Немцы не ожидали, что их танки остановят бойцы с револьверами

Шесть грузовиков мчались к передовой. Везли снаряды по ухабистой лесной дороге. Мелькают ёлки справа и слева, вдруг поляна. А на неё выползают немецкие танки.

Шофёр первого грузовика не растерялся. Он вжал педаль газа до упора и подлетев к одному из танков, резко затормозил и тут же выскочил наружу.

В руке револьвер, другого оружия нет.

Он быстро забрался на танк и открыл стрельбу по смотровым щелям. Танк резко крутнулся влево и остановился. Шофёр огляделся и тут же присел. Из соседнего танка раздался выстрел и последний грузовик взлетел на воздух.

Но из остальных уже выскочили водители и подражая примеру первого шофёра, лихо полезли на танки.

- По щелям стреляйте! – закричал шофёр. – По щелям.

Из танков началась стрельба из пулемётов, но вскоре прекратилась.

- Эй, вы там! – закричал шофёр, и заколотил ручкой револьвера по люку. – А ну, вылезайте!

Внутри танка послышался лёгкий скрежет, люк откинулся. Показался немец с бледным лицом.

- Нихт шиссен! – закричал он и протянул вверх руки.

Когда разобрались, то водители грузовиков обомлели от своей удачи. Им удалось через щели перестрелять экипажи всех трёх танков. Были три раненых и один целый, тот, что руки вверх тянул.

А в подбитом грузовике шофёр уцелел. Его выкинуло из кабины при взрыве.

- Бывает же такое! – удивился командир роты снабжения Кауфман. И тут его осенило.

Он подошёл к пленному немцу, которому дали котелок каши и строго спросил: Гитлер капут?

Тот вскочил и заорал: Яволь!

Кауфман довольно улыбнулся и подозвал своего заместителя. Тот умел с грехом пополам говорить по немецки.

- Ну-ка, скажи ему, пусть научит наших как управляться с их техникой! – приказал Кауфман.

Тот перевёл. Немец упал на колени и что-то запричитал.

- Что он воет? – недовольно спросил Кауфман. – Каша, что ли, не нравится? Так и мы такую же едим.

- Он говорит, что мы его расстреляем, как только он нас научит ездит на танках, - перевёл заместитель.

- Пусть не волнуется, мы ещё никого не расстреляли, - пообещал Кауфман.

Уже к вечеру шесть водителей из роты снабжения освоили вражескую технику.

- Будем сейчас к фронту на танках снаряды возить, - сказал довольный Кауфман. – Никто не сунется больше к нам.

Но про лихую шофёрскую атаку узнали в штабе корпуса. И Кауфману приказали сдать трофейные танки.

Он очень огорчился. И даже лично ездил к зам по тылу корпуса, доказывая, что танки ему нужны как воздух.

Но начальство рассудило, что тыловикам танки ни к чему. Только бензин станут на них переводить. И передали танки в танковый батальон.

Водителей, захвативших вражескую технику, представили к наградам. Им вручили медали «За боевые заслуги».

А Кауфману за самоуправство дали выговор. И сказали, что трофейную технику надо сдавать куда положено, а не кататься на ней по вечерам по деревням.

- Так это один раз и было, - пытался оправдаться командир роты.

- Так тебе за это и дали один только выговор, - пояснили ему.

Кауфман вздохнул и запретил своим подчинённым захватывать немецкие танки.

- А то у меня одни неприятности с этим барахлом, - грустно сказал он.