Курить вредно! Немецкий снайпер купился на табачный дым и проиграл дуэль

Немцы лупили из пулемёта, не давая поднять головы.

- Что это они озверели сегодня? – Дьяков сидел на корточках в траншее и прислушивался к свисту пуль.

- Да за нашу разведку хотят поквитаться, - командир взвода чиркнул зажигалкой, пытаясь прикурить. – Сегодня ночью наши офицера притащили с той стороны. А нам сейчас головы не поднять.

- Позицию себе немец хорошую выбрал, - Дьяков сапёрной лопаткой пошевелил бруствер, и тут же по нему ударила очередь. Комочек смёрзшейся земли отлетел и выбил самокрутку изо рта взводного.

- Да что пропастина такая?! – возмутился лейтенант. – Дьяков, ты же снайпер. Разберись с пулемётом. А то он нам никакой жизни не даст.

К вечеру наблюдатели примерно определили позицию немецкого пулемётчика. Он притаился у старого колодца. Очень выгодно там засел. Пытались из миномёта его достать – никак не зацепить. Артиллерия с закрытых позиций ударила, никак. А на прямую наводку не вытащить пушку. Сразу под пулемёт можно угодить. К тому же у немцев появился снайпер. Уже троих наших завалил.

- Так что Дьяков, давай, - сказал взводный. – Считай, что пулемётчик это твоя главная задача.

Наш снайпер весь день ползал по передовой. Изучал, откуда бы лучше снять немецкого пулемётчика. К тому же намечалась атака. И этот пулемёт, скорее всего, изрядно бы навредил нашему наступлению.

Наконец, Дьяков высмотрел себе место в старой воронке, почти у самых немецких проволочных заграждений.

Ещё затемно он пополз туда. Загребая смёрзшуюся землю руками, Дьяков руга себя за то, что забыл в землянке рукавицы. Он исцапарал обе ладони. Но вот и воронка. Снайпер осторожно выглянул. Да, с этого ракурса старый колодец как на ладони.

Ага, а вот и пулемётчик. Дьяков увидел, как немец осторожно осмотрелся и стал поправлять свой пулемёт. Тут снайпер ему и влупил. Немец ткнулся головой в землю.

Дьяков выскочил и побежал к своим. Метров пятьдесят всего. Пока немцы очухаются. Да и темно ещё. И только Дьяков прыгнул в траншею, как его ударило в поясницу. Аж развернуло в прыжке.

Оказалось, что это пуля. Бил немецкий снайпер. Попал в ремень. Пуля разорвала его напополам.

- Чуть бы в сторону, разворотил бы тебе живот, - сказал боец Куликов.

- Ну, Дьяков, ты молодец, лихо с пулемётчиком разобрался, - прибежал взводный. – Теперь только снайпер остался. Ну это уже ваши снайперские дела. Давай, кончай с ним до вечера.

Дьяков только руками развёл. Потом ему стало обидно, как так, новый брезентовый ремень испортил, паразит. Старшина на прошлой неделе выдал. И больше ведь не даст.

- Поможешь мне, - сказал Дьяков Куликову. – Есть одна мысль.

- Немец думает, что зацепил меня, - пояснил он свою мысль. – Он же видел, как я падаю мешком вниз. И сейчас считает, что здесь снайперов не осталось у нас. Хотя бы сегодня точно никого не будет. И расслабится он.

Притаившись в старом малиннике, где был наблюдательный пункт, Дьяков принялся осматривать немецкие позиции.

- А это что за кустики тут выросли среди бела дня? – удивился он, заметив несколько прутиков на бруствере немецкой траншеи. – Их надо понаблюдать.

На схеме, которую наблюдатели обновляли каждый день, никаких кустиков не было.

- Вот он где обосновался, - понял Дьяков.

Вскоре он сидел с Куликовым в передней траншее и давал ему инструкции.

- Всё понял? – спросил он.

- Ага, - кивнул Куликов. – Только давай свой кисет. У меня махорки мало.

- Держи, - протянул Дьяков.

Немецкий снайпер увидел, как в изгибе русской траншеи показался дымок. Кто-то курил.

- Курить вредно, - пробормотал немец и приник к винтовке. Он уже научил русских осторожности, и те не высовывались из своих окопов так беспечно, как пару недель назад. А сегодня утром он снял на бегу русского снайпера. Тот подстрелил пулемётчика. Сейчас ещё добавим одного Ивана.

Русский курильщик зашевелился. Видимо, он решил выбросить окурок за бруствер. Показалась каска, выше, выше она поднимается. Пора!

Немец выстрелил, и чётко увидел в прицел, как пуля пробила каску и та исчезла.

И ещё один выстрел! Это Дьяков уловил момент, когда немец чуть приподнял голову, чтобы глянуть не через прицел на свою работу. Тут его и поймал наш снайпер.

Куликов сидел на дне окопа и рассматривал пробитую каску. Её он поднимал на палке.

- Хорошо немец стреляет, - сказал он, просунув в дырку палец.

- Мы получше будем, - ответил Дьяков. – Давай кисет обратно.

- Ты же мне его подарил, - возразил Куликов.

- Ах ты жук! – возмутился Дьяков. – Пошли в землянку, там разберёмся.