13 августа 1941

Комплектуем автоколонны и одну за другой отправляем их по указанию генерала Захарова по назначению. А вечерами собираемся в лесу около машин, беседуем - делимся воспоминаниями о погибших и пропавших без вести наших товарищах. О, дорогие наши друзья-однополчане, как жаль вас!!!

Все они были в расцвете сил, все трудились на благо нашей Отчизны, у всех остались родные и близкие... Но вы отдали свои жизни недаром. Ведь кто отдает свою жизнь за Родину - бессмертен. Потомки не забудут вас. Придет время, и на ваши могилы будут возлагать цветы, и наша страна будет гордиться вашими подвигами. Мир праху вашему, советские витязи! Ваша гибель зовет нас на подвиги, на священную месть, к победе над проклятым фашизмом. Смерть немецким оккупантам!

С каждым днем в нашем лагере остается все меньше и меньше машин и личного состава. А мы ждем, чтобы как можно быстрее удалось раскассировать это скопление и снова отбыть на передовую.

Между тем фронт с каждым днем все откатывался на Восток и приближался к Днепру. От Баренцева до Черного моря шли кровопролитные бои, но почти ежедневно поле боя оставалось за противником. Мы знали, что в тылу наше Верховное командование формирует и развертывает новые соединения, даже армии, которые рано или поздно остановят вражеские полчища и погонят их обратно на Запад. Но пока враг имел превосходство в живой силе и технике, и потому теснил нас.

Перед вечером мы с Фляжниковым купались в Самаре. После купания уселись на берегу, перебрасываемся своим сокровенным. Фляжников здесь - мой самый близкий друг.

- Да, Саша, скоро, как видно, мы расстанемся. Не сегодня-завтра наш табор окончательно раскассируют, и кто знает, где мы будем с тобой через несколько дней! - У меня от его слов заныло сердце. Мы молча поднялись, пошли к своей машине.

Читать 10 августа 1941

Читать дневник в телеграм