- Генрих, уходи! – завопил обер-лейтенант, но русский штурмовик уже смёл «фоккевульф» морем огня

Вверх взлетела красная ракета. Лётчики выбегали из-под навесов, залезали в «фоккевульфы» и взлетали один за другим. Адъютант авиаэскадры сообщил, что идёт группа из восьми русских штурмовиков с прикрытием четырёх Яков.

- Направление к высотам на берегу болота! – прокричал он старшему группы, обер-лейтенанту Мейстеру. – Они явно нацелились на позиции нашей тяжёлой артиллерии! Не пускать их туда!

Мейстер молча кивнул.

Вскоре шестёрка «фоккевульфов», набирая высоту, неслась на перехват советских штурмовиков.

Наземная служба наблюдения передала, что один из Яков покинул строй и снижаясь, возвращается обратно.

Обер-лейтенант решил, что у того неполадки с мотором и приказал одной паре истребителей разобраться с ним. Те отвалили от строя и унеслись в сторону линии фронта.

А группа советских самолётов приближалась. Мейстер уже видел, как штурмовики выстраиваются в боевой порядок, а над ними вьются три Яка.

- Двое на Яки, я атакую штурмовики, - приказал обер-лейтенант и передал по рации той паре, что ушла за неисправным Яком. – При подходе к нам перейти на бреющий и атаковать Илы снизу!

Мейстер предполагал, что после штурмовки русские встанут в круг, тогда спереди и сверху взять их будет трудно.

Бой завязался с истребителями. «Фоккевульфы» удачно атаковали Як, оставшийся без пары, и он, задымив, пошёл вниз, полого пикируя.

Обер-лейтенанту тоже улыбнулась удача. Зенитчики смогли повредить один Ил, и тот вышел из боя и сразу угодил под огонь «фоккевульфа» Мейстера.

Тут же подоспела пара, уже сбившая неисправный Як. Два оставшихся советских истребителя дрались упорно. Им удалось сбить один немецкий истребитель, и ещё один, выбрасывая белый дым из мотора, уходил со снижением в сторону аэродрома.

Штурмовики уже сделали один заход и сейчас собирались ещё на один. Но «фоккевульфы» связали боем истребители прикрытия, а подошедшая пара атаковала Илы снизу.

- Не ждали, - прошипел Мейстер, видя, как взорвался в воздухе один из штурмовиков. «Фоккевульф» влепил ему очередь буквально в упор, подкравшись снизу.

Оставшиеся шесть Илов, тем не менее, снова обрушились на позиции артиллеристов. Обер-лейтенант злобно наморщил нос: Русские отчаянно атаковали, невзирая на опасность быть сбитыми!

Вот они вышли из атаки и быстро выстроились в круг. Сейчас их взять будет очень трудно. Только если снизу подойти. Но Илы крутятся на небольшой высоте. Надо будет выждать, пока кто-нибудь из них ошибётся.

Ведомый Мейстера, молодой унтер-офицер Генрих Нагель, первый раз схватился с штурмовиками. Два прошлых вылета он провёл без боя, и сейчас решил отличиться. Видя, как успешно сбивают русских его товарищи, Генрих огляделся, увидел, что рядом противника нет, и его ведущему никто не угрожает.

Унтер-офицер решил атаковать русский штурмовик прямо в лоб, надеясь, что тот испугается и свернёт, а поскольку Ил неуклюжая тяжёлая машина, то он легко её собьёт.

- Куда ты, Генрих! – закричал Мейстер, увидев, как ведомый выскочил сзади и помчался к кругу штурмовиков, кружившихся подальше от зениток.

А тот, ускоряясь, помчался прямо на один из штурмовиков. Тот как раз выходил ему навстречу.

- Уходи, Генрих! – вопил обер-лейтенант! – Немедленно уходи!

Но было уже поздно. Видимо, сначала русский пилот оторопел, увидев идущего лоб в лоб немецкого истребителя. Наши уже давно отучили противника так делать, особенно со штурмовиками.

Мейстер про себя махнул рукой. Отчаянный унтер-офицер так и не узнает, видимо, что атаковать русские штурмовики вот так абсолютно безнадёжно.

Между тем от «фоккевульфа» навстречу Илу потянулись красные нити пулемётного огня. Какие-то из них даже попали в бронированный самолёт. Но почти сразу русский лётчик ударил из всего своего вооружения. Две пушки, два пулемёта и даже пара эрэсов.

Генрих нарвался буквально на стену огня. Через секунду его пылающий «фоккевульф» уже кувыркался, падая вниз.

Мейстер глянул на приборы, пора уходить, бензин оканчивается.

Три оставшихся «фоккевульфа» развернулись. А через пару секунд советские лётчики, увидев уходящие немецкие истребители, тоже пошли в сторону своего аэродрома.