Немецкая овчарка - ум и орднунг. Обзор породы

Жил-был Германии ротмистр Макс фон Штефаниц. И однажды решил он вывести идеальную немецкую породу собак.

— Натюрлих, — сказал фон Штефаниц. — Давно уж пора создать собачий символ Германии. Чтобы на все отвечала «Яволь!» и понимала орднунг.

«Немецкой овчаркой считается любая пастушья собака, обитающая в Германии, которая, благодаря постоянным тренировкам её качеств пастушьей собаки, достигает телесного и психического совершенства в рамках своей утилитарной функции». — заявил он.

О как! Не меньше, чем совершенство, собирался получить неутомимый ротмистр. И с истинно немецкой кропотливостью принялся за дело: отобрал пастушьих собак из центральной и южной областей Германии, и приступил к селекции. Считается, что в предках этих собак были настоящие волки. Фон Штефаниц хотел вывести собаку, которая будет рабочей, дисциплинированной и обучаемой. Человек он был педантичный, поэтому работал долго.

В 1889 году ротмистр наконец объявил, что вывел истинно немецкую овчарку, достойную великой нации, и показал на выставке кобеля с аристократическим именем Хоранд фон Графрат. От его и пошла порода немецких овчарок.

Но фон Штефаниц не стал почивать на лаврах, и продолжал улучшать породу, стараясь довести ее до того самого совершенства. И получилось ведь. Во время Первой Мировой все признали, что НО — отличные, умные собаки, которые могут и работать, и служить. Но потом к власти пришли нацисты, и притормозили работу фон Штефаница, помешав вывести породу на международный уровень.

— Нечего нашу немецкую собаку показывать на выставках за границей, — сказали они. — Еще потрогают ее представители низших рас недостойными своими руками. Да и с собачьими унтерменшами нечего ей на ринге делать. Это высшая раса собак, и не надо их выставлять с кем попало.

Если бы немецкие овчарки умели крутить пальцем у виска, они бы это сделали. Но они были всего лишь собаками, хоть и очень умными. Потом разразилась Вторая Мировая, овчарки опять пошли служить. А потом, когда немцы войну проиграли, для овчарок настали тяжелые времена. Большую часть собак, оставшихся после победы, вывезли в СССР, и там кинологи питомника «Красная звезда» на их основе продолжили работу над ВЕО.

Фон Штефаниц ужасно расстроился, сказал:

— Доннерветтер! Дас ист фантастиш! — и умер от огорчения.

Но потом породу все ж восстановили, и признали во всем мире. Немецкие овчарки — ужасно умные, входят в тройку самых интеллектуальных пород, и превосходят их только пудели и бордер-колли. Писатель Анна Гурова рассказала, что составила словарь своего пса, НО Баярда. Так вот Баярд знает несколько сотен слов. Не только команды, но и слова, которые употребляются в общении с ним. Так что Баярд даст фору многим «Эллочкам людоедкам».

Но несмотря на это, НО не считают себя умнее хозяина — хотя честно говоря, я видела много случаев, когда мозгам собаки хозяева могут только позавидовать.

Немцы любят работать и учиться. Команду они усваивают очень быстро, но рады ее повторять снова и снова, чтобы угодить хозяину.

— Давай, говори, что надо сделать, — просит НО. — Штей, плац, фус? Яволь! Я все выполню, вот увидишь!

И выполняет. Нравится ей. Многие овчарки на прогулке просят, чтобы им отдали команду. Барьер, например, или апорт. Можно и без команды, конечно, попрыгать через барьер. Но это будет типичное не то. Непорядочек. Надо же, чтобы хозяин приказал.

Помимо ума и обучаемости, НО отличаются любовью к тому самому орднунгу. Они же немцы. Поэтому НО — отличные охранники. Если такой собаке вверить объект, она будет внимательно, тщательно и непреклонно его охранять, стеречь, и требовать установления личности постороннего:

— Аусвайс? Нет аусвайса? Значит, чужой. Стой, кусать буду!

Вот, например, любитель породы Николай Ростокин рассказал о своем псе Росе, который считал своим долгом охранять имущество хозяев. С самого утра Рос заступал на вахту перед окном. В дом разрешалось входить всем. А вот выходить — только тем, у кого не было сумок. Рос считал, что гости обязательно вынесут хозяйское добро.

НО все время воспитывает окружающих. Чтоб все соблюдали орднунг. Арина Кова, рассказала о своей немецкой овчарке Хете. По-моему, отлично выражает характер породы.

Хета не выносила в доме шума и ругани. Стоило повысить голос, как она заливалась лаем. Хозяев посторонним людям трогать возбранялось: дружеское похлопывание по плечу истолковывалось, как попытка нападения. Хета щелкала зубами в опасной близости от руки. Потому что орднунг нарушается.

Однажды вечером хозяйка выводила Хету в темном парке. Овчарка мирно шуршала по кустам, делая свои овчарочьи дела. Но тут на хозяйку бросился мужик, с недобрыми целями. Хета возникла из кустов, как призрак мести, сшибла нападавшего с ног, и спасла хозяйку.

Любители породы рассказывают, что НО не только сами учатся, но даже обучают хозяев. Ибо ну должен же быть орднунг, и команды обязан уметь выполнять и хозяин, не только собака. Например, немец может прятать свою игрушку, и потом усиленно делать вид, что не может найти.

— Хозяин! Ну где мой мячик? — вопрошает он. — Не вижу, потерялся. Как же мне горестно без моего мячика…

— Погоди, сейчас найду, — отвечает хозяин, которому жалко собаченьку. — Да вот же он, под диваном!

— Отлично! Команда выполнена! Я бы угостил тебя лакомством, но у меня лапы, — радуется немец, и снова прячет мячик. — Искать, хозяин! След!

Свой род немцы все же ведут от пастухов, так что, как и положено овчарке, будут охранять «стадо». Самое лучшее стадо — конечно, дети. Поэтому немецкие овчарки — отличные няньки.

Итог: сильные, умные, дисциплинированные собаки. Но плохой хозяин может испортить даже такое совершенство. Немецкая овчарка, как и любая другая собака, нуждается в социализации, воспитании и любви. Поэтому безответственным людям заводить ее нельзя. Пусть лучше купят в магазине плюшевую собачку.

© Диана Удовиченко

На фото — НО Гусик, автор фото — Наталья Мурашова.