Как зенитчики заманили немецкие «юнкерсы» в огненный мешок

22.06.2018

На позиции зенитчиков заныл зуммер телефона. Командир взвода Алтуфьев повернул голову. Телефонист быстро записывал сообщение. Потом он поднял голову, увидел Алтуфьева и скороговоркой произнёс: Двадцать «юнкерсов» идёт с прикрытием «мессершмиттов». Держат курс на Ленинград.

Комвзвода кивнул и крикнул: Приготовиться к бою!

Зенитчики начали стягивать маскировочные сети со своих пушек. Наводчики покрутились в своих креслах, проверяя их работу. Подносчики снарядов встали около ящиков с боеприпасами.

Сегодня надлежало опробовать план борьбы с немецкими самолётами. Обычно позиции зенитчиков располагались возле объектов и когда бомбардировщики подлетали, начинали вести заградительный огонь.

Но после двух ночей, когда были авианалёты, комвзвода Алтуфьев заметил, что немцы, встретив огневую завесу, сворачивали на юг, и сбрасывая бомбы куда попало, уходили обратно.

- Предлагаю встретить их там, - предложил Алтуфьев. – Они нас не ждут, отвернут от зениток, расслабятся, и тут мы им и влупим!

Командир зенитного полка идею поддержал и приказал её исполнение возложить на самого Алтуфьева.

На западе послышался зловещий гул. Показались немецкие самолёты. Они шли клином. Бомбардировщики, а над ними вились «мессершмитты». Первый налёт был неожиданно неудачным.

Немцы столкнулись с тем, что в Ленинграде в это время белые ночи. А в первый налёт они пошли без истребительного прикрытия. И жестоко за это поплатились. Наши истребители атаковали бомбардировщики, и те так и не смогли прорваться к Ленинграду.

Пленный немецкий лётчик сказал на допросе, что они ждали тёмной ночи и думали, что стемнеет, пока они летят. А так, наши истребители прекрасно их видели и гоняли как хотели.

- А вот и наши, - пробормотал про себя Алтуфьев. Возле немецкого строя закрутились «ястребки». Они сцепились с «мессершмиттами». Но почти все «юнкерсы» как шли, так и шли к своим целям.

Алтуфьев проводил их взглядом. Вот немцы вошли в зону действия зенитных батарей и сразу небо покрылось шапками разрывов. «Юнкерсы» заметались, пытаясь уклониться от огня, но нервы их лётчиков не выдерживали. И вот сразу два бомбардировщика развернулись и пошли прямо на орудия Алтуфьева.

- К бою! – закричал командир взвода.

«Юнкерсы» уходили в обход воздушного боя, где продолжали биться наши истребители и «мессершмитты». Вот они уже всё ближе и ближе.

- Огонь! – скомандовал Алтуфьев. От первых залпов немцы шарахнулись в стороны. Второй залп, третий! «Юнкерсы» начали противозенитный манёвр.

- Высота две тысячи метров! – прокричал дальномерщик. Наводчики тут же внесли поправки. Упреждение, выстрел!

Одна шапка разрыва повисла прямо рядом с правым крылом «юнкерса». Самолёт дёрнулся и закувыркался. Правое крыло отвалилось. Лётчик выпрыгнул с парашютом.

Второй «юнкерс» отвалил в сторону. Ему вслед дали пару залпов, но не попали. Но немец второпях не подумал, что идёт в сторону воздушного боя. На него сверху упал наш истребитель и зажёг одной очередью.

Остальные немецкие бомбардировщики немного пометавшись среди разрывов зенитных батарей, рассыпались и полетели кто куда. Ещё один выскочил на орудия Алтуфьева. Снаряд разорвался прямо в кабине пилота. «Юнкерс» рухнул камнем в лес.

Днём место, где стоял взвод Алтуфьева, атаковали пикировщики. Но там никого не было. Зенитчики сменили позицию.