Стальной конвой - 95

15.05.2018

Почему колея разная?

Все вагоны в поездах группы Гилёва оказались перекошены. Камы пропали и эшелоны опустились на землю. Но оказалось, что железнодорожная колея китайских дорог уже, чем у прибывших составов. Колёса упёрлись в шпалы.

- То есть, что получается, - чесал затылок кинолог Никитин. – Мы тут намертво встали.

Спать в наклоненных вагонах было ещё можно, но ходить по ним очень неудобно.

Гилёв собрал совет, пригласив на него представителей читинских беженцев и старейшин китайской общины. Вопрос был один – как выбраться из ситуации? Поезда, особенно артсоставы лишились манёвренности. В случае нападения викингов это грозило проблемами. Конечно, вагоны уже начали поднимать, подкладывая шпалы, железки всякие, но двигаться было невозможно.

- Я маленький ещё был, - на ломаном русском заговорил Дэмин, старший китаец. – Тогда в Россию поезда ездили, и из России тоже. А как они ездили?

Никто ответить не смог. Начали поступать разные предложения. Главмех конвоя Николай Борисович молча слушал и записывал всё в свой толстый блокнот.

Самым реальной показалась идея об укорачивании осей в колёсных парах. Снять колесо, отпилить лишнее, снова навесить колесо. Но объём работы впечатлял – сотни колёсных пар были в составах.

Поскольку все присутствовавшие на совете прошли сложную и опасную школу выживания, они считали себя специалистами по выходу из трудных ситуаций. Начали спорить и ругаться.

- Подождите! Хватит орать! – зашумел Гилёв. – Вот смотри, Дэмин, говоришь, раньше поезда ходили через границу. И что, всё время у них что-то отпиливали?

Специалисты замолчали. Действительно, трудно представить, что даже тридцать лет назад, когда технологии достигли высочайшего уровня, кто-то пилил вагонные оси.

- Так решаю, - Гилёв встал. – Все ищут, как это делалось. Как вагоны проходили границу.

- А может, они не проходили, - задумался Юра Снегирь, читинец. – Может, перегружали и всё. Или оси были телескопические, раз! удлинили, раз! укоротили.

- Такой вариант нам не подходит! – пехотный начальник покрутил головой, разминая шею. – Искать такой, чтобы подошёл!

На следующий день, ближе к полудню, к эшелонам подъехали всадники из дальнего дозора. Они привезли весть о группе Пустэко. Через сутки за путешественниками отправились конные обозы и два грузовика.

После воссоединения отрядов Гилёв отругал сначала бывшего комброна за утрату техники и вооружения, потом смилостивился, и разрешил доложить обстановку.

- Ну что же, - он выслушал рассказ Пустэко. – Сабиров грамотный воин, отчётливый боец и не пропадёт. Думаю, что вскоре мы Набокова здесь увидим. А сейчас готовиться к зимовке надо.

У Ирины, ловко обротавшей Манжуру, вдруг появилась головная боль. Испытавший любовь и ласку Никола был неудержим. Он даже расцвел, прямо на глазах. Выше ростом стал, глаза сияли, на женщин смотрел, как на необходимую для жизни добычу. Ирина плакала и советовалась с подружками, что делать. Она очень ревновала.

- Главное, не отпускай его от себя, - посоветовали ей знающие дамы. – Чтоб всегда рядом был. А перебесится, успокоится. А то мигом уведут.

Пришлось идти к Гилёву, просить, чтобы Манжуру не направляли в разные выезды, где он без присмотра оставался. Пехотный начальник после ухода Ирины выругался, бабьи проблемы, бессмысленные и глупые, могли ухайдакать мозги не хуже спецназа викингов. Но просьбе внял. Назначил Манжуру старшим рыбацкого поста на озере Далайнор. В подчинённые определил жену его Ирину.

- Вот там и живите до холодов, - приказал Гилёв. – Ловите рыбу, солите рыбу, сушите рыбу, ешьте рыбу. Сюда чтоб ни ногой! Особенно ты, Ирина!