Как прототип Кисы Воробьянинова Николай Стахеев спрятал драгоценности в собственном особняке

25 July

Ох, уж эти мастера юмора и сатиры, блистательные Ильф и Петров! Взяли они и прославили российского «миллионщика», именитого промышленника Николая Стахеева в легендарном произведении «Двенадцать стульев».

Как прототип Кисы Воробьянинова Николай Стахеев спрятал драгоценности в собственном особняке

В образе самого Кисы Воробьянинова. Оказывается, предприимчивый Николай Дмитриевич спрятал в укромных уголках особняка великое множество драгоценностей. Причем, втайне от супруги. Для чего он это сделал, и как сокровища помогли богачу спасти свою жизнь, мы сегодня с вами и узнаем.

Еще в конце 19-го столетия молодой наследник приличного 5-миллионного состояния, Николай обосновался вместе с молодой супругой в столице страны. Нужно отметить, что хваткий и умный Стахеев умело распорядился торговлей, расширил золотые прииски, развил нефтепромыслы и сделал ставку на грузовые корабли.

Как прототип Кисы Воробьянинова Николай Стахеев спрятал драгоценности в собственном особняке

Построил в белокаменной сразу несколько доходных домов, а для любимой жены прикупил земель, да побольше. В светских кругах Москвы судачили о том, что промышленник просто выкупил возлюбленную у ее первого мужа, высокопоставленного чиновника, за кругленькую сумму.

Но вот Николай Дмитриевич дожил до 56-ти лет, и разум его затмили бурные страсти. Нет, бес прелюбодеяния не победил седовласого богача, как многие могли подумать. Его искушением стали азартные игры. Столица жужжала, как взволнованный улей, что Николай Дмитриевич сорил деньгами, и за одну только поездку в солнечное Монте-Карло его кошелек худел на пятнадцать миллионов рублей.

Как прототип Кисы Воробьянинова Николай Стахеев спрятал драгоценности в собственном особняке

Денежный вопрос окончательно рассорил крепкую пару. Николай Дмитриевич поставил Ольгу Яковлевну в известность, что покидает семейное гнездо и жить он будет на Лазурном берегу. Вскоре грянула Первая мировая война. Расходы на содержание шикарного особняка на Новой Басманной стали для бывшей спутницы Стахеева неподъемными. Тогда Ольга Яковлевна сдала просторный дом в аренду еще одной одинокой даме, вдове самого Саввы Морозова. И получила неплохой доход – двадцать пять тысяч рублей за год.

Как прототип Кисы Воробьянинова Николай Стахеев спрятал драгоценности в собственном особняке

Однако женщины не подозревали, что владелец московского особняка припрятал в собственном подвале клад. В разгар Гражданской войны под чужим именем бывший промышленник вернулся восвояси. И навестил тот самый дом на улице Басманной. Когда-то в прохладном подвале Стахеев соорудил хранилище для бочек с лучшим вином из прекрасного Крыма. Теперь же здесь царили хаос и запустение: все разворочено. Хозяин поднатужился и надавил на один из камней.

Тайник был цел – в его недрах ждал своего часа вместительный саквояж с золотыми украшениями и драгоценными камнями. Владелец тайника ликовал. Он должен был пройти с инспекцией по дому и вытащить на свет божий остальные сокровища.

Как прототип Кисы Воробьянинова Николай Стахеев спрятал драгоценности в собственном особняке

Но тут раздался скрип деревянных дверей, крики о том, что в дом пробрались воры. Солдаты кинулись наверх, и топот тяжелых сапог приближался все быстрее. Бывшего промышленника и его сумку тут же доставили на Лубянку. Там Стахеев потребовал главного начальника и объявил, что сам он – бывший член торгового банка Москвы, советник коммерции и почетный гражданин российской столицы.

Дзержинский узнал Николая Дмитриевича, он слышал о миллионщике в Крыму. Тот предложил Феликсу Эдмундовичу выгодную сделку: пусть власть забирает все его сокровища и особняк на Басманной в придачу.

Как прототип Кисы Воробьянинова Николай Стахеев спрятал драгоценности в собственном особняке

Дзержинскому наверняка понравится заседать за ценным малахитовым столом. В обмен на драгоценности и дом Стахеев попросил свою свободу. Промышленник лично провел «железного Феликса» по тайникам его жилища. Вскоре охранные документы для потенциального «буржуя» были готовы, и тот с легким сердцем уехал за кордон.

Знакомые Стахеева свидетельствовали о том, что Феликс Эдмундович не просто отпустил Стахеева на все четыре стороны, но даже похлопотал о пенсии бывшему торговцу. Так и прожил наш герой в богатом Монако вплоть до 1933-го года.

Как прототип Кисы Воробьянинова Николай Стахеев спрятал драгоценности в собственном особняке

Его провозгласили почетным «пенсионером игрального заведения», а остаток дней известный россиянин коротал на острове Мальта. Русские эмигранты полагали, что те капиталы, которые остались у Стахеева, он все завещал Мальтийскому ордену. Тайным магистром которого был в течение многих лет.

В Москве же сокровищами промышленника распорядились с размахом: часть средств пошли на строительство Центрального дома культуры работников железной дороги. По задумке Ильфа и Петрова, именно в этом здании и лишился рассудка литературный персонаж, в прошлом – предводитель дворянства Киса Воробьянинов. Образ которого родился из биографии и приключений Николая Стахеева.