Казак-пластун рубился с эсэсовцами сапёрной лопаткой

Атака с ходу не удалась. Немцы, засевшие в посёлке, встретили казацкую лаву шквальным огнём.

Эскадрон отступил. Пришлось укрепиться в лесочке. Комэска вызвал к себе сержанта Огурцова.

- Возьми с собой двоих казаков, обойдите посёлок и пошукайте, что там и как, - приказал командир эскадрона.

Три всадника в чёрных бурках под вечер двинулись в разведку. Пробравшись сквозь густой лес, они увидели просёлочную дорогу. Она вела как раз к тому посёлку, который не удалось взять утром.

- «Языка» надо, - сказал Огурцов. – Подождём немного.

И вскоре на просёлке показалась автоколонна. Впереди шли два самоходных орудия с открытыми башнями, за ними три десятка грузовиков.

- В атаку! – крикнул Огурцов. В самоходки полетели гранаты. А по автомобилям казаки открыли огонь из своих ППШ.

Немцы перепугались. С криками «Kosaken» они бросили грузовики и начали разбегаться. Трое казаков с гиканьем, обнажив шашки, помчались за убегающими. Рубка убегающих – главная цель любой кавалерии. Огурцов вырвался вперёд. Он уже зарубил восемь немцев.

Вдруг немцы, а это были гренадёры из дивизии СС «Райх», опомнились. Увидев одинокого казака, трое подскочили к нему и стащили с лошади. Одного Огурцов успел ударить шашкой по голове, тот упал. Второму достался удар прикладом по голове. Причём, удар был такой силы, что приклад раскололся напополам.

С третьим гренадёром Огурцов схватился в рукопашной. Поскольку руки был заняты, казак перегрыз ему горло зубами.

Вернувшись обратно, казаки подобрали прятавшегося под грузовиком немецкого офицера и вернулись к своим.

Утром эскадрон снова пошёл в атаку на посёлок, но не в лоб, с а фланга. Огурцов ворвался в дом, где засел пулемётный расчёт. Патроны в автомате кончилась, а шашка осталась вместе с конём. Казаки шли в пешую атаку, по-пластунски подобравшись к противнику.

Взяв в руки сапёрную лопатку, сержант запрыгнул в комнату, где обосновались пулемётчики. И действуя лопаткой, как шашкой, он зарубил четверых немцев.

Посёлок был взят. Огурцов доложил комэска о бое, и уже направлялся к своему второму сабельному отделению, когда издалека выстрелила немецкая самоходка.

Снаряд упал на пустой улице, и один осколок угодил прямо в висок бесстрашного казака.

Посмертно Огурцову присвоили звание Героя Советского Союза, а его сапёрная лопатка сейчас хранится в музее казачества в Новочеркасске.