59 549 subscribers

Я ПЕРЕСТАЛ КРИЧАТЬ НА СВОИХ ДЕТЕЙ, И ПОЖАЛЕЛ, ЧТО НЕ СДЕЛАЛ ЭТОГО РАНЬШЕ

43k full reads
73k story viewsUnique page visitors
43k read the story to the endThat's 60% of the total page views
3,5 minutes — average reading time

Мы все орем на своих детей. Для этого есть огромный список оправданий. От тяжелого дня до канонов воспитания (мол, «деды орали, и я орать буду, еще ремня всыплю»). Но это всё оправдание слабых. Как только вы найдете в себе мужество признаться в своей слабости, пристыдите себя, что причиняете боль маленьким беззащитным детям, вы реально перестанете орать и найдете способы нормального и эффективного общения с ними. Вся ваша внутренняя жизнь качественно изменится как по волшебству. Я не шучу. Со мной так и произошло.

Я ПЕРЕСТАЛ КРИЧАТЬ НА СВОИХ ДЕТЕЙ, И ПОЖАЛЕЛ, ЧТО НЕ СДЕЛАЛ ЭТОГО РАНЬШЕ

Мои дети еще маленькие, самым старшим нет и десяти лет, но большую часть своей жизни они видели меня иступлено орущим. Не помогали ни убеждения жены, ни походы к психологам. Я орал по любому поводу, который меня выбешивал в их поведении, а довести меня до бешенства было очень легко. По факту, я не общался с детьми, а постоянно раздавал им приказы и почти сразу на повышенных тонах, как в армии. При малейшем неповиновении, задержке или неправильном исполнении этих приказов в ход шли угрозы: «Ты сейчас допросишься!».

Самое сложное для меня как взрослого и физически очень сильного человека оказалось признаться в том, что ответственность за свою вспыльчивость и раздражение я перекладываю на маленьких слабых детей. Мол, они виноваты в том, что я злюсь на них. Когда я это осознал, не передать словами, как мне было стыдно.

Второе прозрение было еще страшнее: я теряю своих детей. Как отец я был для них пустое место. Кто угодно: страшный дядька, строгий мужик, но не отец. Не тот человек, к которому хочется прийти с бедой или первым чувством, не тот человек, у кого будешь искать защиты, уюта и любви. Я с каждым днем, с каждым окриком терял доверие своих детей и их желание ко мне возвращаться…

Помню, как проснулся от этой мысли посреди ночи и до утра не мог уснуть, неожиданно и в деталях увидев себя со стороны. С этого дня все изменилось. Но прозрение не было мгновенным. Так не бывает, разумеется. Подсознание готовило меня к этому дню уже несколько месяцев.

Возможно, это случилось, когда мне на глаза попалась книга Гордона Ньюфелда «Не упускайте своих детей. Почему родители должны быть важнее, чем ровесники». Я ждал ребенка с одного из кружков, и в фойе для родителей на столике лежала эта книга. От нечего делать я решил ее полистать. Мысли, которые успел почерпнуть за те короткие полчаса, начали что-то ремонтировать во мне. Потом я купил и прочитал все остальные мысли из этой книги.

Не могу сказать, что именно меня восстановило. Но я понял, что все эти годы думал о себе как об отце, неправильно. Я считал, что раз я родитель, то я начальник, и мои дети просто обязаны волшебно слушать меня и исполнять все мои просьбы с первого раза. Чем больше я об этом думал, тем глупее сам себе казался. Дети просто маленькие люди с очень маленьким жизненным опытом, и это мне было просто невдомек.

Чтобы лучше доносить до детей свои мысли и просьбы, это нам нужно научиться их понимать, а не им нас. Нужно буквально опуститься на их уровень и посмотреть на мир их глазами. Буквально — присев на колени, чтобы наши глаза были на одном уровне. Зрительный контакт это основа для хорошего разговора. Прежде чем о чем-либо попросить, я теперь сначала жду момента, когда смогу посмотреть в глаза своему ребенку… Так просто. Но так меняет формат общения.

Принц Уильям вслед за супругой Кейт всегда старается видеть мир глазами своих детей
Принц Уильям вслед за супругой Кейт всегда старается видеть мир глазами своих детей
Принц Уильям вслед за супругой Кейт всегда старается видеть мир глазами своих детей

И если зрительный контакт является основой для хорошего разговора, то прикосновения — основой для привязанности. Можно мягко коснуться его руки, погладить волосы, приобнять. Улыбнуться, посмотреть в глаза и сказать то, что тебе важно сказать. Но прежде, чем сказать что-то важное, в чем ребенок должен тебя послушаться, удели ему несколько минут внимания. Он всегда ждет твоего участия в своей жизни. Спроси, что за игра, в которую он сейчас играет? Поиграй вместе с ним, если хочешь, он будет счастлив. Попроси уважительно ненадолго прерваться и сделать с тобой то-то и то-то.

Задумайтесь о себе: нам ведь гораздо приятнее быть рядом с теми, кто ценит нас. Мы гораздо охотнее сделаем что-то для того, кто искренне дает понять, насколько он уважает нас и считает важным. Дети думают так же. Показать детям, что вы их цените и уважаете их интересы, можно именно так: проявить интерес к их играм и занятиям, принять в них участие. Всего десять минут вашего времени — и резервуар любви у ребенка заполнен, он счастлив, он готов и вас сделать счастливым в ответ.

Это один момент.

Другой важный момент заключался в том, что мне нужно было изменить свое мышление. У меня контролирующий тип мышления. С ним очень тяжело жить, поскольку невозможно контролировать все на свете, особенно других людей. А очень хочется. Как только что-то выходило из-под контроля, я терял рассудок и пытался восстановить свою доминанту путем повышения голоса, чтобы меня услышали.

Когда я стал анализировать свои эмоции, то заметил, что начинаю спорить с маленькими детьми так, словно для меня это вопрос жизни и смерти. Мне во что бы то ни стало требовалось доказать свою правоту, заставить этих маленьких сорванцов согласиться со мной, признать мое лидерство и катапультировать. Да, это заложено в человеческой природе. Но ведь я взрослый мужчина, который может побороть свои лимбические вызовы. Когда начинаешь задумываться о природе своих эмоций, начинаешь управлять ими. Это не так сложно, как может показаться. Нужно лишь немного попрактиковаться.

Истерики и непослушание это лишь часть жизни, и борьба с ними - не ее смысл. Дети — маленькие подражатели. Они смотрят на нас и повторяют за нами все сценарии. Мой отец тоже был деспотичной личностью в отношении меня, мне это рассказывала мама, но мое сознание этого не помнит, он умер, когда мне было пять лет. Возможно, помнит подсознание. И оно включило именно этот сценарий поведения отца, по сути — единственный, который я видел наглядно… Я бы не хотел видеть своих детей именно такими отцами. Это ужасно. Эта мысль привела меня к третьему закону своего нынешнего поведения.

Он в том, чтобы вести себя так, как я хотел бы, чтобы они вели себя. Хочешь, чтобы дети тебя слушались? А сам ты их слушаешь? Слышишь? Хочешь, чтобы они были дружными между собой? А сам как ведешь себя с братом, женой, родителями?..

Жизнь это улица с двусторонним движением. И воспитание детей тоже. Мы все учимся друг у друга. Дети тоже воспитывают нас. Как это ни парадоксально, но именно дети заставляют нас повзрослеть и перейти на новый уровень понимания этой жизни. На котором уже не хочется повышать голос, а хочется просто жить и наслаждаться моментом. Жалею лишь об одном - что не понял этого раньше.

— Евгений Симоненко

Читайте также: