Бронепоезда подкрались незаметно и дали залп!

Тяжёлый бронепоезд «Иоанн Калита» вёл артиллерийскую дуэль с двумя бронепоездами красных под Курском. Штабс-капитан Амасийский в бинокль заметил товарный вагон красноватого цвета. Он был прицеплен к одному из бронепоездов противника.

- А ну-ка, прицел по товарному вагону, - скомандовал он.

Два выстрела были прицелочных. Третий угодил прямо в цель. Раздался страшный грохот. К небу взлетел огромный клуб дыма и пламени. Бронепоезда красных сразу же дали ход и ушли в Курск. При этом они, видимо, забыли, под впечатлением мощного взрыва, уничтожить мост через реку Сейм. А он вёл прямо в Курск.

Вечером командиры белых бронепоездов решили воспользоваться этим и совершить налёт на станцию Курск.

Три бронепоезда пошли сразу по двум путям. Впереди двигались лёгкие – «Офицер» и «Генерал Корнилов», за ними шёл «Иоанн Калита».

Как оказалось, у красных не было никакого боевого охранения. Миновав мост, белые оказались на станции.

Пешая разведка, высланная вперёд, сообщила, что здесь оба красных бронепоезда. Вскоре их заметили артиллеристы белых. Он открыли беглый огонь по бронепоездам «Истребитель» и «Кронштадский». Там ещё не были погашены топки в паровозах, поэтому бронепоезда сумели отойти и скрылись среди составов. К тому же с первыми выстрелами на станции погас свет. Стало темно.

Двинувшись вперёд, белые нашли «Кронштадский». По нему дали несколько выстрелов. Паровоз противника был разбит. Красные разбежались, не принимая боя.

Белый офицер прыгнул на бронеплощадку и потребовал от красных сдаться. К нему вышел помощник командира бронепоезда и улыбнулся.

- Ну, пока суть да дело, - сказал он и внезапно выхватив револьвер, выстрелил в офицера. Но промахнулся. Его тут же застрелили.

- Уходят! – закричал кто-то. Белые увидели, как составы тронулись и начали уходить со станции. «Генерал Корнилов» открыл огонь, но не по вагонам, так как там были возможные трофеи, а по выходным стрелкам. Снаряды разбили их. Паровоз, тащивший состав, сошёл с рельс и движение застопорилось.

Всё-таки снаряды зажгли станцию. И в его свете белые заметили ещё один бронепоезд красных. Это был «Истребитель». Его расстреляли в упор.

В это время к «Иоанну Калите» подбежал какой-то красный командир. Он размахивал руками.

- Что вы делаете? – кричал он. – Прекратите стрелять по своим!

Его хотели взять в плен, но он, увидев погоны на плечах, схватился за револьвер. Красного командира тут же застрелили.

Бронепоезда белых стреляли и по станции, и по Курску. Но вскоре выяснилось, что в паровозах заканчивается вода. А заправиться на станции было невозможно, пути у водонапорной башни заняты вагонами, пути разрушены.

- Ещё может быть так, что красные опомнятся, увидят, что, кроме трёх бронепоездов никаких войск нет, и атакуют нас, - сказал офицерам командующий отрядом бронепоездов полковник Зеленецкий и приказал отходить в своё расположение.

Белые прицепили трофейный бронепоезд «Кронштадский» и увезли его с собой. «Истребитель» был сильно повреждён и его оставили.

Как потом узнали белые, на станции был ещё один серьёзный противник – тяжёлый бронепоезд «Черноморец». Но он стоял у входа в депо и его ночью просто не заметили. А растерявшиеся красные не стали из него стрелять.

Как только белые ушли, «Черноморец» сразу же двинулся в тыл, его команда починила разбитые стрелки, и он скрылся со станции.

Утром же белые бронепоезда вновь вернулись. Эффект от ночного нападения был столь велик, что красные оставили не только станцию, но и весь Курск сдали без боя.

Белым достались богатые трофеи – оружие, боеприпасы, снаряжение, продукты. Всё это хранилось в товарных вагонах на станции. Также стало известно от пленных, какой взрыв так напугал красных, что они умчались, позабыв повредить мост через реку Сейм. Оказывается, вагон, который взорвался от снарядов «Иоанна Калиты», был наполнен пироксилином.