Стивен Сэмюэльевич Сигал - русский дипломат

Хороший взаимовыгодный - как для пожилого актера, так и для МИДа ход. Вообще, создание подобных конфликтов заслуживает отдельного внимания. Давайте немного рассмотрим эту новость и попробуем разобраться в смысле назначения Стивена на высокую должность без зарплаты.

Подобные конфликты принято называть пиаром. Разумеется, не все конфликты пригодны для использования в целях пиара, но любой пиар – это конфликт, получивший широкую огласку. Собственно, цель пиара – это и есть огласка.

Конфликт работает на уровне инстинкта и работает безотказно. Конфликт напрямую связан с инстинктом самосохранения. Любая нештатная ситуация вызывает у нас повышенный интерес до тех пор, пока сознание не определит ее важность, ее способность повлиять на нашу жизнь, на наш комфорт. Реакция на конфликты развилась в глубокой древности и связана с необходимостью держать всё под контролем ради выживания в мире полном опасностей. Времена изменились, а наши органы чувств по-прежнему заточены на мгновенную реакцию на любой раздражитель. Мы не проедем мимо аварии на дороге, не обратив на нее внимания. Наше внимание всегда привлечет драка или вызывающее, истерическое или агрессивное поведение человека или животного. Любая человеческая эмоция рождена конфликтом. Да, и смех тоже. Юмор – это тоже конфликт, это конфликт представлений, конфликт смыслов.

Вы думаете, почему с телеэкранов нам часто показывают откровенно дебильную, идиотскую рекламу? Она вызывает в нас отторжение, вступает в конфликт с нашим сознанием, тем и обращает на себя повышенное внимания и, как результат, лучше запоминается. Поэтому не стоит обзывать недоразвитыми тех, кто снимает такую рекламу. Они, как раз умные люди, знающие как ввинтить в наши головы то, что нам не сильно-то и нужно.

Теперь вернемся к наши «баранам». То есть к людям, сознание которых агрессивно атаковал наш МИД, зачислив в свой штат пожилого американского актера. Достаточно взглянуть на посты в социальных сетях, чтобы сделать вывод, что пиар очень даже неплохо сработал. Совершенно не важно, негативные или позитивные отклики мы видим. Важно, что они есть. Важно, что на уровне подсознания у большинства отложилось информация о том, что, условно говоря – кто-то из динозавров американского кино работает у русских с целью культурного обмена. Этого достаточно для МИДа. Для Стивена важно, чтобы говорили именно о нем, а просто «кто-то». Сигал не в том возрасте, чтобы махать кулаками перед камерой. Теперь он снимает других и пытается отснятый материал продавать. Его имя, которое пока еще помнят по старым картинам, нуждается в дополнительной раскрутке, нуждается в конфликте, который подстегнет продажи.

«А ну-ка, ну-ка, что он там снимает, этот русский шпион?», - заинтересуется даже самый яростной хулитель Стивена, и купит файл с новым фильмом.

Вот, примерно так это и работает, если не вдаваться в конкретику, которая наверняка есть.