально, конечно же). Кто-то подрабатывал, кто-то просто пьянствовал - второе название Академии - Алкадемия.

А третье - Алкомедия, ну, или более ласково - Акамедия.

Были, увы, и наркоманы... Коих только на моей памяти человек пять ногами вперед вынесли, в том числе и моего однокурсника по Бугуруслану. Крепкий был парень, ладный, Руслан из Уфы... Много, много парней в те годы подсели на гадость и уже покинули этот свет. И годами позже я продолжал узнавать о непонятных смертях моих однокашников по летному училищу.
А вообще, первые два года жизни в Академии были невеселыми - кроме смертей от наркомании, одного парня выкинули с пятого этажа соседней, штурманской, общаги. Свидетелей конечно же не нашлось.
В 2002-м я уехал из Академии и вскоре узнал, что мой, опять же однокашник по Бугуруслану, повесился... У него осталась супруга и ребенок. Супруга - бортпроводница - погибла в катастрофе Ту-154 в небе Донецка в 2006-м году.

Над моим увлечением - полетами на тренажерах - мои "сокамерники", старше меня на два курса, посмеивались. Мол, пацан еще! Романтик! Пройдет твое увлечение со временем!

Старших я уже тогда слушал мало, поэтому продолжал тратить свое свободное время на полеты на авиатренажерах. И неважно, был это Ан-2, Як-40, или Ту-134, лишь бы он был свободным, лишь бы мне разрешили "полетать". В Бугуруслане, кстати, я тоже старался не упускать возможности полетать на тренажере Ан-2 и, спасибо Игорю Андреевичу Сазонову - инструктору тренажера (а в 70-х - комэске моего отца, курсанта), я получил весьма неплохой опыт решения навигационных задач в уме, используя только скудные приборы "кукурузника" - "картинки за окном" на тренажере Ан-2 в БЛУГА в те годы не было.

Кроме указанных типов самолетов, в тренажерном центре Академии тех лет были еще "симуляторы" Ил-18, Ан-26 и вертолета Ми-8. На Ил-18 я не летал - не разрешали, лишь побывал в кабине, на Ан-26 работали дюже вредные дядьки, мне было некомфортно с ними разговаривать, но несколько раз я все же слетал. К вертолетам меня не тянуло совсем, но из любопытства я пару раз полетал и на нем, вместе с Денисом Селениновым, своим "сокамерником", который переучился в Академии на Ми-8 (потом он летал на Ан-24 и А320).

Замечательные люди работали на тренажерах Ан, Як и Ту. Всегда шли навстречу молодым пилотам, если была такая возможность.

На тех тренажерах практически не было визуализации - изображения "картинки за окном". На Ан-2 ее не было от слова "совсем", а на Як-40 и Ту-134 была, но весьма примитивная - на стене висело "летное пространство", созданное из фанеры, на которой были нарисованы аэродром и окрестности, понатыканы "деревья" и "строения. По этому произведению искусства "летала" кинокамера, транслировавшая плоскую черно-белую картинку весьма посредственного качества на экран, стоявший перед иллюминаторами кабины тренажера.

Где-то в 2000-м году фирма "НИТА" в порядке эксперимента сделала приличную визуалку на Ан-26. И уже потом все тренажеры Академии постепенно получили картинку весьма красивую, но я в это время уже глядел на грозы и "бриллианты" вживую.

В отличие от тренажеров современных самолетов, кабины этих стареньких тренажеров были неподвижными (хоть Ту-134 и имел гидравлическую платформу, включать ее не рисковали), но все приборы работали как надо, поэтому за то количество часов (а за четыре года их, наверное, было больше сотни, если не двух), проведенных на тренажерах, я выполнил огромное количество полетов по приборам, получив хороший навык распределения внимания, о важности которого я так много распинаюсь в своих историях о полетах и статьях.

Как знать, насколько бы я состоялся как пилот, если бы не отзывчивость инструкторов тренажерного центра Академии?

Видео, снятое в 2013-м году в тренажерном центре Академии симмерами - любителями виртуальной авиации:

* * *

Больше всего мне нравилось летать на тренажере Ту-134. Во-первых, самолет серьезный, "маленькая тушка", а во-вторых, там работал инструктор, Виктор Дементьевич Лукъянов - душа-человек, с занятной манерой общения, любитель... - хотя нет, мастер! - рассказывать разные жизненные истории. Помню наше первое знакомство - Дементьич испытующе глянул на меня, нескромно попросившегося "полетать на тренажере": "Мол, справишься?" Я бодро ответил: "Попробую". "Ну, пойдем, посмотрим". Он отвел меня в кабину тренажера, в которой по своей программе тренировались студенты-штурманы (один за пилота, другой за штурмана), чтобы я присмотрелся, как летают на "туполенке".

Парни полетали, осталось время, я попросил дать мне попробовать выполнить "один заходик". Дементьич отнесся к моей просьбе явно скептически, но заходик выполнить позволил.

Заходик у меня получился на удивление неплохо - с первого же раза зашел "точно по крестам" и приземлиться, после чего Дементьич предстал предо мной совершенно другим человеком, крепко пожал мою руку и у нас завязались отличные отношения. Он никогда не отказывал мне в просьбе "полетать", подсаживал к штурманам, к переучивающимся, дозволял облетать тренажер перед началом полетной смены...

Так я и рос, как пилот. Полеты на тренажерах мне очень сильно помогли. В 2002-м году я переучивался на Ту-154 и проходил тренажерную подготовку в том же Авиагородке, но в учебном центре "Пулково". Проблем с пилотированием тренажера этого серьезного лайнера у меня не было, более того, после пары сессий инструкторы оставляли меня в кабине одного - мол, парень сам прекрасно справляется.

* * *

2016-й год. Четырнадцать лет прошло с моего заключительного полета на тренажере в Академии. Я зашел в тренажерный центр, вдруг поняв, что не помню, куда идти, не зная, работает ли еще Виктор Дементьевич. Ведь ему лет-то сколько должно быть, если тогда было под семьдесят?! Правда, мне говорили, что как минимум недавно он еще работал. Но как узнать наверняка?

Я иду по темному коридору, а навстречу мне движется худенький старичок. Домой, видимо, уже собрался - время-то послеобеденное. Дедок увидел меня - посетителя в неурочный час, и спросил:

- Вы кого-то ищете, молодой человек?

А лицо-то у старика знакомое... Понимаю, что это скорей всего он и есть, но тем не менее, взволнованно говорю:

- Здравствуйте, ищу я Виктора Дементьевича Лукъянова.

Он остановился (господи, как постарел-то!) и, внимательно меня разглядывая, сказал:

- Знакомое лицо у вас, молодой человек... Зачем вы его ищете?

- Виктор Дементьевич, вы меня, наверное, не помните. Я четырнадцать лет назад учился здесь, постоянно ходил к вам на тренажер полетать, Денис Окань меня зовут.

- Да разве ж всех упомнишь, сколько вас через меня прошло... А что хотел-то?

- Спасибо Вам хочу сказать, Виктор Дементьевич! Я столько лет ждал этого момента, чтобы это сказать, да и, в общем-то, приехал сюда, в Академию, специально, чтобы Вас повидать и сказать Вам "спасибо"!

Растрогался Дементьич... Затуманились глаза. Помолчав, он сказал::

- Ты сейчас в таком возрасте, что не понимаешь еще важности своих слов. Но когда будешь в моем, а мне уже 83, поймешь, как важно такие слова слышать!

Поговорили немного, я рассказал о себе, о том, как жизнь моя после Академии сложилась. Попросил сфотографироваться на память.

Спасибо Вам, Виктор Дементьевич, за науку! Дай Вам Бог здоровья!

* * *

А потом я пошел дальше, в надежде попасть внутрь Академии, побродить по коридорам, зайти в аудитории.

Подойдя к главному корпусу поближе, увидел, что ремонт, который просился еще в годы моего ученичества, так и не выполнили... За эти годы в стране уже что только не привели в нормальный вид, шоссейные развязки вокруг Пулково понастроили, но Академия свято хранит свои традиции.

Британский подход, честное слово!

А может, ремонт и был, да только вот ненадолго его хватила. Разруха в глаза прямо бросается. Эх, руководители! Ну что за отношение?!

Внутрь альма-матер с этого входа меня без пропуска не пустили. Я очень удивился - неужели в "Акамедии" наступил порядок? Сам факт наличия проходной и бдительных стражей сильно поразил меня! Тем не менее, я решил попытать счастья с главного входа.

Нет, все же Академия осталась Академией - пропускной пункт на главном входе в это время суток уже не работал, да и без него мы очевидно никому не были интересны, зашли через "вертушку", работающую в обе стороны, и пошли гулять по стремительно узнаваемым коридорам.

Академию нынешнюю отличает от Академии моих лет разве что обилие машин, как попало припаркованных на дороге, ведущей к главному входу. Наверное, это машины студентов. Ну не преподавателей же! Те паркуют все свои четыре машины прямо на территории.

Как я понял, будущие пилоты в этот день сдавали экзамен по Навигации. Одетые в белые рубашки с погонами с двумя лычками, они стайками толпились в коридорах. Кстати, откуда в России пошло, что две лычки это пилоты-студенты? :)

Зашел в спортзал. Когда-то я здесь играл в теннис, но с тех пор пол перекрасили и теннисной разметки не осталось.

На стенах коридоров висят стенды. Я поймал себя на мысли, что не помню - а были ли они в годы моей учебы? Все же мне кажется, что вот эти - были.

Матерь Божья! Да у них там компьютер на каждом столе! Помню, такое было только в кабинете Информатики у Юши. Да еще некоторое количество древних машин стояло в навигационном классе - на них мы сдавали "страшному" Миронову зачет по самолетовождению.

Хех! А вот этот стенд точно не изменился, если не считать замены слова "Академии" на "Университета". Новых "звезд" на стенде не прибавилось. Ну что же ты, Академия? Совсем не разродилась на звезды за десятилетия?

Не та нынче подготовка, не та!

Актовый зал... Как экс-участнику команды КВН "АГА", мне этот зал очень дорог.

За ширмой студенты обсуждают нюансы навигации

Зашел в одну из аудиторий. Я не знаю, красили аудиторию или нет, но все в ней в точности так, как я запомнил.

А потом мы пошли в столовую.

Столовая и "Военка"

Так как я учился на Командном факультете - то есть, считался взрослым и состоятельным дядькой (ну, так было в СССР - в Академию засылали лишь пилотов с достаточным опытом) - бесплатным питанием я обеспечен не был. В большинстве своем "командники" еду себе готовили сами, для чего в каждой общажной комнате стояла электроплитка. Запрещенная техника, кстати! И, замечу, учитывая то, что запасной выход с этажа был надежно заблокирован амбарным замком, запрет сей с высоты прожитых лет я хорошо понимаю. Но, как известно, строгость запретов компенсируется необязательностью их исполнения - никто никогда не проверял наши комнаты, мы были предоставлены самому себе. И это правильно - если у нас отобрать плитки, то как, скажите, мы бы себя кормили?

Спасибо, кстати - я научился неплохо готовить. Полезный навык.

Но иногда я обедал в столовой - чаще всего "за компанию". Правда, запомнилась она не едой, а традиционными выступлениями на 23-е февраля, которые давала наша команда КВН маститым воякам с военной кафедры. Хех, я хорошо помню самое первое, когда после всех представлений, я, второкурсник, сидел рядом с начальником (!) кафедры, который был в очень "хорошем" состоянии, и он мне упорно доказывал, что круче военных летчиков могут быть лишь летчики военные. Что ему на это говорил я не скажу, так как мне очень стыдно! Молодой был, дерзкий... И глупый. Про синяк на груди я тогда еще не знал, и вообще, мне повезло, что он был действительно в очень "хорошем" состоянии и ничего не запомнил.

Хороший дядька был, к слову.

Военная кафедра была важной составляющей учебы в Академии. После двух лет жизни "по понятиям" и "не по уставу" в бандитском Бугуруслане, постоянно ожидая очередного беспредела со стороны какого-нибудь отморозка из набора 91-93 годов, дождавшегося, наконец, своей очереди на прохождение летной программы и успевшего послужить в спецназе или в ВДВ, рисковать здоровьем еще два года, понятное дело, никому не хотелось.

Июль 2001-го года, проведенный в воинской части на аэродроме Левашово, был замечательным временем! Погода, природа, лес, свежий воздух... Нормальное военное летное начальство. Узнав, что я "художник" - это мое качество меня выручало и во время обучения на кафедре - меня подрядили рисовать... строго секретные карты. Серьезно - меня закрывали на пару часов в кабинете, где я их рисовал. За это я получил право "отгулов", которое использовал для сердечных встреч.

Э-эх! Давно забытый вкус рассольника с сосисками и картошкой... И компот! Компо-о-от! Не пытайтесь воспроизвести - точный рецепт повторить невозможно, он работает исключительно в стенах Академии!

После обеда прогулялись по этажам, затем решили обойти Академию - замкнуть, так сказать, круг до припаркованного автомобиля.

Этот самолет притащили сюда красвоенлеты с кафедры военной подготовки в годы моей учебы. Я был свидетелем этого. Что ж, кафедры той давно уж нет, а МиГ-31 остался. Символично для Академии Гражданской Авиации, не правда ли?

Прощальный взгляд на альма-матер... лучше бы я не оборачивался, ну и фасад!

С этого ракурса вид получше.

Песня про Академию у меня осталась незаконченной. Может быть мои коллеги прочитают и улыбнутся:

Мы в Академию пришли.
Учиться, правда, не хотели.
Мы просто шли к великой Цели
По проторенному пути.

Служить всем вовсе не хотелось -
Зачем два года нам терять?
Но в результате потеряли
Уже не два, а целых пять!

На первом курсе мы попали
В объятья к злобному Юше.
Поверьте, у него без б...
Микропроцессор в голове!

И на втором нас меньше стало -
Халява вышла не у всех.
И чтобы мы не расслаблялись,
Халидов ждал нас. И ТеорМех.

Мы сразу же на все забили,
Сказали мы: "Идите в... пень!"
Всего за восемьсот рублей
Мы интегралы победили!

Но это были лишь цветочки,
То время было сладким сном...
На третьем мы дошли до точки,
Где встретил нас старик Мирон.

Старик Мирон был славным малым,
Он на Пе-2 еще летал.
Всем курсом дружно мы желали,
Чтобы кто-то в музей его сдал.

Парам-пам-пам.

* * *

Следующие полтора часа мы знакомились с вечерними питерскими пробками и особенностями вождения на узких улочках с трамвайными линиями, позабывших, что такое разметка. Да, кстати! Зачем в Питере такое огромное количество люков на проезжей части, расположенных без какой-либо видимой системы (я бы сказал - как попало)? На случае наводнения? От того, что в радиусе тридцать метров расположены три-четыре люка вода быстрее уйдет, что ли?

Послесловие

Возможно, кто-то попрекнет меня за то, что я не очень лицеприятно отзываюсь о своем учебном заведении.

Эх!

Я не хочу быть лицемером и говорить "как же я горжусь тем, что учился в Академии Гражданской Авиации, сделавшей меня человеком!" так как это будет неправдой. Если в Бугуруслане я лицом к лицу столкнулся с жизнью "по понятиям", но так и не научился выть в стае, то да, в Академии все было на порядок культурнее, интеллигентнее... и пофигистичнее. Вплоть до откровенного раздолбайства на каждом шагу! Академия не давала (по-крайней мере взрослым дядькам - слушателям командного факультета) образование, но она нам выдала диплом и возможность замечательно провести время, за что я и люблю воспоминания о ней.

Бугурусланское летное училище дало куда больше знаний, необходимых мне, как пилоту, чем высшее УЗ "Академия ГА", причем знания давались преподавателями в более интересной и доступной форме, большинству из которых свой предмет был действительно интересен. Гаврилов - Аэродинамика, Веселова - Метеорология, Шестов - конструкция Самолета и Двигателя, Лукьянов - Воздушное законодательство, Саблин - физкультура. Они вкладывали душу в свою работу! А в Академии мне запомнились, наверное, лишь пара-тройка энтузиастов - это преподаватель истории, физкультурник, да преподаватель высшей математики, женщина. Мужчина, который вел этот предмет на втором курсе, как преподаватель был никаким. Они умели преподавать интересно, так, чтобы их слушали. Добавлю, что был еще некто Герасимов - очень статный дед, выглядевший лет на двадцать моложе своих семидесяти лет, всегда приходивший на занятия в форменной одежде. Он вышел на пенсию, пролетав десятки лет пилотом гражданской авиации, а начинал в военной, но попал под знаменитое хрущевское сокращение ВВС. На пенсии он стал преподавателем.

Как он преподавал - я рассказывать не буду, но все мы любили и его, и его занятия - он очень интересно рассказывал о случаях из летной карьеры.

- ...и вот, вызывает меня к себе командир летного отряда. Я стою смирно, он вокруг меня прыгает, ругает меня, орет. Ну а я что? Он меня е.. (нецензурно), а я о бабах думаю. Не обращаю, так сказать, внимания, сердце берегу.

Но обе мои альма-матер, увы, никак не походили на тот высокий и строгий образ Авиационной Школы, который рисовало мое богатое воображение в детстве, в котором я любил разглядывать конспекты своего отца и играть в летчиков. Отсюда у меня и отношение такое - ироничное. Я бы даже сказал, что такое отношение у меня не к учебным заведениям - а к людям, которые в силу своих способностей и ситуации не смогли сотворить "высокий и строгий образ". Уж простите меня, если кого покоробило!

Тем более мне было очень приятно посетить Бугуруслан через месяц после поездки в Академии, через 16 лет после моего крайнего посещения Бугров, и я был рад увидеть много положительных изменений.

Но это уже другая история!

Рассказы о начале летной карьеры:
"Вся жизнь мечта! Вся жизнь полет!"
"Химические полеты"
"Норильск, Ту-154 и коммерция"

Стало интересно?

Читайте "Небесные истории" - рассказы пилота о своей работе, реальные истории из жизни!

"Приключения российских пилотов в небе Германии"

"Тиват гостеприимный"

"Истории из жизни зажравшихся пилотов"

и многие другие!

Подписывайтесь на канал, чтобы не пропустить выход новой истории!

Спасибо за внимание!

Летайте безопасно!

Об авторе

Мой инстаграм

Мой канал на Youtube