Если ваш отец - пилот, то...

...То, возможно, у Вас не будет иного выбора, кроме как продолжить летную династию.

На самом деле, я хочу рассказать не об этом. Фраза пришла в голову, пока я ломал ее над заголовком (для меня придумать заголовок всегда мука).

Безусловно, выбор есть всегда, особенно, если в голове не опилки, и при этом увлечений и интересов хватит на две жизни. Но все же, в один чудесный момент любому молодому человеку приходится делать выбор.

Я хочу рассказать о другом.

Мне периодически приходится слышать: "Хорошая профессия, однако, для семьи плохо - постоянно нет дома. Как же плохо детям, они отца не видят!"

Я знаю. Я сам сын пилота гражданской авиации.

Но плохо ли мне было?

* * *

- Папа, я так не хочу идти в школу...

Мне лет семь. Я собираюсь в школу, а мой отец - в аэропорт, заступать в очередной резерв.

- Скорей бы уже стать взрослым! Чтобы не ходить в школу, а летать на самолетах, как ты! Вот тебе хорошо...

Отец смеется:

- Дениска, я бы с радостью поменялся с тобой местами! Вот как мне не хочется сейчас в резерв ехать!

Вот столько лет прошло, а этот диалог у меня в цветах и красках перед глазами. И я уже сейчас старше, чем был мой отец, и мне уже пришлось говорить те же слова своему сыну.

И мне так же хочется поменяться с со своим сыном местами, а еще больше я хочу того, чтобы через 30 лет он с такой же теплотой вспоминал свое детство и меня в нем.

* * *

Отец улетал...

Рейсы были разными, короткими и длинными. Он мог вернуться вечером или на следующее утро, а мог - через два дня, через неделю, а то и через несколько месяцев - переучивание на новый тип самолетов занимало в те годы очень долгое время.

Я безумно скучал, однако, если кто-то скажет, что это отделяло нас и мне не хватало отцовского внимания, то очень сильно ошибется. Наоборот, каждая встреча отца превращалась в Большой Праздник - я бежал со всех ног, чтобы броситься отцу на шею, обнять своими ручонками изо всех сил, мешая поставить на пол сетку с очередной огромной ароматной ташкентской дыней.

Бывает ли столько радости у маленького ребенка, чей отец всегда рядом? Думаю, да, бывает, но я, сын "пилота-которого-постоянно-нет-дома", как сейчас помню это огромное чувство детского счастья после звонка в дверь квартиры:

- Мама, Мама! Папа прилетел!

И застучали пяточки по полу.

Сейчас и я захожу домой, и мои дети спешат меня обнять, а у меня комок к горлу подкатывает. Нет, все же расставания и расстояния... сближают.

* * *

Отец рос на аэродроме - их домик, где он жил с родителями и старшим братом, был совсем рядом с аэродромом г.Рубцовска. Мои дедушка и бабушка работали в аэропорту в наземных службах. Собственно говоря, учитывая дух 50х-60х годов прошлого столетия, сложно было представить, чтобы маленький Сережа мечтал о чем-либо ином, кроме авиации.

В своем детстве я тоже сполна ощутил это чувство - бегать по аэродрому... по тому же самому небольшому аэродромчику Рубцовска с грунтовой полосой и гремящим ПАЗиком, который привозил меня с бабушкой и дедушкой. Они шли работать, а я - бегать между самолетами, сидеть в кабине, мешаться техникам. В общем, жить счастливой жизнью мальчугана /без интернета/.

Конечно, все начиналось с аэроклуба. Чего бы сейчас не говорили, но было в те годы что-то хорошее...

У отца есть очень близкий друг детства. Они вместе мечтали о небе и их мечты осуществилась - отец стал пилотом гражданской авиации, а Виктор - военным летчиком.

В 1970м году отец поступил в Бугурусланское летное училище.

Куда через 26 лет приду учиться и я... Правда, думаю, что мои и его впечатления об учебе в Бугуруслане разнятся кардинально - в его годы это было УЧИЛИЩЕ... а в мои - ... ... ... Полная разруха и беспредел.
Его выпуск 1972-го года составил более 600 (!) человек! Мой выпуск 1996 года - человек 50... из 75 поступивших.

Курсанты носили форму армейского покроя - в те годы военная подготовка была обязательным элементом обучения... да и по правде говоря, обучение в гражданском летном училище мало чем отличалось от оного в военном. Те же отряды, роты, казармы, построения и увольнительные. Я это застал уже на излете, в дикие 90-е, когда отцам-командирам на нас, курсантов, было по большому счету наплевать. Но построения все еще были (сейчас, говорят, совсем ничего святого не осталось).

Признаюсь, я всегда завидовал тем, кто учился в то - серьезное время. Мне бы хотелось с теплотой вспоминать о годах, проведенных в летном училище, но, увы. Теплоты нет.

Глядя на курсантские фотографии отца, мне казалось, что эти 18-летние ребята смотрелись намного старше, чем мы в том же возрасте. Сейчас, когда мой возраст приближается к 40, я понимаю, что эти "дядьки" - такие же пацаны, какими были и мы.

Курсанты на параде. Возможно, 7 ноября.

Конечно же - самой главной составляющей летного обучения была КАРТОШКА! Отец "запатентовал" следующий курсантский эпос:

Один курсант из БЛУ ГА

Заменяет два плуга.

А если в руки дать лопату

Он заменит экскаватор!

Отец говорит, что эта шикарная картинка ниже знакома всем бугурусланцам. Мне она была знакома из-за отца, конечно же. В Бугуруслане я подобное творчество уже не застал.

По-моему, гениально. И ведь никакого фотошопа тогда не было.

Наряд по кухне. В мои годы такая романтика была, но уже лишь эпизодически.

А вот и долгожданные полеты. Отец гордится тем, что в первый самостоятельный он вылетел вторым - сразу после старшины.

После окончания летного училища отец по распределению попал на родину, в Рубцовск. А через год он уже пришивал командирские погоны - летали на Ан-2 в те годы не много, а просто очень много... Опыт и налет набирался очень скоро.

Потом нормы уменьшили, и такого быстрого ввода уже не было.

Одна из любимых моих фото

В 1975-м году отец, будучи в Барнауле, заприметил симпатичную стюардессу...

И буквально через считанные недели она стала его женой. Через год, в октябре 1976-го родился мой старший брат, Вадим. Он тоже, кстати, работает в авиации - в настоящее время инженерит в Алтайских авиалиниях.

Через некоторое время отец переучился на турбовинтовой Ан-24.

А в 1979-м уже и я появился на свет.

В 1985-м году отец стал вторым пилотом Ту-154, а еще через четыре года выполнил первый самостоятельный в качестве командира этого Лайнера. Эта фотография - как раз с того полета.

Этот экипаж мне очень хорошо знаком - мы дружили семьями, вместе отдыхали, праздновали дни рождения. Вместе с ними я впервые слетал на Ту-154... Это был рейс Барнаул-Омск-Симферополь с пятидневной отсидкой в Крыму.  Это стало моим первым посещением Черного моря и первым полетом в кабине Ту-154.

И было просто незабываемым! Жалко, что сейчас я не могу устроить подобное своим сыновьям - оно и раньше-то нельзя было, но глаза закрывали, а сейчас совсем-совсем нереально. И я это понимаю, как пилот, как инструктор и летный начальник... Однако, для меня - десятилетнего, стоящего за командирским креслом и потерявшим дар речи от панорамы ночной Земли, от вида ночных гроз, от ярких огней городов и взлетно-посадочной полосы - это было потрясающе классным!

Невообразимо!

Думаю, что это и определило окончательно мой дальнейший выбор, когда я задумывался над тем, стоит или нет в годы кризисных 90-х, имея золотую медаль и свежую голову, идти в пикирующую отвесно отрасль...

Это и сейчас поддерживает мой выбор. Почему я так люблю эту работу. Это - красиво! Сложно, утомительно, иногда раздражительно, иногда рискованно... Но это очень красиво. Полет - пусть даже полет зарегламентированного разными правилами линейного пилота - это жизнь в ярких красках.

* * *

Жизнь пилота советской эпохи - это не только полеты... Это и очень много наземных событий. Например, учеб или разборов полетов.

Разбор звена, разбор эскадрильи, разбор летного отряда, предварительная подготовка, летно-техническая конференция...

Иногда (в годы расцвета гласности и перестройки) разборы проводили вот так.

...Через много лет после этого - послеполетный разбор в экипаже Ил-76 на Красном море. 90-е годы...

Этот период я не очень люблю вспоминать.

Я уже был вполне взрослым - учился в старших классах - когда отец стал работать на грузовиках Ил-76. Это было ужасное время 90-х годов, время, когда пилоты либо нарушали, либо не приносили в семью деньги.

Коммерсанты заставляли летать с большими перегрузами. Если ты не полетишь - значит, полетит другой... а твоя семья останется без денег. И теперь каждый полет отца превращался для нас в тягостное ожидание...

Разгрузка личных вещей после очередного удачного возвращения. Слева на фото - мой старший брат. Мне не довелось с отцом полетать на Ильюшине, а ему - да.

Отец начал курить от этой работы и смог бросить только через несколько лет.

* * *

Квинтэссенцией моего страха за отца стал ноябрь 1996 года.

Я уже учился на первом курсе в Бугуруслане. Вечером я по телефону разговаривал с домом, узнал, что отец должен лететь в Дели. На следующий день слышу новость - в небе Индии российский самолет Ил-76 столкнулся с Вoeing 747... Правда, скоро оказалось, что самолет не российский, а казахский... Тем не менее, можете себе представить, что я чувствовал, пока информации не было - ведь жили в те годы без сотовых телефонов и без интернета, возможности получить информацию быстро просто не было.

А отец называл его "Кормильцем". И это была сущая правда.

Отец очень любил этот Лайнер. Но сколько нервов эти полеты у него забрали!.. Китайские челноки, африканские джунгли... Камчатка... Москва...

* * *

...В итоге, сократили и отца.

Что-то он слишком громко выступил на очередном разборе по поводу "этих полетов", и в компании решили, что следующим на выход будет он.

Отец ушел на пенсию, благо, давно ее заработал. Уже думал, что никогда больше не поднимется в небо...

Однако, через пару случилась оказия - одна полукриминальная компания решила летать на Ту-154 через Барнаул из Москвы. "Авиаэкспресскруиз", если кто такую помнит. Наняла экипаж в Барнауле, в итоге, к нему присоединился и мой отец. Восстановил допуск и стал периодически летать. Заработком это назвать было нельзя - платили 3000 рублей. Просто 3000, неважно, сколько рейсов ты сделал.

Как хобби. Отец летал, а семья "проедала" баксы, заработанные нервами еще на Ил-76.

А чем не "хобби"? Штурманом у него в экипаже был очень небедный дядька, который в 90-е ушел в бизнес и открыл оптово-розничную сеть по продаже алкоголя. Для него это было самым настоящим хобби.

* * *

А потом Авиаэкспресскруиз помахал своим пассажирам чемоданчиком с их деньгами и скрылся в неизвестном направлении, оставив экипажи один на один с толпой.

Отец снова оказался на земле. И уже практически смирился с тем, что навсегда...

Однако, через полгода натуральным образом "подвернулась" работа в Красноярском Сибавиатрансе, и более того, оказался востребованным и совершенно зеленый пилот denokan, с чего и началась уже моя дорога в Большой Авиации.

* * *

00-е года были более веселыми, если так можно выразиться. Работа была, но какая!

После Сибавиатранса отец устроился в "Сибирь"... а через год после того, как было принято решение о закрытии Барнаульского филиала - во Владивостокавиа.

Эх, это не детям пилотов, это женам пилотов надо памятник ставить! Знаете, моя мама - очень эмоциональная женщина. Однако, я не могу вспомнить, чтобы она хотя бы раз попрекала отца за его работу и частые длительные отсутствия.

Мама работала стюардессой в те годы, когда ее заприметил молодой командир Ан-2, мой отец. Наверное, когда видишь эту работу и этих людей в ней, понимаешь, что это такое - становишься мудрым и терпимым...

Ближе к завершению карьеры.

А вот на этом самолете мы оба полетали,как и на других бортах Ту-154 Авиакомпании "Сибирь". Теперь он стоит памятником в Толмачево, отец давно уже радуется жизни на пенсии, ну а я...

А я стараюсь соответствовать.

Отец ушел на пенсию вместе со списанием всех Ту-154 в авиакомпании "Сибирь" в 2008 году. С его слов, он не чувствует себя расстроенным или обиженным - ведь не по здоровью списали, не прогнали. Он пролетал 36 лет, провел в небе около двадцати тысяч часов!Увидел жизнь во всех ее красках, сумел пройти через горнило 90-х и поднять семью...

Он и его Самолет славно отработали, а теперь отдыхают.

* * *

Отец периодически приезжает в свой родной Рубцовск, поклониться могилкам родителей... Заезжает в свое босоногое детство.

На фото ниже - бетонная полоса аэропорта Рубцовска. Ее строили уже на моей памяти, а прослужила она совсем недолго до закрытия аэропорта в 90-х...

Однако, один раз и мне довелось на нее прилететь - вторым пилотом на Ан-2 в 2000-м году... Сколько тогда ребятишек сбежалось, которые в своей короткой жизни не видели самолета вблизи, даже такого как Ан-2...

Почитать: Романтика прошедших лет. Химические полеты.

* * *

А мы с братом продолжаем династию авиаторов... И сейчас уже я, глядя на подрастающих своих сыновей, задумываюсь о том - как они мыслят, о чем думаю, мечатают? Есть ли у них интерес к небу?

Я надеюсь, что и через двадцать лет профессия Пилота все еще будет востребованной и актуальной, и мои дети окажутся со мной в одной кабине на пилотском кресле, как повезло мне, зеленому юноше,  в 2003-м.

Возможно, через годы они продолжат поднимать фамилию в облака,  а я... буду писать рассказы о полетах на прекрасных лайнерах того, старого доброго времени, периодически воевать с "ничего не понимающей молодежью" на авиафорумах, и иногда жарко спорить с сыновьями по поводу политической мировой обстановки.

Здоровья тебе, Папа! Люблю тебя!

Продолжение: рассказ "Мама"