Дорога в Тартарию

10.03.2018

Сейчас, когда мне скоро перевалит за сотню, я плохо помню, что было на прошлой неделе и даже вчера. Но то, что случилось десятки лет назад, стоит перед глазами, как хорошая цветная картина. Азнур, величайший из колдунов, прислал ко мне писца. Тот занесёт на бумагу, всё, что я помню о тех грандиозных событиях прошедших лет. Ну что же, мне есть что поведать писцу, и чем гордиться перед потомками. Я помню, как железные орды Рыжих Бродяг вырезали всех на своём пути, как огромные, покрытые блестящей изумрудной чешуёй драконы жгли огромные эскадры. Бунт свирепых свинопасов, резня в Золотом Королевстве, кровавый мятеж горных князей Шахризябса, интриги тайных союзов, козни торговых домов и банковских контор. Много произошло всего на землях Фадостана, Сувиталта и Тартарии. И многому я был свидетель.

На украденной лошади я проскакал пару десятков лиг по сельве, и остановился на ночлег. Кусты, ручеёк, сухие ветки валяются, для костра понадобятся. Можно передохнуть. Погони я не опасался, охранники на железном руднике вовсе не следопыты и в лес не сунутся. Однако на дорогах появляться не стоит. О грабеже рудничной конторы наверняка известили стражников, и на торговом тракте можно нарваться на патруль.

Терпеть не могу лес. Все тут ползают, бегают, жрут друг друга или кусаются. Змеи всякие, пчёлы, буйволы, волки, ягуары. А в глухомани вполне может обитать колдун. От одиночества и всяких своих мутных делишек они обычно становятся пьяницами или умалишёнными. Всё что угодно такой ненормальный может сотворить с мирным путником вроде меня.

Будьте прокляты Рыжие Бродяги, из-за которых меня, добропорядочного работорговца, занесло в самую глубь Фадостана. Сейчас ночую у костра, жарю попавшего под копыта тушканчика или зайца, Голбуц их разберёт!

Откусив кусок ужина, я сплюнул. Шкуру надо было снять, что ли?! И горькое какое! Как всё-таки невыносимо цивилизованному человеку в диком лесу! Невозможно это есть. Не отравиться бы. Ладно, завтра ягод наберу или персиков диких.

Попив воды из ручейка, вспомнил, что надо расседлать лошадь. Заодно порылся во вьюках. Две верёвки с железными тройниками на концах. Кажется, их называют кошками. Наверно, хозяин лошади лазил с их помощью по деревьям, орехи собирал или что там ещё растёт. Нож, мешочек соли, очень хорошо. Ремешки всякие, подкова, так, и всё.

Свой путь я держал в сторону горного хребта. Через перевалы можно уйти в Пилдадар, а оттуда в Аль-Магриб. Рассчитаться с долгами и зажить спокойно. Но до гор, до перевалов ещё месяца два пути. Конь в сельве прокормится, ну и я не пропаду. Птичек можно ловить или бурундуков. Потерплю. Рыбу буду ловить, всё-таки на побережье вырос. Два ножа есть, острогу сделаю. Конечно, если ехать по торговому тракту, то две-три недели бы ушло на дорогу. Но мне пока нельзя там показываться.

Однажды я заехал в болото, еле выпутался из переплёта трав и колючих кустов. Промучился там пару дней, весь ободрался и потерял направление. Наконец-то выбравшись на опушку леса, решил дальше не ехать и дать отдохнуть уставшему коню.

Едва просветлело небо, я уже собрался в дорогу. До гор было уже рукой подать, отдельные скалы и крутые холмы попадались всё чаще и чаще. Значит, и перевалы рядом.

Вдруг я заметил вдалеке, среди деревьев, росших на склонах хребта, движение. Я всмотрелся. Взошло солнце. И там, на склонах, что-то засверкало в его лучах. Да это войско! Как много воинов! Так доспехи сияют! Надо убираться с их пути.

Развернув коня, я помчался назад. Через пару лиг лес кончился, расстелился широкий луг. На нём торчали одинокие деревья, местами виднелись заросли кустов. Но тут показались всадники, человек десять. Прищурившись, я увидел колчаны и пики. Да это чей-то разъезд!

Плохо дело, мастер Бундок, подумал я. Сзади войско, спереди конный патруль. Я заехал в тени осиновой рощицы, и надеялся, что меня не заметят. Но ошибся. Всадники вдруг с гиканьем помчались за мной.