Снайпер стреляет из сугроба (история одного выстрела)

Василенко готовился к боевому выходу. Он пересчитал патроны, разложил их по разным карманам. Сегодня Василенко взял только трассирующие, с жёлтыми пулями и обычные. Трассеры снайперы брал для пристрелки.

- Хотя, - задумался он. – Вряд ли немец даст мне шанс на второй выстрел. Надо его бить с одного.

Подумав пару секунд, он выложил трассирующие патроны обратно в сумку. Тёплое белье, ватные штаны, гимнастёрка, свитер. Ноги до колен, особенно ступни и пальцы натёр растопленным жиром, обернул газетами, сверху толстые портянки. Всунул ноги в сапоги, специально выпросил у старшины на два размера больше. Подосадовал, что валенок до сих из тыла не привезли, но ладно.

Одел ватник, тесёмки шапки завязал под подбородком, подпоясался брезентовым ремнём. Револьвер в правый сапог за голенище, на пояс нож с наборной ручкой - подарили заводчане, недавно приезжавшие на передовую. В карманы ватника по гранате. И туда же три рогульки, выломанные вчера в лесу из берёзовых веток.

Сверху с помощью товарищей натянул белый маскхалат. Снайперская СВТ обмотана белой марлей.

Никто не говорит ни слова, не положено в таких случаях.

Молча кивнул Василенко, выполз из землянки, пригибаясь, пробежался по траншее. Остановился.

Ещё темно, только немецкие ракеты порой вспыхивают над передовой. Пора.

Василенко перевалил через бруствер и пополз по глубокому снегу. Позицию он себе наметил заранее, возле небольшого бугра. Он будет прикрывать его от немецких траншей.

Немецкий снайпер, появившийся два дня назад, стрелял откуда-то сбоку, видимо, тоже выбрал позицию на нейтральной полосе. Стрелял незаметно для наших наблюдателей. Уже пятерых наших свалил. Шустрый немец.

Вот и бугорок. Совсем невысокий. Рядом с ним и залёг Василенко. Тихо и аккуратно зарылся в снег. Винтовку уложил на рогульки.

Вырыл ямку перед лицом, дышать. Пар от дыхания может запросто выдать его позицию. Сейчас только ждать.

Немецкие траншеи очень хорошо видны отсюда. Как раз поворот у них. Рассвело, и снайпер увидел, как по траншеям снуют солдаты. Хорошие цели, но не до них сейчас. Он смотрит в том направлении, где, возможно, притаился немецкий стрелок.

Час, другой, третий. холод пролезает под ватник, немеют щёки, нос, снайпер тихонько трёт их рукавицей. Неужели немец ещё затемно занял свою позицию? Тогда он пролежит до вечера без толку.

Василенко рассчитывал, что немец, успокоенный первыми лёгкими победами, расслабится и не станет уже так педантичен. Кому охота день за днём лежать в снегу.

Зимний день короток, но морозен. Солнце светит ярко, но не греет. Только отблескивают снежинки на нейтральной полосе, на брустверах немецких траншей.

А это что? Напрягся Василенко. Какая-то сероватая тень показалась над бруствером, снежинки там перестали блестеть.

Да это кто-то в белом маскхалате приподнялся. Вот, снова снег заблестел, это немец обратно нырнул. Осматривается. Хитёр противник.

Решил днём на охоту выйти. Ну что, милости просим. Сейчас он голову поднимет и высунется весь. Василенко на миг задумался.

Нет, надо дать ему немного отползти, чтоб обратно в траншею не свалился. Наш снайпер примерно прикинул расстояние, угол, наметил сектор для стрельбы.

Винтовка лежит на рогульках, приклад упирается в плечо.

Вот снова показалось сероватое что-то. Хорошая маскировка у немца, если бы не блеск снежинок, гораздо труднее было бы его заметить.

Вот это пятно перевалилось через бруствер, двинулось дальше. Время! Пора!

Резко ударил выстрел. Пятно на снегу замерло.

На передовой все замерли. И наши, и немцы. Все уже по выстрелу знают, что бьёт снайпер. Но чей был выстрел?

Василенко лежит неподвижно. Знает, что сейчас наблюдатели на обеих сторонах приникли к стереотрубам, напряжённо всматриваются в чужие позиции. А он поглядывает через прицел на неподвижное пятно на снегу.

Солнце катится на запад, угол падения его лучей изменился, сейчас и не увидеть немецкого стрелка, лежащего на нейтральной полосе.

- Подождём, - думает Василенко.

Уже в темноте он возвращается к своим. С собой тащит трофеи – немецкую винтовку, бумаги, документы из карманов немецкого снайпера и его бинокль. Наши, встречая его, вздыхают с облегчением.

Ещё один снайперский поединок выигран.