22 473 subscribers

Про баню, чужую жену и ботики: Глава 14 (Заключительная)

2,4k full reads
3k story viewsUnique page visitors
2,4k read the story to the endThat's 81% of the total page views
3,5 minutes — average reading time
Про баню, чужую жену и ботики: Глава 14 (Заключительная)

Вор

- Где он? – рявкнул с порога на жену Пётр.

- Петя?! – удивленно вытаращилась на мужа Тоня.

- Где он, я тебя спрашиваю?

- Кто?

- И ты еще спрашиваешь? – повышал он и без того громогласный голос при каждом слове.

- Приехал! – выдохнула с облегчением Тоня. Уголки ее красивых глаз слегка прищурились, едва скрывая радость.

- Где Пашка, я тебя спрашиваю? Где этот пес блудивый?

- У Анфисы, - опешила Тоня, не веря своим глазам.

- Что? Как у Анфисы? На кой он ей сдался? Какого лешего он там забыл? – наседал Петр.

- Так живет он с ней, - объяснила Тоня.

- Как это живет с ней? С Анфисой?

- А твоя какая забота, кто с Анфиской живет? – опомнилась Тоня и перешла в наступление, - А? В глаза смотри!

- Я, это…, да никакой мне заботы. – Сдал, вдруг, позиции Петр, - Ты мне зубы не заговаривай! Говори, как есть, жила с Пашкой?

- Да ты совсем дурной, что ли? Ты ж его сам в дом привел, сам за стол усадил, сам сбежал на ночь глядя, а теперь скандалишь.

- Да не сбегал я никуда, уехал я, ненадолго…

- Ах ненадолго? Ах ты ненадолго! – заводилась Тоня. - А Что же ты ясный сокол мне телеграмму не послал: «Как добегу до станции, гони его в шею».

- Так я… это… послал телеграмму, - осекся Петр.

- Какую телеграмму, кому, откуда?

- Обыкновенную такую, из Мурманска?

- Ах из Мурманска значит?! - Тоня подошла вплотную к мужу, - А чего же не из самой Финляндии? Мы бы с Олькой твои апрельские тезисы на собрании в клубе зачитали. Пущай весь СОВХОЗ знает и гордится, какого кадра они воспитали.

- Так, вы стало быть телеграмму не получили? – переспросил Петр. Тон его начал терять уверенность и в нем появились виноватые ноты.

- Ах ты пень окаянный, бросил меня совсем одну с дитем малым, опозорил на всю округу, а сам в Мурманск укатил… Не получали мы твоих телеграмм!

- А я, вот, получил, - протянул он скомканный клочок бумаги.

Тоня выхватила клочок и жадно принялась читать:

«Тоня прощает женюсь Павел».

- Ну, - начал было оправдываться Петр, - я подумал, «Что вы это… того… с Пашкой женитесь…

- И-ди-о-т! – закричала с сердцах Тоня и со всей силы залепила мужу пощечину прямо по небритой физиономии.

- Говядина ты дворовая! Свинина немытая! Не-на-ви-жу! Пер-зи-ра-ю! Не-на-ви-жу! Как ты мог! Как ты мог нас бросить? Зачем ты вернулся? – зарыдала Тоня и бросилась лупить мужа покуда доставали ее маленькие, но в то же сильные кулачки.

Пётр ощутил, как все лицо и тело начало быстро отзываться болью, словно дробью сыпались удары маленьких кулаков-молоточков.

– Ты бросил меня, ты бросил меня, когда ты ушел я осталась одна, ты нас бросил, - заревела Тоня с новой силой и повисла на муже.

- А как прознал, что я замуж выхожу, так сразу прилетел!

- Так это правда? – оттолкнул ее Пётр, - Ты, правда замуж выходишь?

- Выхожу Петенька! Ой как выхожу! Вот, сейчас только овдовею быстренько, и сразу же выйду! - она потянулась за новой метлой, которую, по случаю, связал Пашка из толстых березовых прутьев, - А, ну ка иди сюда! – с силой замахнулась она на мужа.

Если вам нравится жанр деревенских рассказов, предлагаю вашему вниманию - Цвета холодных лет

Пётр опомнился и выскочил из дома. Мысли его путались.

- Было или не было у них с Пашкой? – терзался он в догадках, но спросить было не у кого. Он бежал по тропинке вперед не оглядываясь. Тяжелая зимняя одёжа едва ли могла придать спортивного настроения, второе дыхание тоже никак не открывалось.

Тоня бежала сзади и что есть сил размахивала веником. Она была налегке. Налегке, в эту ночь, состоял из вязаных домашних тапок и вышитой ночной рубашки. У калитки, тапки слетели, но ее босые ноги не чувствовали ни боли, ни холода. Она должна догнать мужа. Она должна победить. Она бежала, словно молодая пантера, которая впервые вышла на охоту на дикую свинью. Уж теперь она ни за что не упустит свою первую добычу.

Как на зло, на шум и крики тут же из домов повылезали любопытные соседи. Они таращили глаза в темноту, пытаясь разглядеть кто кого гонит.

- Эй. Кто там? – крикнул в темноту Ильяс.

- Конь в пальто, - весело отозвался ему шутник Дамир.

- А что случилось? – крикнула в темноту Ульяна.

- К Тоньке воры забрались! – криком ответила ей Марфа.

- Лови вора, - сообразила Тоня, понимая, что соседи придутся сейчас как раз кстати.

В следующий миг откуда ни возьмись, со всех сторон сбежались мужики и давай дубасить вора.

Запыхавшийся Пётр едва дышал, он сорвал себе голос на мартовском морозе.

Он пытался сказать: «Братцы, вы чего, это же я! Но слова объяснений, словно примерзнув к нёбу, так и остались у него во рту. В отчаянии он зарычал как зверь.

То с одной стороны, то с другой прилетали удары, он уворачивался и бил в ответ. В какой-то момент кто-то тяжелый повис на нем сзади, и они вместе повалились на снег.

- Хватит, скомандовала Тоня! - Будет уже с него! Дайте ему встать. Не вор это!

Все вдруг уставились на Петра.

- Мать честная, - подивился Дамир, - да ведь это же Пётр.

- Пётр? Какой Пётр? Наш Пётр? – протиснула голову среди толпы собравшихся любопытная Ульяна.

- Наш, - кто-то ответил ей шепотом.

- Вот ведь дела! Не признали соседа. Чуть не пришибли!

- А поделом ему, - раздался чей-то скрипучий женский голос. – Он нас всех предал!

- Не твое собачье дело! – резко ответил ей мужской голос.

Голова гудела, в глазах стоял туман. Ничего не понимающий Пётр начинал медленно приходить в себя. Он поднял глаза, оглядел собравшихся и тихо прошептал:

- Простите меня люди. Я виноват. Простите если можете. И ты, Тоня, прости меня…

Начало

Тёщино проклятье

Источник: Yandex.Картинки
Источник: Yandex.Картинки