Является ли неандерталец предком современного человека?

Неандертальцы сейчас, как принято говорить, «в тренде». За полтораста лет с тех пор, как о них узнали, отношение к ним прошло путь от неприятия и отвращения до симпатии и признания в них наших родных братьев, и даже где-то обожания и экзальтации. А ведь начинали с того, что найденные кости того, кого потом назвали неандертальцем, относили к недавнему скелету больного сифилисом, рахитом, страдавшего от артрита, или русского казака, преследовавшего с армией Наполеона за несколько десятилетий до того. В итоге пришли к вере в то, что неандертальцы хоронили своих близких с цветами (чуть не написал «и с оркестром»), потому что в одном из захоронений нашли цветочную пыльцу. Масс-медия, как обычно, делает чудеса.

Но не будем повторять давно известные представления о неандертальцах, которые можно найти в любом соответствующем учебнике или в популярной литературе. Наша книга не для того. Как уже упомянуто в предыдущем разделе, был проведен геномный анализ нескольких ископаемых неандертальцев, все оказались самками (последние две публикации , ), как обычно принято называть их в науке, но в том же тренде их уже приличнее называть женщинами. Один, правда, был непонятно кто, но у него оказалась современная гаплогруппа R1b, и исследователи с конфузом признали, что произошло лабораторное загрязнение ископаемых костей от ДНК лаборанта. С тех пор особенно важные исследования (а желательно любые) ископаемых ДНК мужчин проводят женщины, у которых, как известно, нет Y-хромосомы.

Одним из наиболее значимых выводов при изучении ископаемых неандертальцев явилось то, что они все оказались близкими друг к другу по времени обитания. Иначе говоря, у них всех было малое «генетическое разнообразие». Говоря более научно, у них всех был относительно недавний (по отношению к ним) общий предок. Датировка их общего предка в литературе не приводилась, но в предыдущей главе была приведена оценка, что общий предок всех семерых неандертальцев (неандерталок) жил примерно 65 тысяч лет назад, и это при том, что его линии разошлись примерно 400 тысяч лет назад. Казалось бы удивительно, куда делись костные остатки неандертальцев за предшествующие 300-350 тысяч лет, хотя вероятность их найти должна быть намного выше. Но причина должна быть, и мы на ней остановимся в последующих разделах книги.

Разумеется, когда взялись за изучение ДНК неандертальца, ожидали быстро найти ответ на жгучий вопрос – является ли неандерталец предком современного человека? А дальше пошли качели – сначала определенно и убедительно было показано, что предком не является. Потом было неопределенно и неубедительно предположено, что является предком, но всего на 1-4%. Но пресса подняла такой радостный и широкомасштабный крик, и стала подавать это как совершенно убедительно доказанное, что вскоре оказалось, что обратного пути нет. Постепенно, видимо, преодолевая смущение, академические статьи все чаще стали писать, что в этом что-то есть; затем, что в этом определенно что-то есть; далее, что это вполне достоверно; и, наконец, что это уже даже и обсуждать не стоит, это – истина. Никто никогда не сообщал о том, какая может быть погрешность у тех 1-4%, которая на самом деле может легко быть 1-4±15%, а то и выше, и не сообщали потому, что было ясно, что как только сообщат, тему можно сразу же закрывать. В процессе этого подключились коммерческие компании, которые за немалую плату у любого желающего стали определять процент неандертальца в его ДНК, и у всех оказывалось те самые 1-4%, иногда 4.2%. В итоге сейчас это уже стало просто неприлично подвергать сомнению, как подвергать сомнению таблицу умножения.

Положа руку на сердце, все специалисты прекрасно понимают, что этим расчетам на уровне 1-4% грош цена, потому что вычисления ведутся с таким количеством допущений и приближений, что все, что ниже 15-20% не стоит и рассматривать. Но если это начинать обсуждать, то это – открывать шлюзы, что слишком много снесет. Например, эти расчеты включают, как правило, вычитание генома шимпанзе из изучаемого генома, так как этим снимается сильный мешающий фон. Но, строго говоря, надо вычитать не геном шимпанзе, а геном общего предка шимпанзе и человека, которого в наличии нет. Поэтому вычитают геном шимпанзе, который получили у современного шимпанзе из зоопарка. В нем, по сравнению с геномом общего предка, набежало примерно 464 тысяч мутаций, примерно половина у человека и половина у шимпанзе, как было рассчитано в первом разделе этой книги, но какие именно – никто не знает. Их, разумеется, тоже вычитают из изучаемого генома или его фрагментов, поэтому в последних появляется заметная недостача (или избыток) мутаций. Но там же появляется и избыток других мутаций, потому что не вычитают мутации, которые в самом деле набежали от общего предка человека и шимпанзе, и которые надо вычитать.

Ни одна академическая статья это не обсуждает. Потому что ситуация тяжелая, под названием «кошмар экспериментатора». Из астрономического количества снипов изучаемого генома вычитается астрономическое количество снипов шимпанзе из зоопарка, при этом в системе не учитывается астрономическое количество недостающих снипов и столько же избыточных снипов. Компьютер все это перерабатывает (вручную это считать совершенно нереально), и сообщает, что у изучаемого генома есть 1-4% неидентифицированных снипов, которые, конечно, надо отнести на счет неандертальца. Компьютер так сообщил, ему и отвечать.

Конечно, это упрощенное представление, но упрощенное в сторону того, что дело только в неучтенных (или избыточных) снипах неандертальца. На самом деле там десятки подобных приближений и упрощений. Это не может полностью исказить и капитально обесценить результаты геномных расчетов, но беда в том, что расчеты на выходе дают массу «компонентов» размером в единицы процентов и долей процента, и все старательно перечисляются в финальном списке. Например, в таком (это – фактический результат тестирования):

55.07% ENF (ранние неолитические фермеры)

20.96% ANE (северные евразийцы)

18.87% WHG-UHG (западноевропейские охотники-собиратели – неизвестные охотники-собиратели)

3.55% ASE (предковые южно-евразийцы)

1.27% East_Eurasian (восточные евразийцы)

0.28% West_African (западные африканцы)

0.01% East_African (восточные африканцы)

Заметьте, с какой точностью приводятся показатели. На самом деле, повторяю, все, что ниже 15-20%, надо просто отбрасывать. Неважно и то, что эти числа проверить никак нельзя, они просто выдаются, и все. Верьте, люди.

Так что с долей неандертальца в 1-4% в наших геномах разобрались. Это – ниже уровня достоверности.

А.А. Клёсов