«Или я, или он!». Собака оказалась важнее

9 June
62k full reads
71k story viewsUnique page visitors
62k read the story to the endThat's 88% of the total page views
7 minutes — average reading time

«Он», — повторил Иван, взял чемодан, щенка, вышел в подъезд и уже оттуда, обернувшись к почти жене, правда, уже к бывшей, получается, сказал: «У тебя сутки, чтобы освободить квартиру. Завтра вечером вернусь, чтобы тебя здесь не было».

Ну, что, Бенька, не грусти. Завтра мы сюда вернемся. А пока пошли к маме, уж на сутки она нас приютит.
Картинка для обложки | Фото: здесь и далее исходные изображения взяты из открытых источников сети Интернет, обработка автора
Картинка для обложки | Фото: здесь и далее исходные изображения взяты из открытых источников сети Интернет, обработка автора
Картинка для обложки | Фото: здесь и далее исходные изображения взяты из открытых источников сети Интернет, обработка автора

«Ванечка! Да, конечно, проходи. Ты же знаешь, я тебе всегда рада», — Валентина Илларионовна смотрела на сына: какой он все-таки уже большой! И как хорошо, что пришел! Да, они жили в одном городе, и сын не забывал мать, частенько к ней заезжал, но что такое час или два? — это же совсем немного! А тут — как минимум на сутки! Дети, они ведь всегда для родителей остаются детьми, какими бы взрослыми уже ни были. Дети, к сожалению, это только не всегда понимают.

Валентина Илларионовна отошла на несколько шагов вглубь коридора, чтобы сын мог пройти, и только тут заметила щенка.

— Ой, щенок! Откуда? — ты, Ваня, ничего мне про него не говорил.

— Мам, это такая долгая история…

— Ладно, ладно — давай иди, располагайся, устраивай подопечного и приходи в кухню. Я тебя покормлю, а ты мне всё и расскажешь.

Через полчаса Иван пришел в кухню. Чего только на столе не было: и второе, и салат, и блины.

— И когда это ты, мама, всё успела?

— Ой, да что тут успевать: всё было. Не думаешь же ты, что я тут диетами себя морю? Блины вот только быстро пожарила, пока ты устраивался. Давай, руки мой и садись ешь.

— Подожди, мама, сначала Беньке еду положу, а то он тоже голодный.

Иван насыпал Беньке корма, позвал щенка, и лишь после того, как тот поел, приступил к трапезе сам.

У мамы хватило терпения дождаться, пока сын поест, прежде, чем начать расспрашивать его, что да как.

Иван начал отвечать на мамины расспросы, рассказывать ей, а заодно и сам вспоминал, как так произошло, что он оказался на пороге маминой квартиры с чемоданом, да еще и со щенком в придачу.

***

С Ларисой они были знакомы давно, вот как Иван стал работать в этой фирме, так и знакомы. Потом как-то случилось, что стали встречаться, а последние полгода жили вместе. И даже подали заявление в ЗАГС. Хорошо, что приглашения еще никому не отправляли, а то мама вряд ли спокойно это пережила. Хотя… Лариса маме никогда не нравилась. Поэтому он приезжал к маме последнее время один, Лариса дома оставалась.

Ивану она всем нравилась. Иначе он бы с ней не захотел связать свою жизнь узами брака, в своем ведь уме. По крайней мере, на данный момент — точно. И тут же поправил сам себя: «Да нет, брат, в своем уме это ты только сейчас стал, а тогда был, видимо, не в своём, раз все-таки жениться на ней собирался».

Красивая, на работе все мужчины ей вслед оглядываются, готовить умеет, и дом в порядке держит. Вот только…

Первый звоночек прозвенел как раз тогда, когда у них появился Бенька, маленький щенок бигля.

В тот день ему позвонил Андрей, одноклассник, занимающийся собаками, а конкретно — биглями. Андрюхе надо было излить душу, и они вечером встретились в кафе.

— Нет, ты понимаешь, эта фифа не просто отказалась от щенка, у неё хватило наглости сообщить об этом смс-кой! Причина у неё, видите ли объективная! Знаем мы эти причины: передумала или деньги на сумочку от Ermanno Scervino или еще кого понадобились! И сейчас я ей должен вернуть 70% суммы, согласно договору. А я ведь уже…

— Подожди, тебе денег надо занять? Сколько?

— А, не. Деньги есть. Меня другое бесит: сам факт — вот так смс-кой сообщить об отказе. А щенок ведь живой! Это не сумка!

— Ну, знаешь, для некоторых сумки значительно важнее, чем собаки или кошки. Ты ведь и сам в курсе.

— Да в курсе я, в курсе. Заковыка в другом: мы с женой через неделю к родителям её собрались. Взрослых собак с собой берем, а с щенком что делать? Не с собой же его везти — оттуда его и не пристроишь, деревня все-таки, не город. Или от поездки отказываться? Жена так мечтала, да и родители её ждут нас.

— Ты вроде говорил, что у тебя два щенка остались?

— Так вторую через два дня забирают, уже выехали за ней, сегодня звонили. Вот я и решил обрадовать жену: щенят всех разобрали, можно и к родителям съездить. И тут на тебе — смс-ка!

— Слушай, так если дело в щенке, давай я его себе возьму. Я давно хотел собаку, да и Лариса просила. Йорка, правда. Ну, будет бигль, а не йорк.

— Ты уверен? Бигль это все-таки не йорк. Далеко не йорк. А если Лариса против будет?

— Тогда давай так: сегодня вечером с ней поговорю и, если она против не будет, завтра щенка заберу у тебя.

Лариса против не была. Так Бенька и оказался у Ивана.

И вроде всё было хорошо. Щенок быстро освоился, играл и гулял со всеми, и с самим Иваном, и с Ларисой. Хорошо ел, вес набирал, как и положено, согласно его возрасту.

Лариса даже приучила Беньку ходить на пеленку — работают ведь оба, и щенка 4-5 раз в день, ну, никак не получалось выводить гулять.

Однажды Иван задержался на работе, а когда пришел домой — увидел следующую картину: у Ларисы гости, её подружки, они все сидят, мило «щебечут» между собой о чем-то о своем, смеются, пьют мартини, а щенок… — щенок привязан за поводок в коридоре, — «чтобы не мешал и никому не порвал колготки», — как позже пояснила Ивану Лариса.

— Ладно, ты его привязала, хотя он у тебя так четыре часа просидел. Четыре! Но вывести-то и покормить неужели нельзя было?

— Сам бы тогда пришел и вывел, и покормил! Мне было некогда этим заниматься!

— Откуда я мог знать, что у тебя гости?

— А я не виновата! — я тебе звонила, ты трубку не брал. Так что это не моя вина, что ему пришлось сидеть привязанным.

Иван посмотрел на смартфон: действительно, в пропущенных были два звонка от Ларисы — у него совещание было, и он перевел телефон в беззвучный режим.

***

В другой раз они разругались из-за того, что Лариса хотела на праздники съездить куда-нибудь на море отдохнуть — в Грецию или на Кипр хотя бы. Иван был не против и сказал: «Конечно, съезди, развейся, отдохни».

— А ты? Ты что, не хочешь на море? Давай тогда съездим в Альпы, на лыжах покатаемся.

— Нет, ты не поняла: я не не хочу поехать, я не могу — кто-то же должен остаться с Бенькой. Он еще мал, чтобы его с собой брать, так что в любом случае кто-то из нас должен оставаться с ним дома.

— Разве это проблема? — Лариса непонимающе посмотрела сначала на Ивана, потом на щенка, — Сейчас полно всяких зоогостиниц и передержек для собак. За пять дней таких услуг мы же в состоянии заплатить.

— Ты что, на самом деле не понимаешь? — он же еще совсем маленький, какая зоогостиница, какая передержка? Единственный человек, кому я мог бы спокойно доверить Беньку — это Андрей, хозяин Бенькиной мамы. Но Андрей сейчас в больнице, а взваливать на его жену еще и Беньку я не могу, она и так крутится — дом, дети, собаки и муж в больнице.

Лариса искренне не понимала, почему это нельзя оставить щенка в зоогостинице — что в этом плохого? — все оставляют, а мы почему не можем?

В итоге Лариса уехала одна. Иван остался дома с Бенькой.

Смена обстановки, климата и банковская карточка с приличной суммой денег сделали своё дело: с моря Лариса вернулась посвежевшая, отдохнувшая и очень довольная! — а как иначе? — она же побывала на распродажах и купила себе и то, и другое, и третье! Подружки обзавидуются!

Жизнь наладилась. На прошлой неделе они даже подали заявление в ЗАГС.

А сегодня… Сегодня.., хотя, нет — был случай и раньше: Беня заигрался, потянул скатерть, и на пол упали так любимые Ларисой «предметы — украшения интерьера» — какие-то искусственные овощи, цветы…

Но тогда Иван был дома, и всё обошлось тем, что Лариса только ворчала на щенка, что мол это не щенок, а какой-то ураган в доме.

А сегодня Иван, когда пришел чуть раньше с работы, стал свидетелем того, как Лариса лупит Беньку туфлей. И, нет, не слегка по п*пе за то, что нахулиганил, а со злостью, и по морде.

Ты, маленький г@dеныш! Ты зачем сгрыз мои туфли?!

В очередной раз туфлю не получилось опустить на щенка — Иван перехватил руку Ларисы.

— Отпусти! Ты что делаешь?! Мне же больно!

— А ему что, не больно? Ты посмотри, он уже весь трясется от страха!

— А зачем он сгрыз туфли? У него игрушек полно! А он — туфли!

— Так не надо было их оставлять. Он же щенок, у него зубы режутся. Ему стало скучно, а тут твои туфли, тобой пахнут, вот он и устроился с ними. Он же не со зла.

— Не со зла?! Да знаешь, сколько эти туфли стоят!

— Купишь себе новые. Это всего лишь вещь.

— Нет. Не куплю. Здесь нет таких.

— Значит, купишь другие. Это всего лишь вещь.

Иван отпустил руку Ларисы, взял Беньку, поводок и пошел с щенком на улицу. Чтобы успокоиться самому, да и чтобы Бенька тоже пришел в себя.

Вернулись Иван с Бенькой домой где-то через час-полтора. И уже с порога Иван услышал, как Лариса разговаривает с кем-то по телефону и вовсю жалуется на него и на щенка.

Нет, ты представляешь, он встал на сторону щенка! Не на мою, а на его!
Я уже так устала от этого животного!
Нет, это я не про Ивана, про щенка. Он постоянно что-то портит, грызет, внимания требует. «Потерять» его что ли как-нибудь во время прогулки?

Иван, не разуваясь, прошел вместе с Бенькой в кухню, где была Лариса.

— Потерять, говоришь?

— Ой, Ванечка, милый, да это я так, гипотетически, шутила.

— Шутила… А туфлей ты его тоже шутя?

— Да как ты можешь! Я только успокоилась, пришла в себя, а ты мне опять про туфли напомнил! Это же такие туфли — эксклюзив!

— Лариса, сколько можно повторять, туфли — это всего лишь вещь. А щенок — живой. Живой! Ты же сама хотела собаку, а сейчас такое себе позволяешь.

— Я йорка хотела, йорка! А ты какого-то бигля притащил! Да это не собака, это троглодит какой-то!

— Но ты же сама согласилась…

— Конечно, согласилась. Не согласилась бы, ты бы обиделся, что не смог взять щенка, выручить товарища.

— А сейчас что изменилось?

— Сейчас? — сейчас — многое. Я поняла, что бигль это не йорк. Поняла, что собака мне вообще не нужна, с ними столько возни!
Мы скоро поженимся, в перспективе дети будут — собаке вообще не место в доме. Давай, найдем ему новых хозяев, пока он еще маленький.

— Нет, этого не будет.

— Что не будет?

— Мы не будем искать ему новых хозяев.

Лариса, услышав такое, аж поперхнулась от возмущения.

— Ты так, так, да? Тогда выбирай, или я, или он!

Иван смотрел на Ларису и понять не мог, как он раньше этого не замечал. Она, конечно, красива, даже в гневе, но вот ощущения тепла нет. Красивая упаковка с калькулятором вместо души.

— Конечно, он, а, если тебе что-то не нравится — можешь уходить.

— Неужели тебе собака важнее человека?

— В данном случае — да.

***

— Сынок, а, может, еще всё наладится? Ну, подумаешь, поссорились — с кем не бывает. Помиритесь.

— Нет, мама, не помиримся. Не тот она человек, который нужен мне. И даже хорошо, что это сейчас случилось, а не позже. Я как подумаю, а что будет, если ребенок порвет или испачкает ей платье, испортит косметику, разобьет что-нибудь? — она что, предложит отправить его куда-нибудь в интернат, ведь с ним столько возни?
Так что нет, мама, не помиримся. Не тот она человек.

— Ну, и ладно. Лариса, честно говоря, никогда мне не нравилась. Так что оставайся у меня, сколько потребуется.

— Спасибо, мама.

Бенька сидел рядом, смотрел на людей, улыбался и вилял хвостом. Ему здесь нравилось: здесь всё было живое, доброе и теплое.

#рассказы #собаки #животные #друзья