«Чуда не произойдет». 4 функции законной оптимизации бизнеса

17.05.2018

Как законно оптимизировать бизнес – рассказывает Ярослав Савин, эксперт по налоговой безопасности бизнеса.

Начну с важного: набор инструментов налоговой оптимизации конечен. Более того, о них знаем не только мы или вы, но и налоговый орган. Поэтому во всех случаях, когда вы пытаетесь что-то «вынести», налоговый орган об этом прекрасно осведомлен. Да, иногда законодатель делает нам подарки — вносит законодательные изменения о некоторых формах юридических лиц или способах ведения хозяйственной деятельности, и вдруг появляются возможности дополнительных способов налоговой оптимизации. Но в целом количество инструментов конечно, и никакого чуда сейчас не произойдет.

У нас с вами нет задачи создать ситуацию, при которой в случае применения инструментов налоговой оптимизации, у контролирующих органов не будет к вам вопросов. Наша задача — создать ситуацию, при которой у вас будут правильные ответы. Для начала запомните: налоговая оптимизация не может быть единственной целью преобразований бизнеса, а только побочным эффектом. Кроме того, оптимизировать можно только налоги с доходов. В части социальных взносов и косвенных налогов — вы лишь можете держать руку на пульсе и быть не лучше и не хуже других.

Рассматривать инструменты оптимизации будем на примере функциональных звеньев в группе компаний, которая занимается производством.

Функция «производство»

Для чего мы можем обособлять производственную деятельность, не имея в виду налоговые последствия?

Во-первых, организация — это люди. Производственники по ментальности существенно отличаются от всех остальных сотрудников. Это стабильное звено с развитыми компетенциями, и обходиться с ними, как попало, нельзя. У нас некоторые клиенты празднуют корпоративный Новый год два раза: один раз — с производственниками, второй — со всем остальными, потому что их всех вместе, да еще и со спиртными напитками, садить за один стол нельзя. Либо сами сотрудники не хотят, либо это плохо закончится.

Второе — у нас на все нужно спрашивать разрешение. Производственная деятельность завязана на всевозможные допуски, лицензирование и т.д. Приведу реальный пример: компания нашла хорошего инвестора не только с деньгами, но и с современной технологией. Два года ребята колесили по центральной России в поисках площадки под свое производство. Дряхлые заводы этой же отрасли работать могут на старых техрегламентах, а нашим не давали допуски.

В каждом небольшом городке при попытке открыть что-нибудь и с кем-нибудь согласовать, появляется условный немолодой Вася, для которого поставить свою закорючку — это последний шанс заработать: «А больше некому закорючку поставить — я один! Езжайте в соседний регион». Я в шоке от того, какие цифры при этом называются. Поэтому с точки зрения российского бизнеса лицензирование производственной деятельности — это ого-го какой актив. И его надо тщательно сберечь.

Функция «сбыта и «снабжения»

В сбыте обычно никаких активов не задействовано. Сбытовая компания подвижна и может вести более рисковую деятельность. А продажникам чаще всего по барабану, где работать, главное — заработать. Исключение составляют компании с длинными контрактами (с торговыми сетями, гос.контракты), для заключения которых важна репутация. Тогда это тоже актив и тогда рисковая деятельность может быть перенесена в единственное место — закуп.

В отношении наличия или отсутствия в сбыте функции закупа — отдельный вопрос, который связан не столько с перераспределением рисков в группе компаний. Опять же на примере производственников. Задачей сбыта может быть просто продать то, что мы умеем производить. Или наоборот: сбыт определяет, что он может и хочет продавать, и тогда производство должно это произвести. Кто главный — производство или сбыт — влияет на возможности и способы обособления производства. Что в свою очередь потянет за собой и решения вопроса с закупом: под кем он будет? Под коммерсами? Под производственниками? Или сам по себе? Поэтому в каждой ситуации придется сделать выбор: в рамках какого набора юридических лиц будет существовать наша троица: сбыт — производство — закуп.

Помним, что за контрагентов наших контрагентов мы не отвечаем, поэтому если снабженческая компания является реально работающей, а не полочной, она может выполнять роль буфера в снижении налоговых рисков на входе в группу компаний. Но это не всегда возможно с точки зрения системы управления, т.к. есть еще бухгалтеры, юристы и вспомогательный персонал, которые в логику обычных бизнес-процессов не укладываются. Нужно понять, кому и на каких условиях в группе компаний они будут нужны, и как и кого можно обособить.

Функция «Транспорт и логистика»

Если речь идет о собственных единицах транспорта, это вроде бы и актив, поэтому он должен принадлежать лицу, выполняющему функции хранителя активов. Но с другой стороны, это еще и источник повышенной опасности — его владелец несет ответственность без вины. «Отъехать» можно в единственном случае — когда будет доказано, что потерпевший сам бросился под колеса. Во всех остальных случаях вы будете отвечать в гражданско-правовом порядке. Да и в целом, автомобиль уж очень быстро стареющий актив. Поэтому мы отдельно разбираемся, кто будет хранителем транспортных средств.

Встречали неоднократно, что транспорт «вешается» напрямую на собственника, как на ИП. Я бы так не делал — чем ваш собственник провинился? Он на всю жизнь может «прилипнуть» в случае нанесения вреда третьим лицам. Поэтому лучше, если собственником транспортного средства будет юридическое, а не физическое лицо. Вместе с тем, если не исключить полностью, то максимально снизить подобные риски можно, передав транспорт в использование другому лицу.

Функция «проектирования» и «разработок»

Все, что создается мозгами людей, на входе не имеет налога на добавленную стоимость к вычету. Поэтому если создание всего этого нематериального приподнять над основными бизнес-процессами и упаковывать в отдельную юридическую оболочку, то это имеет за собой сразу два последствия. С одной стороны, мы ничего не выигрываем, но и не теряем в части НДС (нейтральное последствие). С другой, имеем шанс получить низконалоговый субъект (потенциальный центр прибыли группы компаний) и хранитель нематериальных активов под контролем бенефициара.

В отличие от материальных активов очень трудно сосчитать, сколько это стоит и за сколько этим можно пользоваться, причем не только вам, но и контролирующим органам. Кроме того, нематериальные активы — это фиолетовый элемент бизнеса, а значит — владельческий контроль. Поэтому проектирование и разработки мы чаще всего стараемся отделить от операционной деятельности. Другое дело, будет ли это самостоятельный или комбинированный (управляющая компания) субъект. Вариантов может быть много.

При выборе инструментов налоговой оптимизации первостепенная причина — реальные бизнес-процессы в компании. Инструменты налоговой оптимизации должны «подкладываться», идти от сути и особенностей отношений. Мы из вашего бизнеса можем сделать и 50 субъектов, но потом этим всем как-то надо управлять (принцип лаконичности структуры).

Текст: Центр taxCOACH