Научный патриотизм

Я поощряю любительские занятия историей. Это хорошо, когда инженер, прораб, пенсионер, музыкант, военнослужащий, бухгалтер изучают вопросы древней (или не очень древней, или вовсе не древней) истории, особенно когда это способствует пониманию истории своего народа, развивает патриотизм. Понятие «патриотизм» за последние несколько веков, к сожалению, стало среди российской «интеллигенции» почти бранным словом, а порой и без «почти». Это, надо сказать, принципиально отличает ее от интеллигенции американской или европейской. В США, например, слово «патриот» выбито на фронтонах многих зданий в городах, в составе фраз, призывающих быть патриотами, развивать в себе патриотизм. Говоря о героях или американских политических деятелях прошлого, американец часто с уважением добавляет слово «патриот». Когда я бываю в американской «глубинке», а это – полчаса отъехать от любого американского города, там почти перед каждым домом стоит мачта с американским флагом, или флаг закреплен на фасаде дома, в любом хозяйственном магазине продаются крепления, алюминиевый древок и сам флаг. Это - один из самых ходовых товаров. Сравните с Россией – это результат направленных действий российской «интеллигенции», для которой хорошим тоном является быть в оппозиции к правительству, но это примитивная маскировка – они в оппозиции к России, к русскому народу.

Так вот, есть разница – европейская (и американская) интеллигенция (для простоты – образованные люди, обычно гуманитарного направления) ценят свой народ, с уважением относятся к истории своей страны, российская «интеллигенция» не ценит свой народ, с неприязнью и пренебрежением относится к его истории. Да сейчас эта «интеллигенция» является «российской» только территориально, русских среди них немного. Это многое объясняет. А когда корней в России нет, когда по сути перекати-поле, какой уж там патриотизм? Основы нет.

Это – одна из причин, по которой я поощряю любительские занятия историей своего народа. Поэтому я ранее предложил понятие «научный патриотизм», это и есть процесс и результат изучения честной истории своего народа, и честного ее изучения. То есть не по учебникам, часто составленным той самой «интеллигенцией», и не по цитатам классиков исторических наук, античных историков, той же «интеллигенцией» и ее воспитанниками услужливо подсовываемым, а самим читать первоисточники и разбираться, что за цитаты и какая им цена. Не читать выводы археологии, а самим разбираться в том, на основании каких данных эти выводы сделаны. Зачастую – никаких данных не было, были фантазийные интерпретации, «по понятиям», или были альтернативные варианты выбора интерпретаций, но по своему усмотрению, часто диктуемому той же «интеллигенцией», были выбраны интерпретации, по которым наша история оказывалась искаженной, вторичной, второстепенной. Вот у них и получается, что на Южном Урале в бронзовом веке (синташтинская культура, поселение Аркаим [название современное]) жили «иранцы», которые «пришли с Ближнего Востока), да и вообще там «ничего нет», «маргинальное поселение». А это – история современной России. И таких «трактовок», под которыми, если разбираться, ничего нет, или есть некие условности, «интеллигенцией» педалируемые.

Здесь же – что славяне «образовались» всего в середине I тысячелетия н.э., не упоминая о том, что эти «славяне» в этой трактовке – сугубо лингвистическое понятие. А ведь трактовка может быть не только лингвистической. Она может быть генеалогической, территориальной, основанной на пантеоне богов, на верованиях, обычаях, традициях. Но «интеллигенция» тут же поднимается в штыки – как же, никак нельзя, это же «удревнение славян», как можно? Это же «национализм!» - страшное слово для «интеллигенции», напомним, в основном по происхождению не славянской.

Вот потому столь важна и своевременна ДНК-генеалогия, которая напрямую поддерживает научный патриотизм, закладывает его прочную основу. Вот потому и остервенелые нападки этой самой «интеллигенции» на ДНК-генеалогию.

У меня есть свое определение понятия «патриотизм», в отношении исторических исследований. Часто бывает, что результаты исследования неоднозначны в отношении трактовок, можно трактовать так, а можно иначе. Это, кстати, совершенно обычное дело, так в основном и бывает. Истинно научный подход – это рассматривать и публиковать все варианты трактовок. Но так бывает очень редко. У исследователя (или автора публикации, который обычно не сам исследователь, а его начальник) обычно есть свои соображения и предпочтения, часто карьерного или идеологического характера (которые обычно совпадают), и выбирается только одна предпочтительная трактовка. Так вот, патриот тот, кто честно рассматривает и публикует все возможные трактовки, и при их полной эквивалентности склоняется к той, что важна для понимания истории своего народа, что позволяет пройти глубже в свою историю, что подчеркивает героизм предков. Не патриот тот, кто в любом случае выбирает трактовку, которая работает против интересов России и ее истории, искажает историю нашего народа, отдает предпочтение интересам других народов. Типичный пример – идеологи норманнизма, которые на основании совершенно косвенных данных, которые могут трактоваться в любую сторону, всегда выбирают антироссийский путь. А когда ДНК-генеалогия представила данные, что в Восточной Европе потомков «скандинавов» практически нет, ни в России, ни на Украине, ни в Белоруссии, ни в Литве, а все их потомки полностью смещены на запад, в самой Скандинавии и западнее, на Британских островах, эти «ученые-норманнисты» тут же засунули голову в песок, и ни слова об этом не промолвили. Ученые? Нет, бойцы идеологического фронта, только с другой стороны.

Так вот, мне категорически не нравится, когда любители истории списывают свои «положения», которые научными не являются уже потому, что списаны, у тех самых бойцов антироссийского, то есть русофобского, идеологического фронта. Например, что слово «русь» якобы скандинавского происхождения, что давно и многократно опровергнуто сторонниками честной истории. Это – неквалифицированный, довольно бездумный путь. Или это не квалификация, или примыкание к «бойцам идеологического фронта», от настоящей науки далеким.

Я вовсе не призываю сгибать исторические данные под трактовки в пользу России, это было бы ненаучно. Заметьте, выше я писал про эквивалентные трактовки, когда можно повернуть равновероятно так или иначе, и когда русофоб непременно поворачивает «иначе». Русофоб косвенные, вторичные данные непременно трактует в одну сторону, и непременно придает им статус «фактов». Задача научного подхода – вернуть статус на прежнее место, и показать, что факт, и что интерпретация, и какие могут быть другие варианты интерпретаций. Вот этого «интеллигенция» очень не любит, это для них «альтернативно», что смерти подобно. Это – «лженаука», «псевдонаука». Замечаете их предвзятость, что они крутятся, как уж на сковородке. Только чтобы других трактовок не было.

А.А. Клёсов, профессор